1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Любовь Мальцева: Чернобыльской катастрофы могло и не быть

В интервью DW-WORLD.DE Любовь Мальцева - руководитель организации "Союз "Маяк", защищающей права граждан, пострадавших от радиации на ПО "Маяк", рассказывает о последствиях ядерной катастрофы 29 сентября 1957 года.

Чернобыль

Чернобыль - трагедия, которой могло не быть

DW -WORLD .DE : В каком состоянии находится сейчас место, в котором 50 лет назад произошел взрыв?

Любовь Мальцева: В этом районе я не была: это закрытый город. Но думаю, все в очень неплохом состоянии, потому что город работает, комбинат работает, люди живут.

- Что значила катастрофа для местных жителей?

- Местные жители - понятие очень широкое. Прежде чем говорить о катастрофе 1957 года, нужно знать, что уже начиная с 1949 года комбинат сбрасывал радиоактивные жидкие отходы в реку Теча. Это маленькая речушка, очень спокойная, небольшая, неширокая. Наше село находилось на берегу этой реки. Оно называлось Затечье, теперь - Затеченское. И все села, которые находились на берегах этой реки, конечно, очень пострадали. Потому что радиоактивные отходы шли "потоком", люди об этом не знали, власти умалчивали. А люди были вынуждены жить этой водой на берегах этой реки.

В большинстве сел, в том числе и в нашем селе - Затечье - не было других питьевых водоемов, не было колодцев. Воду брали для питья, для полива, для бани, стирки. Коровы там стояли целое лето, жевали свою жвачку. Рыбу ловили в этой реке. И не только в нашем селе, а во всех, которые находились вдоль Течи. Естественно, сказывалось это очень тяжело. Очень многие люди заболели "лучевой болезнью", болели - не понимали чем. Диагноз, связанный с радиацией не ставили. Зачастую и врачи не знали этих причин. Вообще, все это умалчивалось.

А вот 29 сентября 1957 года взорвалась огромная емкость с радиоактивными отходами. Она находилась под землей и взорвалась по непонятным причинам. Огромное радиоактивное облако поднялось вверх. Был очень сильный ветер тогда, и это облако полетело над многими областями Урала: Курганской, Свердловской, Тюменской, Челябинской. Последствия радиоактивного заражения уральцы ощущают уже многие десятилетия и будут ощущать дальше.

- Как государство возмещает ущерб пострадавшим?

- Очень скромно возмещает. Например, наша организация (Свердловская областная общественная организация - союз "Маяк" - прим. "Немецкой волны") вынуждена бороться за каждую копейку, за каждый рубль. Раньше были льготы, с путевками было попроще. А сейчас льготы сократили. Зимой вдруг выясняется, что государство нам недоплатило деньги. Мы получаем по 200 рублей ежемесячно "на усиленное питание". Из-за инфляции эта сумма повышалась - сейчас 280 рублей. Мы, конечно, смеемся и плачем. Что такое 100 рублей в нашей стране? Даже аспирин не купишь.

Начиная с 1996 года государство должно было выплачивать в гораздо больших размерах. И сейчас мы судимся с государством, чтобы нам эти недоплаченные деньги вернули. Получается, по 47 тысяч рублей на каждого человека больше. Для нас, для людей пенсионного возраста, получающих небольшие пенсии, не имеющих никаких особых доходов, это деньги. Наша общественная организация нашла юриста, который нам разработал образец искового заявления. С каждым человеком мы сидим и консультируем, объясняем, как и что для этого человека нужно сделать с этим исковым заявлением, чтобы он пошел в суд. Некоторые люди уже выиграли эти суды, и некоторые даже уже получили эти деньги. Но пока это единицы.

- А есть ли статистика пострадавших?

- Такой статистики нет. Наша организация работает на Свердловскую область. Когда мы создали организацию 5 лет назад, я просила список "наших" людей, пострадавших. Но тогда мне сказали, что этого списка нет. А сейчас говорят, что были выданы 5 с половиной тысяч удостоверений в Свердловской области. Знаете, это очень приблизительные цифры. Лишь у 58 человек официально признаны заболевания, связанные с радиацией. Где бы я ни выступала, я говорю всегда, что это просто издевательство. Потому что люди мрут, как мухи, и только у 58 человек - заболевания связаны с радиацией.

- Какое отношение к "Маяку" вы имеете лично?

- Я жила на реке Теча. Когда в 1949 году начались сбросы радиоактивные отходы в реку, ее отгородили от людей. На протяжении всей реки была поставлена изгородь с колючей проволокой. Как правило, там ходил милиционер и контролировал, чтобы никто к реке не подходил. Женщины не имели права там полоскать белье, брать воду ни для скотины, ни для полива, ни для бани. Рыбу нельзя было ловить. Нам, тогда ребятишкам, нельзя было купаться. А как детям не купаться? Милиционер ушел за 2 километра - мы под проволоку и купаться.

- Как вы относитесь к выработке атомной энергии в целом?

- Это очень двояко. Мы считаем, что государство должно отвечать перед своими гражданами, только тогда люди будут поддерживать политику государства в отношении ядерных предприятий. Когда отмечали двадцатилетие Чернобыльской аварии, мне с трудом дали слово - не хотели. Я благодарила этих ребят, которые отстаивали Россию и Украину, но я считаю до сих пор: если бы своевременно были проанализированы события на "Маяке" и сделаны соответствующие выводы, катастрофы в Чернобыле могло не быть. А поскольку все замалчивали, поскольку об этом правительство хотело забыть и люди не знали, то и в Чернобыле не были готовы ни к каким таким событиям. Если бы взрыв и произошел, то последствия не были бы такими ужасными.

Беседовала Нина Фёдорова

Контекст