Львов, Лемберг, Львiв: от трагедии к праву | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 20.03.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Львов, Лемберг, Львiв: от трагедии к праву

В этой книге - пять главных героев: повешенный после Нюрнбергского процесса нацист, два видных юриста, готовившие этот процесс, дед автора и... город Львов.

Еврейское гетто во Львове. Фото 1942 года

Еврейское гетто во Львове. Фото 1942 года

Человека, который написал документальную книгу "Возвращение во Львов" (в английском оригинале - "East West Street"), хорошо знают не только в Украине. Филипп Сэндс - один из самых известных экспертов в области международного права, представляющий, в частности, интересы правительства Македонии в споре с Грецией по поводу названия страны. Несколько лет назад юрист Сэндс оказался во Львове, где читал лекцию о правах человека. И искал дом, в котором когда-то жили его дед Леон Буххольц, родители Леона, его братья и сестры, ставшие во время войны жертвами Холокоста. Леон - единственный, кто остался в живых.

История дискриминации, история права

Личная, семейная история автора книги тесно переплетена с историей права, точнее говоря - двух юридических терминов, ставших важной составляющей международного права после Второй мировой войны, когда готовились суды над нацистскими преступниками. Речь идет о "геноциде" и "преступлениях против человечности" (в некоторых даже официальных документах используется другой перевод английского crimes against humanity - преступления против человечества).

Контекст

Разница в юридическом смысле состоит в том, что преступления против человечности - это систематические убийства, депортации, пытки очень большого количества людей. А когда говорят о геноциде, то речь идет об уничтожении не отдельных лиц, а групп - по этническим, расовым, религиозным признакам. Соответственно и обвинение в геноциде может быть направлено не только против конкретных лиц, но и против группы в целом, к которой эти лица относятся.

Как пишет Филипп Сэндс, оба термина стали частью международного права благодаря выходцам из Львова, точнее говоря - двум студентам юридического факультета Львовского университета: Рафаэлю Лемкину и Гершу Лаутерпахту. Впоследствии они эмигрировали: Лаутерпахт после революции - в Великобританию, Лемкин, едва успевший спастись от нацистов, - в США. У обоих родители погибли во время Холокоста в Польше и Украине. Оба стали известными экспертами (Лаутерпахт, например, был профессором международного права в Кембридже), принимали активное участие в подготовке Нюрнбергского процесса над главными нацистскими преступниками. Сэндс подчеркивает, что эти юристы, а с ними и Львов, Львiв, Лемберг внесли "поистине исключительный" вклад в установление современного международного правопорядка

Почему Сэндс пишет о роли Львова? По мнению автора книги, особенность города - в том, что он, так сказать, переходил из рук в руки: Лемберг принадлежал к Австро-Венгерской монархии, потом - к царской России, потом стал польским городом, советским, нацистским, опять советским... Проблемы отдельных национальных групп, мягко говоря, всегда оставались здесь актуальными. Дискриминация евреев (а Лемкин и Лаутерпахт были евреями) существовала здесь в разной степени и в разных формах всегда, в том числе и во времена Габсбургов. При нацистах евреев уничтожали.

Палач, ценитель искусства

В своей книге Филипп Сэндс рассказывает и о человеке, который был главным организатором уничтожения евреев во Львове. Это Ханс Франк (Hans Frank), генерал-губернатор оккупированной Польши, близкий Гитлеру человек, его адвокат. Начало было положено еще в июле 1941 года, когда в еврейских погромах во Львове участвовали не только солдаты вермахта, но и жители города, украинцы, бойцы милиции ОУН и батальона "Нахтигаль". В результате погромов погибли от четырех до пяти тысяч евреев. Но Франку этого было мало. К лету 1942 года в львовском гетто насчитывалось около 130 тысяч евреев. Они были обречены на смерть.

Обложка книги

Обложка книги

Среди тех, кто пал жертвами Холокоста во Львове, были близкие, друзья и университетские преподаватели Лемкина и Лаутерпахта, а также родные деда Филиппа Сэндса - Леона, судьба которого, собственно, и заставила автора книги всерьез заняться львовским прошлым его семьи. Леон остался в живых только потому, что еще в конце 1938 года нацисты выслали его из Вены, где он тогда жил, заставив покинуть "территорию германского рейха" как "нежелательного еврея". Леон оказался в Париже, куда потом приехала и его жена с маленькой дочерью - будущей матерью Филиппа Сэндса.

Что касается Ханса Франка, то его арестовали в мае 1945 года в Мюнхене. Среди художественных ценностей, конфискованных в его особняке, была и знаменитая "Дама с горностаем", написанная Леонардо да Винчи. Она висела в личном кабинете Франка в Кракове. Бывший "генерал-губернатор", видный национал-социалист, оказался на скамье подсудимых в Нюрнберге. И в первый же день советский прокурор Руденко рассказал об актах геноцида, в том числе - во Львове в августе 1942 года, после того, как Франк, посетивший этот город, прослушал симфонию Бетховена и объявил о ликвидации еврейского населения. Только в Яновском концентрационном лагере на окраине Львова за два месяца погибли восемь тысяч детей. А всего во Львове в те дни были подвергнуты пыткам и расстреляны 133 тысячи человек.

На Нюрнбергском процессе Ганс Франк был приговорен к смертной казни и повешен.

Смотрите также:

Лагерь смерти Освенцим

Контекст