1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Ликвидация Общества российско-чеченской дружбы: что за этим стоит?

«Создается прецедент, который будет использоваться для закрытия всех неудобных организаций», - считает исполнительный директор Общества российско-чеченской дружбы Станислав Дмитриевский. Интервью DW-RADIO.

default

В пятницу 13 октября Нижегородский областной суд вынес постановление о ликвидации Общества российско-чеченской дружбы (ОРЧД) – за нарушение Закона об общественных объединениях, 15-я статья которого позволяет добиваться закрытия организации в том случае, если ее руководитель призывал к экстремистской деятельности. Исполнительный директор ОРЧД Станислав Дмитриевский в январе 2005 года опубликовал в газете "Право-защита" обращения Аслана Масхадова и Ахмеда Закаева, содержавшие острую критику действий российского руководства, российских вооруженных сил и лично президента Владимира Путина. В результате, в начале нынешнего года он был признан виновным в разжигании межнациональной розни.

За комментарием мы обратились лично к исполнительному директору Общества российско-чеченской дружбы Станиславу Дмитриевскому. И вот что, по его словам, послужило для прокуратуры основанием требовать ликвидации организации.

- Главный аргумент состоит в том, что я являюсь экстремистом (если очень коротко), а организация разделяет мои позиции и, следовательно, тоже является экстремистской организацией. Ну, всё остальное уже по мелочи. Вплели всё, вплоть до 50-рублёвых штрафов налоговой инспекции за несвоевременно предоставленные бумажки – что, по мнению прокуратуры, подтверждает систематичность и злостность нарушений, совершаемых нашей организацией. Ну, сами понимаете, что на таком основании можно ликвидировать практически любую правозащитную организацию, да и вообще любую организацию, которая проработала, скажем, полгода. Поэтому создается такой прецедент, который, я думаю, и дальше будет использоваться для закрытия всех неудобных организаций и устрашения тех, которые еще свой выбор не сделал – быть ли лояльным по отношению к власти.

- То есть, если я правильно Вас понял, власти устроили, если можно так сказать, показательную ликвидацию – в назидание другим?

- Конечно-конечно. Я думаю, это так – тем более, тропинка уже проторена. То есть, по нашей организации давно уже ездят всеми катками, которыми можно. Ну, как бы сам бог велел – добить…

- Но ведь это уже не первая попытка закрыть Вашу организацию?

- Закрыть нас пытались год назад, но тогда правовая позиция управления юстиции была столь слаба, что они не смогли добиться этого. Там, действительно, была очень слабая правовая позиция и очень сильная поддержка со стороны коллег – со стороны правозащитного сообщества, со стороны международных организаций и так далее. Сейчас поддержка не меньше – а иногда даже больше, - но, вы видите, за год ситуация в России изменилась очень существенно, в том числе приняты новые законы. Ну, например, одним из оснований закрытия является новая редакция Закона о неправительственных организациях, которую так критиковали все, включая Совет Европы. То есть, сейчас все худшие опасения по поводу последствий принятия этого Закона начинают сбываться.

- Между тем, в феврале Вы лично были признаны виновным в разжигании национальной розни и приговорены к условному сроку наказания. Причиной послужила публикация в Вашей газете «Право-защита» обращений лидеров чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева и Аслана Масхадова. Вы обжаловали приговор в Европейском суде по правам человека. Есть ли какие-то подвижки в рассмотрении этого дела в Страсбурге?

- Какие там могут быть подвижки! Подана жалоба в Европейский суд по правам человека. Но вы же знаете, что Европейский суд – замечательный суд, но у него есть один существенный недостаток: он рассматривает дела достаточно долго. Поэтому запасёмся терпением…

Контекст