1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Маленький подневольный рабочий

В 2006 г белорусский режиссер Юрий Горулев снял документальный фильм «Der kleine Ostarbeiter». Он рассказывает о мальчике, угнанном во время войны на принудительные работы в Германию.

default

На демонстрацию ленты Германо-Российском музее Карлсхорст и на встречу с немецкими зрителями приехал из Минска главный герой ленты – Марат Кузнецов, бывший подневольный рабочий.

22 июня 1941 года, как и всегда по воскресеньям, в пионерлагере был родительский день. Девятилетний Марат уплетал привезенные гостинцы, и, захлебываясь от восторга, рассказывал родителям о событиях прошедшей недели. Распрощались как обычно, не подозревая, что расстаются на годы. Через два дня в пионерский лагерь ворвались фашисты.

Марат Кузнецов оказался в детском доме, из которого, три года спустя, его отправили в Германию. Стучали колеса товарного вагона, за зарешеченным окном проплывали остовы домов, обуглившиеся деревья, искореженная взрывами земля. Марат попал в город Мюнстер, в лагерь для остарбайтеров - подневольных рабочих с Востока.

«Некоторых остарбайтеров распродавали. Меня купил владелец слесарной мастерской. Когда он увидел, что я слабый и хилый, а там надо было с железом работать, он переправил меня на лесопильный завод - шефу этого завода. Я работал в плотницкой бригаде. А по субботам я должен был работать на приусадебном участке хозяина», - вспоминает Марат.

Жидкая похлебка раз в день, кусок хлеба, крохотный кубик маргарина и чашка эрзац-кофе по утрам – таков был рацион рабочих. Чувство голода мучило Марата постоянно. Наконец, в апреле 1945 года в Мюнстер вошли английские войска.

«Расстался я с родителями в первый день Великой Отечественной войны. А объединилась наша семья в первый день мира после Второй Мировой войны - 3 сентября. Что тоже знаменательно».

В этот день Марат добрался до родного Минска. На месте барака, где он когда-то жил с родителями, были развалины. Опустошенный и несчастный, мальчик бесцельно брел по улице.

«Смотрю – идет парочка и мужчина хромает точно, как мой отец. И точно - навстречу мне шли папа и мама Я их сразу узнал. И был уверен, что и они меня узнали. Но с тех пор, как они меня видели в последний раз, прошло 4 года и 4 месяца. Конечно, они не узнали меня: худой, изможденный. Они обходят меня стороной. Они вправо – и я – вправо. Тогда отец наклонился и спрашивает: «Чего тебе, мальчик?» Я говорю: «Это я – Марат!» и улыбнулся. Тогда только они узнали меня. По зубу – у меня резец очень сильно выпирал».

Эта трогательная история не вошла в фильм «Der kleine Ostarbeiter». В ленте исторические кадры перемежаются съемками, сделанными 60 лет спустя, когда Марат Кузнецов, впервые после войны, приехал в Мюнстер.

«И знаете, волнение... Там, где был, где прошли драматические или радостные события, они запоминаются на всю жизнь. Лесопильного завода в Мюнстере уже нет. Изменился Мюнстер здорово за это время. Но усадьба, где я работал, сохранилась».

Судьба была милостива к Марату. Он окончил школу и в 1953 году поступил в медицинский институт.

«Поступал я с идеей, чтобы стать психиатром, чтобы разобраться, что происходит с психикой узников различного рода. Я описал, как травмировалась психика детей, которые оказались остарбайтерами. Я и сам, когда вернулся, долгие годы был психопатизирован».

За годы войны из Беларуси было вывезено 380 тысяч подневольных рабочих. 33 тысячи из них были детьми. Печальную историю об их украденном детстве Марат Кузнецов описал в книге «Национал-социализм глазами несовершеннолетнего узника».

«Раньше я себя считал пострадавшим. У меня долго ненависть сохранялась, а теперь, когда я уже отжил, и сумел выразить все что было, я уже ни о чем не жалею. Да, мне пришлось пережить тяжелое испытание. На то промысел Божий».

Но когда Германия объявила о завершении выплат компенсаций бывшим подневольным рабочим, обида опять полоснула по сердцу:

«Мы как-то подсчитывали, что остарбайтеры получили 3 процента от тех выплат, которые Германия делала для других принудительных рабочих, не советских. Конечно, мы остались недовольны. Как были мы на самой низкой ступени социальной лестницы в Германии, - и военнопленные, и остарбайтеры, и в лагерях смерти, так и остались там после войны. И даже выплатили нам меньше, чем всем остальным».

Марат Кузнецов давно разменял восьмой десяток лет. И несмотря на все обиды, рад встрече с прошлым. «Среди воспоминаний о Германии есть и приятные, - говорит он. - Я никогда не забуду старого бухгалтера, который меня, голодного мальчишку из враждебной страны, украдкой подкармливал хлебом».