1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Ликвидация с запахом газа

"Кровавые акции" фирмы IG Farben больше не привлекают рискованных инвесторов. Попытки фирмы-производителя газа для уничтожения людей возродить былое величие своего предприятия успехом не увенчались.

default

Одно из принадлежащих IG-Farben зданий отойдёт университету Франкфурта

Уже многие годы в Германии раздавались призывы общественности к властям закрыть это предприятие, но в правовом государстве к законопослушной частной компании не так просто подступиться. Процесс ликвидации занял десятилетия. Наконец, возник достойный повод завершить его – по решению франкфуртского суда, IG Farben прекратит свою деятельность по причине банкротства.

Иллюзии на возгонке

IG Farben представляла собой в последнее время небольшое, но очень закрытое от посторонних глаз предприятие. Собственно предприятием его назвать можно только условно – уже десятиления IG Farben производит только иллюзии и обещания. Но так было не всегда.

Основанная в 1925 году - и вплоть до 1945 года, IG Farben была одним из мировых лидеров в химической отрасли. Фирма активно поддерживала гитлеровский режим и даже имела в концлагере Освенцим фабрику, на которой использовался рабский труд 80 тысяч заключенных. Имя IG Farben навсегда связано со смертоносным газом Zyklon-B, производство которого было налажено вместе с другим немецким химическим гигантом – фирмой Degussa.

После войны IG Farben была раздроблена. Её имущество распределили среди нынешних лидеров отрасли – Bayer, Hoechst, BASF и Agfa. Однако "растворить" такой тяжелый химический "элемент", каким являлся IG Farben, сразу и "без остатка" не получилось. Через некоторое время проявились попытки оспорить решения о конфискации собственности, особенно – недвижимого имущества.

Прощай, мечта о миллиарде

Ликвидируемая ныне компания претерпела невероятные метаморфозы, став наконец просто объектом финансовых спекуляций. Плавающая на биржевых волнах, она, как магнит, притягивала деньги легковерных инвесторов, питавших надежды на второе рождение химического гиганта. Даже в день суда на франкфуртской бирже торговались 1,1 миллона акций IG Farben, которые сразу после объявления решения потеряли треть стоимости. Их владельцы разделяли надежды хозяев IG Farben, которые рассчитывали получить назад собственность стоимостью около 1 миллиарда евро.

Акции IG Farben журналисты называли "кровавыми акциями". Тем не менее их оборот был таким высоким, что его можно сравнить только с оборотом крупнейшей государственной акционерной компании страны – телекоммуникационного гиганта Deutsche Telecom.

В то время, как такие фирмы, как Bayer, Hoechst и BASF, внесли заметный вклад в фонд компенсаций жертвам принудительного труда, IG Farben не заплатила ни цента. "Это просто скандальная ситуация – видеть компанию, которой уже 50 лет нет в бизнесе и которая занимается столь постыдными спекуляциями", - сказал Петер Гингольд (Peter Gingold), вице-президент немецкого комитета жертв Освенцима.

Несколько десятков активистов антинацитского движения провели во Франкфурте акцию протеста против... ликвидации IG Farben. По мнению демонстрантов, прежде необходимо получить с неё компенсации.

Контекст