1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Лицам до 18 лет просмотр не рекомендован...

05.09.2002

В прошлом году телезрителям Германии было показано 25 000 убийств - 25 часов непрерывных сцен насилия в неделю. Однако, то насилие, что видишь по телевидению - это детский лепет по сравнению с тем, что снято, но не попадает на телеэкраны. Барьером на пути такого рода печатной, видео - и аудиопродукции является "черный список" - немцы называют его Index - составляемый специальным контрольным ведомством. Продукция, внесённая в индекс, снабжается предупреждением типа: "детям до 18 лет смотреть не рекомендуется" и не может быть выставлена на витрине магазина или видеотеки. Поэтому фильмы и компьютерные игры, с эпизодами самого жуткого насилия, как и жёсткая порнография, распространяются в Германии ... из-под прилавка - не то чтобы тайно, но без рекламы. А главное, продавцы должны следить за тем, чтобы эти фильмы и кассеты не попадали к детям. Можно ли назвать это борьбой с насилием на экранах? О сути этой проблемы мы узнаем от Надежды Баевой.

Ведомство, призванное контролировать печатную, видео - и аудиопродукцию, предназначенную для детей и молодежи (Bundesprüfstelle für jugendgefährdende Schriften) было создано почти полвека назад в составе Министерства по делам семьи и молодежи. Непосредственный контроль над содержанием фильмов и текстов возложен на чиновников, которые при этом руководствуются некими общими принципиальными подходами, разработанными общественной комиссией, состоящей из деятелей кино, искусства, литераторов, издателей, педагогов, психологов, священников и представителей власти. Естественно, члены комиссии не должны отстаивать интересы своих партий и своего бизнеса. Более того, они не имеют права воздерживаться при принятии решений.

Назвать цензурой эту работу нельзя, поскольку Ведомство, контролирующее содержание, ничего не может запретить или изъять. Его задача - "внедрение с помощью СМИ моральных норм и ценностей, прежде всего в сознание молодёжи, а также разъяснение общественности проблем, связанных с контролем печатной, видео - и аудиопродукции, предназначенной для детей и молодежи (Jugendmedienschutz)". Эльке Монсен-Енгбердинг, руководительница ведомства, рассказывает о том, как выглядит обычная процедура внесения в "черный список" объектов, доступ к которым должен быть запрещен молодежи детям:

«Обычно это происходит так: в местное Ведомство по делам молодежи обращается человек, считающий, что некая (конкретная) книга, видеофильм или страница в Интернете являются "вредными" для детей и молодежи, и просит перепроверить это. Если это ведомство по делам молодежи согласно с гражданином, то заявление попадает к нам в Бонн».

Любопытно, что если кто-то из лучших побуждений – чтобы упростить процедуру – решит обратиться напрямую к тем, кто контролирует содержание и выносит окончательное решение, то его всё равно отправят в местное Ведомство по делам молодежи. Их в Германии около восьмисот - почти в каждом городе.

«Если речь идет о странице в Интернете, то достаточно лишь ее адреса или распечатки. Компьютерные игры и видеофильмы должны быть предоставлены в оригинале. Каждый объект мы регистрируем, изучаем, а затем выносим на "малую" комиссию. Она состоит из трёх человек. Если они не могут прийти к общему мнению, то дело выносится на "большую" комиссию (12 человек). Здесь для принятия решения необходимо две трети голосов. То есть как минимум восемь из двенадцати. Воздерживаться нельзя».

Лишь затем видеофильм, книга или компьютерная игра попадает в список "объектов", доступ к которым должен быть ограничен для детей и молодежи. Следует, правда, отметить, что 20 % просьб о внесении объектов в "черный список" ведомство отклоняет. Объекты, внесенные в список, запрещено рекламировать и продавать через систему посылторга и в киосках.

"Индексированные" видеофильмы и книги нельзя продавать открыто - их нужно держать, что называется, "под прилавком". Страницы в Интернете, "забракованные" боннским ведомством, следует блокировать специальными фильтрами. Однако, если родители считают, что какой-то "индексированный объект" их ребёнку не повредит, они могут без страха давать своим детям книгу или фильм из "чёрного списка".

«За год список расширяется на 300-400 названий. На данный момент в "индексе" около 3000 видеофильмов, 360 компьютерных игр, около 600 страниц в Интернете. Большую часть нашей работы, надо сказать, составляет именно интернетная продукция. Кроме того, в списке около 500 звуконосителей и около 5000 книг».

К числу объектов, которые могут быть индексированы ведомством, относится вся печатная продукция – от книг и газет до комиксов и листовок, вся аудиопродукция и, конечно же, компьютерные игры. Что касается видеофильмов, то боннское ведомство рассматривает только те из них, которые не получили предупреждающую отметку "для детей и подростков до 18 лет запрещено " или не были уже индексированы Объединением производителей фильмов - эта организация добровольно занимается самоконтролем (Freiwillige Selbstkontrolle der Filmwirtschaft). Телевизионные фильмы ведомство не контролирует, поскольку их авторы должны уже в процессе работы учитывать нормы "Государственного договора радио- и телевидения".

Критерии, по которым тот или иной объект относят к числу вредоносных, изложены в "Законе об ограничении распространения "вредной" для детей и молодежи печатной, видео- и аудиопродукции (Jugendmedienschutz)". Там указано, что вредной для молодёжи считается, в частности, та печатная, видео - и аудиопродукция, в которой демонстрируется грубое насилие, откровенная порнография, прославляется война, идеология нацонал-социализма и расизм.

«Большинство видеофильмов, которые попадают в список, это фильмы, в которых показывается насилие. Например, если человека убивают не одним, а несколькими выстрелами. Или если в фильме представлена идеология мышления, которая идет вразрез с нормами современного общества. Например, такой частый сюжет: с героем фильма происходит несчастье, а полиция не тропится или не может расследовать дело. Тогда он решает сам расправиться с преступниками. То есть вершит самосуд. В компьютерных играх убийства людей или других существ не должно никак поощряться, например, баллами или голосом из-за кадра».

Список фильмов, индицированных ведомством, в виде брошюры может выписать любой взрослый. По данным немецкого еженедельника "Фокус", эти списки, выйдя из печати, сразу попадают в Интернет и, естественно, становятся самыми популярными у молодежи - ведь даже государство признало их "самыми-самыми"!

В Евросоюзе существует немало законов и положений, распространяющихся на весь ЕС. Законодательство, регулирующее распространение печатной, видео - и аудиопродукции для молодежи, остаётся национальным.

«Это и понятно – на законы влияют национальные особенности страны. В Англии насилие в компьютерных играх и фильмах ограничено не так строго, как в Германии. Зато значительны ограничения продукции, где демонстрируется секс. У нас в Германии к таким темам, как расизм, национал-социализм, относятся очень осторожно. Это объясняется нашей историей. А вообще считается, что в Германии Закон об ограничении распространения "вредной" для детей и молодежи печатной, видео- и аудиопродукции, с одной стороны, очень хорошо организован, а с другой – значительно строже, чем в других странах», -

рассказывает Эльке Монсен-Енгбердинг. После событий в Эрфурте Закон, которым руководствуется её Ведомство, был ужесточён. В первую очередь, увеличится количество ведомств, которые имеют право быть инициатором проверки той или иной продукции для детей и молодежи.

«Во-вторых, предусмотренные в законе характеристики компьютерных игр должны будут распространяться на всех: и на изготовителей и на распространителей. То есть, если на компьютерной игре, как на видео- или телевизионном фильме, стоит: от 0, 6, 16 или 18 лет, то продавцы должны придерживаться этих предписаний и не продавать их детям моложе указанного возраста. Если это все же происходит, то они нарушают закон и должны быть наказаны. Что касается Интернета, то большие фирмы должны ввести в штат должность независимого контролёра, следящего за соблюдением закона, а маленькие фирмы должны допускать контролёров на свои веб-страницы».