1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Лорд Джадд и немножко нервно

01.02.2003

Метания лорда Фрэнка Джадда, едва не затмившие в конце недели грядущую войну в Заливе, вполне понятны и особого удивления не вызывают. Такая уж у человека должность - докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы по Чечне. Такая судьба: искать выход из абсолютного тупика, подвергаясь поношениям со всех сторон.

Кремлевские деятели называли его пособником террористов. Сепаратисты считали, что он покрывает преступления федералов. Правозащитники упрекали в нерешительности и робости в дискуссиях с Москвой.

Все они заблуждались. Его российские партнеры, успешно делающие карьеру на чеченской войне, топтали лорда в силу исторической традиции, которая сложилась еще в чемберленовские времена. Люди из окружения Масхадова явно путали Совет Европы с НАТО. А лорд Джадд на самом деле мог не так уж и много: по мере сил противостоять бойне, фиксировать нарушения прав человека, увещевать террористов и российскую власть, угрожая нестрашными карами.

Цель диалога с Москвой с самого начала сводилась к перевоспитанию. Восемь лет назад, когда Россия вступала в Европу, была надежда, что под ее отеческим присмотром бывшая империя постепенно излечится от застарелых недугов. Проведет евроремонт своего законодательства, откажется от пагубных оккупационных замашек, пристрастится к правозащитной идеологии... Надежды эти были наивны. Теперь даже неясно, кто кого перевоспитает.

Сегодня, когда мир вступает в новую эпоху, Москва уже не скрывает презрения к Страсбургу. Ибо в тот день, когда начнется война в Ираке, резко изменятся все политические расклады. Об этом на днях догадался Путин, намекнувший, что готов поддержать Буша; в союзе с единственной сверхдержавой можно позволить себе многое. Уже не страшно, как три года назад, когда Россию едва не исключили из ПАСЕ, и приходилось судорожно хватать первого попавшегося Буданова, чтобы доказать Европе свою законопослушность. Ныне эпоха тотальной контртеррористической операции диктует Москве совсем другой стиль поведения, какой мы и наблюдали в Страсбурге - демонстративно наглый. И речь тут не о Чечне: в конце концов кому интересно, как там проголосуют федеральные войска, да и ясно заранее. Важен был принцип: проявить силу, пригрозить бойкотом, учинить скандал.

И в среду это сработало: большинство европейцев, не желая связываться, с легкими оговорками проголосовало за бессмысленный референдум. По свидетельству Сергея Ковалева, лорд Джадд в тот день был очень молчалив и невнятен. Казалось, он махнул рукой на все - и на референдум, и на свою многолетнюю работу в Чечне. Старый идеалист, он попросту устал дискутировать с циниками. Устал от оскорблений, от непонимания, от безнадеги.

Он сорвался на другой день. Заявил, что если голосование в Чечне всё же состоится 23 марта, то он зря работал и должен уйти. Эта новость была радостно подхвачена гладкими господами из Москвы, которые тут же её и переврали, мол Джадд уходит. Сам лорд оценил эту подмену как грубую политическую игру. Тем не менее, российские депутаты торжествовали победу.

Проблема однако в том, что война с террором по-российски, по рогозински - это бесонечная череда таких вот побед, которые оборачиваются в конце концов полномасштабной бедой. И чем дольше длится бойня, тем ясней, что в одиночку страна с ней не справится. Пройдет время, и о людях вроде лорда Джадда придется вспоминать с сожалением, и это время может наступить очень скоро. Даже раньше, чем удастся найти замену пожилому аристократу, который так неловко и старомодно повел себя в эти дни.

Илья Мильштейн