1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

DW-РАДИО

Лукас Конрад Пфандцельт и Егор Кёлер

Многие иностранцы, приехавших в Россию в 18 веке, сумели не только приспособиться к непривычной, чуждой им жизни, но и внесли огромный вклад в развитие культуры своей новой родины. Особым термином "россика" обозначают творчество иностранцев, живших в России. Многие из них приносили с собой новые для России той поры знания.

Специалисты едины во мнении, называя Лукаса Конрада Пфандцельта первым профессиональным реставратором в России. Свою профессию Лукас Конрад, как и его брат Георг Леопольд, унаследовал от своего отца – известного ульмского портретиста Георга Фридриха Пфандцельта. При обучении в мастерских отдавалось явное предпочтение сыновьям мастеров, чем и объясняется появление ремесленных династий. Согласно старой традиции, молодые подмастерья должны были вести странствующий образ жизни, часто меняя место работы, чтобы накопить необходимый опыт и потом открыть собственное дело. Пробыв какое-то время таким странствующим подмастерьем, в 1743 году Пфандцельт в возрасте 27 лет прибыл в Санкт-Петербург.

Это было время правления дочери Петра Великого Елизаветы. В этот период в России возрождается интерес к искусству. Елизавета была известна в Европе тем, что собирала произведения живописи, скульптуры, книги и другие предметы искусства. Подражала её вкусам и русская знать. Богатые дома стали наполняться скупленными на европейских аукционах шедеврами.

В полученном Пфандцельтом приглашении стать помощником придворного живописца было написано, что он должен "под смотрением мастера Гроота находившиеся во дворцах в Санкт-Петербурге, в селе Сарском и других местах картины починять и в хорошем состоянии содержать". В 1743 году императрица Елизавета Петровна подписала указ, где впервые определялись принципы хранения, учёта, содержания картин под ответственностью одного лица, а именно – мастера Гроота. Номинально являясь помощником живописца, Пфандцельт фактически единолично занимался всей реставрационной работой. Как пишет Якоб Штелин в своих "Записках Якоба Штелина об изящном искусстве в России",

"Елизавета Петровна вспомнила, что её блаженной памяти отец привёз с собой из Голландии несравненно больше картин, чем можно было ещё видеть в Петергофе и других императорских дворцах. После многих расспросов Её Величества нашёлся запас из более чем 300 различных итальянских, голландских и других картин, которые, однако, за давностью времени и в полном забвении были столь ужасно испорчены, что превосходный реставратор картин Фанцельт в течении нескольких лет был целиком занят ими. Большинство из них попали затем в Сарское Село, где была устроена пристойная галерея".

В 1746 году Пфандцельту было поручено составить список всех произведений, находящихся во дворцах Петергофа и нуждающихся в реставрации. Часть картин Пфандцельт реставрировал на месте, другие, требовавшие больших усилий, отвозились в мастерскую. После неожиданной смерти Гроота в 1749 году на его помощника полностью легла ответственность за реставрацию и хранение произведений живописи в царских дворцах. В ведении Пфандцельта находились самые разные предметы искусства: картины на холсте, на меди, на дереве, печатные на бумаге, на полотне, шпалерные, печатанные на атласе белом и так далее. То есть, он был профессионалом широкого плана и высокого класса.

Находясь на императорской службе, Пфандцельт реставрировал также картины из частных собраний. Прославился он и в качестве коллекционера и антиквара. В его собрании находились картины Рембрандта, Дюбелса, Тенирса, гравюры Дюрера и другие шедевры. Кроме того, Пфандцельт сам рисовал картины и снимал копии.

60-е годы 18 века, период правления Екатерины II, ознаменовались строительством пышных дворцов и созданием картинных галерей. В частности, в эти годы и начали собирать картины для галереи будущего Эрмитажа. Её первым хранителем и реставратором стал Лукас Пфандцельт. При нём коллекция постоянно пополнялась новыми экспонатами, были куплены многие частные собрания. Много лет Пфандцельт занимался их описанием и реставрацией. Многие из его помощников и учеников стали впоследствии известными реставраторами.

Самой знаменитой работой Лукаса Пфандцельта является реставрация картины "Христос и блудница". Ныне автором композиции считается Лукас Кранах-младший. В 1768 году Пфандцельт перевёл истлевавшую картину с дерева на медную доску и успешно реставрировал её. Надпись, сделанная им на обратной стороне медной доски стала важным документом в истории реставрационного дела в России.

"Эту картину спас от близкой гибели, особым искусством отделив от дерева и положив её на медную доску, прикрепил и вернул картине её прежнюю красоту и блеск. Деревянную и гнилую (доску) он взял в Императорской Академии изящных искусств и возвратил ей медную, сохраненную на века, Лукас Пфандцельт из Ульма, придворный художник. Петербург, 1770 год".

Профессионалы реставрации и сегодня высоко оценивают работу Лукаса Конрада Пфандцельта. Картина "Христос и блудница" в настоящий момент находится в постоянной экспозиции Государственного Эрмитажа в Петербурге.

С Эрмитажем связано ещё одно малоизвестное широкой публике имя крупного русского учёного немецкого происхождения Егора Егоровича Кёлера. Он был одним из самых знаменитых археологов своего времени, много занимался исследовательской и публикаторской работой. Кёлер внёс заметный вклад в развитие антиковедения, музейного и библиотечного дела в России. Он стоял у истоков создания музея Эрмитаж. Главной страстью учёного было античное искусство и археология.

Как написал о Кёлере его коллега, президент Академии художеств Оленин, Кёлер –

"один из учёнейших археологов, известный в Европе толиким числом новых занимательных исследований в древности".

Учёные труды Кёлера охватывают такие науки, как нумизматика, эпиграфика, филология, искусствоведение, которые в то время относились к общему антиковедению.

Генрих Карл Эрнст Кёлер (таково его настоящее имя) родился в 1765 году в небольшом городке Вехсельбург в Саксонии. По настоянию отца, желавшего, чтобы сын продолжил его профессию, Генрих изучал юриспруденцию в Виттенбергском университете и затем три года прослужил чиновником.

В это время его интерес привлекла античная культура. В то время Саксония была в Европе одним из самых передовых государств в области литературы и философии. В Дрездене, столице Саксонии, находилось одно из крупнейших художественных собраний того времени. Здесь жил целый ряд знаменитых учёных, литераторов и мыслителей: Лейбниц, Гёте, Лессинг, Винкельман и многие другие. Это была эпоха пробуждения интереса к античности, что проявлялось в архитектуре, живописи, скульптуре, поэзии и философии.

Несмотря на категорические возражения родителей, Кёлер решился оставить профессию юриста, чтобы посвятить себя изучению древностей. В 1778 году он поступил в Лейпцигский университет, где под руководством известных профессоров изучал латинскую и греческую литературу, поэзию и филологию. В это же время он знакомится с различными техниками резьбы по камню, со скульптурой и архитектурой. Он изучает коллекции античных памятников во многих регионах Германии, работает в лучших библиотеках Лейпцига, Берлина, Дрездена и других городов.

Материальное положение молодого учёного было в это время незавидным. Отец отказал ему в финансовой поддержке, и Кёлеру пришлось наниматься учителем в богатые семьи. Так, в 1790 году по рекомендации одного из профессоров Лейпцигского университета он отправился в Петербург, где стал домашним учителем детей купца Овандера. Возможно, Кёлера, как и Пфандцельта, привлекла возможность ознакомиться с коллекциями, собранными в России. Однако вряд ли можно предположить, что Кёлер уже тогда собирался остаться в Петербурге до конца своих дней.

Приехав в Россию, Кёлер стал изучать все доступные ему частные коллекции, в том числе и хранившиеся в Царском Селе собрания императрицы Екатерины II. Своими обширными познаниями он привлёк внимание секретаря Великой княгини Марии Федоровны барона Николаи. Впоследствии этот человек играл важную роль в судьбе и карьере учёного. При помощи Николаи Кёлеру удалось познакомиться с собранием редких камней в Эрмитаже, который в то время был закрыт для широкой публики. Затем Кёлер с одобрения императрицы издал своё первое написанное в России сочинение об античной скульптуре Царскосельского дворца.

В 1797 году Кёлер был принят на государственную службу в создававшуюся тогда библиотеку, которая позднее получила название Публичной. Вскоре учёный перешёл на службу в библиотеку Эрмитажа, где стал библиотекарем и смотрителем кабинета антиков и медалей. Он достаточно быстро продвигался по служебной лестнице. В 1798 году его приняли на службу в чине коллежского асессора. На следующий год он становится надворным советником, в 1804 – коллежским советником, а ещё через два года был пожалован в статские советники со старшинством и стал смотрителем I отделения.

В него входили библиотека - около 40 тысяч книг, 15 тысяч монет и медалей, 1130 резных камней и 30 тысяч отпечатков с них. В распоряжении Кёлера находились всего двое помощников. В их задачу входили описание и каталогизация постоянно поступавших новых книг, а также отбор дубликатов для комплектации библиотек различных учреждений и членов императорской семьи.

В Минцкабинете Эрмитажа (то есть, отделе нумизматики) ко времени прихода Кёлера имелась значительная коллекция монет. Однако комплектование этого собрания происходило без системы. Кёлер много сделал для пополнения и изучения коллекции. Он составил первую подробную опись монет Северного Причерноморья. В своих путешествиях в Крым или за границу учёный никогда не упускал возможности пополнить нумизматическую коллекцию.

Кёлер был не только хранителем коллекций, но и много занимался исследовательской деятельностью. В 1803 году он был принят в Академию наук, позже стал академиком, специалистом по греческой и римской литературе и древностям. В 1804 году по Императорскому повелению Кёлер изучил памятники древних крымских городов. Позднее Кёлер, ещё раз побывав в Крыму, первым представил свои соображения о необходимости и способах охраны памятников античного искусства.

Из-под его пера вышел ряд работ, посвящённых античному искусству. Иногда это были узкоспециальные исследования, как, например, описание одной из бронзовых ваз из собрания Эрмитажа или статуи пастуха в Таврическом дворце. При этом он же является автором более общих работ о наградах в древности, о геммах, скарабеях, нумизматике и даже о рыбной ловле в античных городах Крыма.

Кёлер был одним из первых археологов-профессионалов, занимавшихся изучением древностей северного Причерноморья. Он разработал систему описания находок и доказал необходимость тщательного и всестороннего анализа каждого нового объекта, обнаруженного при археологических раскопках. Автор первого историографического обзора Причерноморья Леонтьев считал, что именно Кёлер

"положил основание изучению древностей, находимых на юге России, и поднял его на высокую степень строгой, научной отчетливости".

Вслед за Кёлером к изучению причерноморских древностей обратились и другие петербургские академики. Почти все работы Кёлера были изданы в посмертном собрании сочинений. К сожалению, по словам Леонтьева,

"он не оставил по себе такого обширного сочинения, которое бы могло занять место наряду с первоклассными произведениями величайших учёных нового времени. Нет сомнения, что он мог бы сделать это, потому что учёностью он превосходил большую часть и даже едва ли не всех археологов нашего времени".

Исследования принесли Кёлеру широкую известность среди ученых разных стран. Кёлер был избран членом Петербургской, Мюнхенской, Берлинской, Стокгольмской Академий наук, Римской археологической академии и Института археологической корреспонденции, Геттингенского Королевского общества наук, Курляндского общества наук и искусства, а также почётным членом Петербургской и Венской Академий художеств.

До конца своих дней Кёлер продолжал научную деятельность. Скончался он на 74-м году жизни в Петербурге. Его личность остаётся сравнительно мало исследованной. Но его вклад в развитие антиковедения и музейного дела в России несомненно огромен.