1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Марбургская любовь Бориса Пастернака

Всего три месяца пробыл юный Борис Пастернак в старинном немецком университетском городе Марбурге, но они оставили в его судьбе неизгладимый след и сделали из него поэта.

10 февраля 2015 года исполняется 125 лет со дня рождения Бориса Пастернака. Если говорить о том, какую роль сыграла в его жизни и творчестве Германия, то обязательно нужно назвать Марбург. Этот небольшой город знаменит своим средневековым замком и университетом, который был основан почти 500 лет назад. В этом университете в 1912 году слушал лекции Борис Пастернак.

Первые известные нам стихи Пастернака датированы 1909 годом. К тому времени он уже окончил гимназию и учился на философском отделении историко-филологического факультета Московского университета. Поэзия была тогда для него развлечением, и он относился к своим стихотворным опытам не слишком серьезно. Борис Пастернак отдавал сначала предпочтение музыке, но в итоге пожертвовал ею ради философии. Однако тем, как преподавали этот предмет в Московском университете, юный студент был явно не удовлетворен. Правда, описывая это время, Пастернак выделял нескольких молодых преподавателей, например, Густава Шпета, но о прочих замечал, что их способ преподавания превращал историю философии в "беллетристическую догматику", а психологию - в "пустяковину брошюрного пошиба".

В Марбург за философией

О Марбургском университете Борис Пастернак впервые услышал в доме богатого чаеторговца Высоцкого, с дочерьми которого, Идой и Леной, он дружил. В Марбурге учился их кузен Дмитрий Гавронский. Среди его преподавателей особенно "гремели" имена Германа Когена (Hermann Cohen) и Пауля Наторпа (Paul Natorp). Познакомившись с работами этих ученых-неокантианцев, Пастернак понял: он нашел то, что искал.

Борис Пастернак

Борис Пастернак

Пастернак мечтал поехать в Марбург, чтобы серьезно заняться наукой, но денег на это не было. Ему обещала помочь мать. Розалия Исидоровна, преподавательница музыки, сказала сыну, что заработает на уроках и сэкономит на хозяйственных расходах. Получив на руки 100 марок и рекомендательное письмо к знакомому семьи Николаю Гартману, преподававшему в Марбурге, Борис Пастернак в апреле 1912 года выехал из Москвы в Германию. За неимением лучшего ему был отдан старый, но еще вполне добротный костюм отца.

Средневековая сказка

25 апреля он был в Марбурге. Вот как Пастернак описывает эту первую встречу с городом: "Я стоял, заломя голову и задыхаясь. Надо мной высился головокружительный откос, на котором тремя ярусами стояли каменные макеты университета, ратуши и восьмисотлетнего замка. С десятого шага я перестал понимать, где нахожусь. Я вспомнил, что связь с остальным миром забыл в вагоне... Если бы это был только город! А то какая-то средневековая сказка!"

В таком же восторге Пастернак был от университета: "Если бы тут были только профессора! А то иногда среди лекции приоткрывается грозовое готическое окно, напряжение сотни садов заполняет почерневший зал и оттуда с гор глядит вечная, великая Укоризна. Если бы тут были только профессора! А тут и Бог еще". В письмах родителям он рассказывал, как в актовом зале происходило торжественное зачисление новичков в студенты и как каждому из тысячи, и ему в том числе, ректор, подзывая к себе, пожимал руку. Так это было установлено еще XVI в веке.

Университет в Марбурге

Университет в Марбурге поразил Пастернака

В городе в своем первозданном виде сохранились дома, где жили Мартин Лютер (Martin Luther) и братья Гримм (Jacob und Wilhelm Grimm), учившиеся в Марбургском университете. А первым русским марбуржцем был Михайло Ломоносов.

Решающий разговор

Пастернак втягивался в учебу трудно, потом дело пошло успешнее. Но тут в Марбург приехали сестры Высоцкие, Ида и Лена, которые, путешествуя по Германии, решили навестить своего московского друга. В Иду Высоцкую юный Пастернак в течение пяти лет был влюблен со всем пылом первого чувства. Сама Ида воспринимала их отношения далеко не столь серьезно. У избалованной вниманием дочки богатых родителей было достаточно поклонников.

Необходимость объяснения назревала давно. Сестры Высоцкие пробыли в Марбурге несколько дней. Но решающий разговор состоялся лишь в день их отъезда. В автобиографическом очерке "Охранная грамота" его предложение и отказ Иды выйти за него замуж рассматриваются Пастернаком как переломный момент в его творческой биографии. "Тот удар - исток всего", - скажет он и в стихотворении "Зимняя ночь", посвященном Иде Высоцкой.

Вначале Борис Пастернак пытался преодолеть свое душевное смятение усиленными занятиями. Он приготовил два ученых доклада и выступил с ними на заседании научного общества. Ему стали предрекать блестящее философское будущее. 11 июля Пастернак пишет своему московскому другу Александру Штиху: "Я читал второй реферат Канта с разбором. Коген был прямо удивлен и просил меня к себе на дом. Я был страшно рад. Можешь себе представить, как я волновался перед всеми этими докторами со всех концов мира, заполнившими семинар".

Но мы читаем дальше в том же письме: "Я написал в день реферата - почти бессознательно - за три часа до очной ставки перед корифеем чистого рационализма пять стихотворений. Одно за другим запоем..." Поэзия уже захватывала Пастернака целиком.

"Прощай, философия!"

В оставшиеся летние дни Пастернак не посещал университет. Он совершал длительные прогулки по лесу, слушал органную музыку... Много гулял по городу, открывая для себя новый Марбург. "Ценность города была в его философской школе, но я в ней больше не нуждался, - писал Пастернак позже. - Но у него объявилась другая: красота Марбурга как живого воплощения многовековой истории, его природа и готика..."

На рассвете 4 августа 1912 года Борис Пастернак уехал из Марбурга: "Прощай, философия, прощай, молодость, прощай, Германия!" В 1923 году поэт вернется сюда ненадолго, всего на два дня, чтобы снова встретиться с городом своей молодости. И до конца жизни будет вспоминать Марбург, который сделал из него поэта.

Марбург тоже не забыл его. "Прощай, философия!" - эти слова из "Охранной грамоты" можно прочитать на бронзовой доске, расположенной на стене дома № 15 по Гиссельбергской улице (Gisselberger Straße), где Борис Пастернак прожил три летних месяца 1912 года. Есть в городе и улица, носящая его имя.