1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Любовь бабы Дуни, бюрократия и искусство лежать: о чем пишут немцы

И в этом году на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве книги из Германии представлены очень масштабно. Корреспондент DW ознакомился с самыми интересными новинками.

Невероятно, но факт: в нынешние кризисные времена в России продолжают издавать и покупать серьезные книги. Издатель и один из интеллектуальных лидеров страны Ирина Прохорова (глава "Нового литературного обозрения") отметила даже, что интерес к серьезной книге растет. Люди ищут новые смыслы, подчеркивает она. Все остальные сферы жизни начинают сжиматься, а книга остается фундаментом. Велик интерес и к традиционной московской ярмарке non/fiction, на которой на сей раз представлены почти 300 издательств из 20 стран. Среди них, разумеется, и Германия.

Так, на стенде Франкфуртской книжной ярмарки можно увидеть, в первую очередь, лучшие немецкие романы - номинанты Немецкой литературной премии (аналога "Букера") - и детскую литературу. Кстати, Ольга Дич из Центра немецкой книги в Москве, перечисляя самые интересные, на ее взгляд, книги на стенде, отметила и роман Алины Бронски "Последняя любовь бабы Дуни". Алина Бронски - родом из Советского Союза, но пишет на немецком языке.

Стенд Франкфуртской книжной ярмарки на non/fiction

Стенд Франкфуртской книжной ярмарки на non/fiction

Что касается других стендов non/fiction и русских переводов с немецкого языка, то и это радует - от философских трудов до сборника стихов со своеобразным названием "Поэтическая диверсия" (издательство ОГИ).

Плюсы и минусы бюрократии

Что касается немецких философов и психологов, то если раньше в России безраздельно доминировали Кант, Фрейд и Юнг, то в этот раз особенно много книг Хайдеггера и Макса Вебера. В топ-лист ярмарки помимо их собственных произведений попала и книга Юргена Каубе (Jürgen Kaube)"Макс Вебер на рубеже эпох" (Издательский дом "Дело").

Макс Вебер считал основной областью своих исследований политическую экономию, хотя сегодня он больше известен как один из основателей современной социологии. Его фундаментальный труд "Хозяйство и общество" считается ведущим среди книг по социологии в ХХ веке. Ее опубликовал сейчас в новом переводе (и первом полном переводе) Издательский дом Высшей школы экономики. Издатели сообщают, что сейчас эта книга, написанная в 1925 году, является у них лидером продаж. Чем же она так интересна для широкого читателя?

Макс Вебер

Макс Вебер

В частности, тем, что в ней большое место уделяется бюрократии. А это в России уже давно очень больная тема. В веберовской интерпретации жесткость связей в бюрократических структурах способствует их устойчивости и четкой направленности на достижение целей организации. Но признавая бюрократию, в общем-то, эффективной и даже незаменимой формой организации современного государственного управления, Макс Вебер видел в ней и угрозу личной свободе граждан, считая, что людей загоняют в "железную клетку" чиновничьего контроля.

В Сибирь за авангард

Много на ярмарке и книг по искусству Германии, из которых хотелось бы выделить "Пути немецкого искусства с 1949 года по сегодняшний день" (издана Музеем современного искусства). Очень интересна, но совершенно в другом смысле, книга Ингеборг Приор (Ingeborg Prior) "Завещание Софи. От Ганновера до Сибири: трагическая история Софи Лисицкой-Кюпперс и ее похищенных картин". Здесь речь идет не столько о живописи, сколько о судьбах авангардных идей  - немецких и русских - в искусстве ХХ века. И прежде всего - о судьбе самой Софи Лисицкой-Кюпперс (Sophie Lissitzky-Küppers, 1891-1978).

Софи дважды была замужем, и оба ее мужа вошли в историю живописи. Первый, искусствовед Пауль Эрих Кюпперс (Paul Erich Küppers), много сделал для развития авангарда. Вместе с Софи он собрал впечатляющую коллекцию картин, среди которых - работы Пауля Клее, Пита Мондриана, Фернана Леже, Карла Шмидта-Ротлуфа, Василия Кандинского. После смерти мужа Софи встретила Эль Лисицкого, русского художника-авангардиста. Софи устроила в 1923 году в Ганновере его выставку, которая произвела огромное впечатление.

Контекст

В 1927 году Софи с двумя сыновьями от первого брака уехала к Лисицкому в Москву. Дальше все шло по известному сценарию. Закрылась граница, пути назад не было. Все связи с Германией были утрачены. Не вписавшемуся в соцреализм Эль Лисицкому в какой-то степени "повезло": он умер от туберкулеза (другие художники-авангардисты попали в лагеря или были расстреляны). Но один из его сыновей погиб в лагере. А когда началась война, Софи с младшим сыном Йеном, родившемся уже в СССР, вместе с другими немцами выслали в Новосибирск. Там она жила до конца жизни.

Авангард был тогда, мягко говоря, не в почете, и о Эль Лисицком как будто забыли навсегда. Но началась "оттепель", и Софи сумела вернуть мужа из забвения: она написала монографию о нем, которая вышла в Дрездене в 1968 году (на русском не издана до сих пор), организовала в Новосибирске его выставку (1967), передала графические листы художника в Третьяковку. О судьбе оставшейся в Ганновере коллекции Софи долгие годы ничего не знала. Картины были конфискованы нацистами как образцы "дегенеративного искусства". Но нацисты их не уничтожили, а выгодно продавали за границу. Сейчас часть из них удалось отыскать.

Елку придумали в Риге

Вместе с этой книгой и другими достаточно серьезными изданиями, имеющими отношение к Германии и немцам, в топ-листе ярмарки non/fiction оказалась и небольшая книжка Бернда Бруннера (Bernd Brunner) "История рождественской елки" (изд."Текст", Москва). Эта книга состоит из увлекательнейших рассказов о том, как возник обычай ставить на Рождество елку, которую в России называют по советской традиции "новогодней", и как это происходило и происходит в разные времена и разных странах. Причем, пришла елка в Россию и в другие страны именно из Германии.

В 1419 году фрайбургское братство пекарей увидело в местном госпитале Святого Духа дерево, украшенное яблоками, облатками, пряниками и золотой канителью. Оно и стало предтечей рождественской елки. Правда, формально местом рождения традиции считается Рига, принадлежавшая тогда Ливонскому ордену. В 1510 году объединившиеся в гильдию немецкие купцы установили перед ратушей на время зимнего солнцестояния дерево, которое дети украсили шерстяными нитями, соломой и яблоками. Но была ли это ель? Неизвестно. А вот в 1539 году в Страсбургском соборе точно была установлена рождественская ель. С XIX столетия этот обычай распространился из Центральной Европы по всему земному шару.

Издательство "Текст" выпустило еще одну книжку Бернда Бруннера - не менее увлекательную и с забавным названием "Искусство лежать". Это своего рода руководство по горизонтальному образу жизни. Лежать - это, оказывается, тоже искусство. Впрочем, в России им многие владеют.

Смотрите также: 

 

Контекст