1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Максим Резник: Меня освободило общество

В интервью Deutsche Welle лидер петербургского "Яблока" заявил, что своему освобождению он обязан гражданскому обществу, которое встало на его защиту. По мнению политика, власти испугались давления общества и отступили.

default

Максим Резник

Поскольку в вопросе пренебрежения к общественному мнению, нежелании слушать и слышать город и страну, власть достаточно монолитна, то не имеет большого значения, кто стоит за арестом, считает глава петербургского "Яблока" Максим Резник.

Deutsche Welle: Как вы считаете, в чем заключалась основная причина вашего ареста?

Максим Резник: Когда человек занимается политикой, не совершает никаких преступлений, но при этом его оговаривают и выбирают такую меру пресечения, как арест, то, конечно, все это с трудом напоминает обычные уголовные разборки. Понятно, что здесь присутствует политический контекст. Сложно сказать, кто является заказчиком всего этого мероприятия, могут быть разные варианты. Но, поскольку в вопросе пренебрежения к общественному мнению, нежелании слушать и слышать город и страну, власть достаточно монолитна, то не имеет большого значения, кто стоит за этим делом – губернатор или более высоко стоящее начальство, или просто группировка ФСБ и МВД.

- Чего намеривались добиться вашим арестом ?

- Могу только предположить, чего они хотели добиться, и чего будут добиваться и дальше, поскольку дело не закончено. Думаю, что они будут добиваться на моем примере острастки для всех остальных. Во всяком случае, на сегодняшний день им этого добиться не удалось. Даже я не мог предположить такой реакции в обществе на это беззаконие. Не думаю, что это связано лично с моей персоной. Просто я думаю, что это была той каплей, которая уже переполнила чашу терпения. И люди не столько защищали меня, сколько защищали себя, свое чувство собственного достоинства и демонстрировали власти все, что они о ней думают.

Власть этого не ожидала, поэтому пока пошла на попятную. Городской суд принял законное и справедливое решение, но не будем всерьез надеяться, что оно было исключительно в юридически-правовой плоскости и не имело никаких других составляющих.

- Чем так мешала деятельность петербургского "Яблока" и лично вас?

- Нынешние городские власти и губернатор постоянно пытаются уничтожить петербургское "Яблоко", просто стереть его с лица города. Ситуация обострилась после того, как яблочники проголосовали против назначения Матвиенко на второй срок и были единственной партией, которая это сделала. "Яблоко" требовало и будет требовать прекращения строительства "Газпром-Сити".

"Яблоко" не удалось уничтожить ни путем угроз выселения из помещения, ни путем преследования и постоянного давления, обысков, так называемых заминирований.

Возможно, кому-то показалось, что, засадив меня за решетку, можно деморализовать, работу петербургского "Яблока", но это люди судят обо всех по себе. Петербургское "Яблоко", это не организация Максима Резника, а содружество свободных, здравомыслящих, интеллигентных и твердых в своих убеждениях людей. И поэтому независимо от того, нахожусь ли я в тюрьме или на свободе, петербургское "Яблоко" будет жить, поскольку будет жить в петербуржцах чувство свободы и справедливости. Петербургское "Яблоко" нельзя уничтожить, потому что это образ мыслей.

- Как Вы считаете, кто или что сыграло решающую роль в Вашем освобождении? Есть версия, что большую роль в этом сыграл Григорий Явлинский, который встречался с Владимиром Путиным.

- Григорий Явлинский сыграл в этом большую роль, не тогда, когда встретился с Владимиром Путиным, а по-человечески, как товарищ по партии. Думаю, встреча с Путиным, конечно, повлияла, но вряд ли она оказалась решающей. Думаю, решающим было, как я могу судить со слов людей, которые находились по эту сторону стены, решетки, неожиданное общественное возмущение. Я думаю, оно, конечно, играло ключевую роль.

- На вашем примере, можно сказать, что произошла какая-то подвижка в гражданском обществе в Петербурге и России, что оно мобилизовалось вокруг вашего ареста?

- Мне трудно судить об этом, поскольку я на свободе всего полтора дня. Я, конечно, общался со своими коллегами, друзьями, незнакомыми людьми, и у меня тоже складывается такое ощущение. Поэтому особенно важно сейчас единение людей, не профессиональных политиков и профессиональных оппозиционеров, а людей, у которых просто есть чувство собственного достоинства и нежелание быть просто рабами, и беспрекословно следовать инструкциям, которые нам сегодня пытается скормить власть. Вот это все надо обязательно постараться сохранить, не распылить, не разменять на мелочи.

- Что изменилось для вас после вашего ареста и каковы должны быть следующие шаги "Яблока", которое в последнее время испытывает очевидный кризис?

- Я не могу сказать, что как-то изменились мои взгляды на жизнь. Но сейчас я чувствую ответственность за ту поддержку, которая была мне оказана в этом сложном моменте. Что же касается "Яблока" и движения в целом, то думаю, что просто нужно продолжать нашу деятельность. В частности, готовится конференция демократических сил, которая назначена на 5 апреля. Дальше надо пытаться проводить реформу самой партии "Яблоко".

Мне кажется, что сейчас мы сможем привлечь к демократической оппозиционной деятельности больше людей и расширить тот узкий круг, про который принято говорить, что они очень далеки от народа. Если это удастся сделать, это будет очень большой победой. Беседовал Владимир Сергеев

Хроника

Контекст

Интервью