1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Леонид Гозман: Российским демократам пришла пора объединиться

Без объединения тех, кто выступает за демократическое развитие и цивилизованный путь России, не обойтись, считает заместитель председателя политсовета партии "Союз правых сил" Леонид Гозман.

default

Леонид Гозман

Logo Russland politische Partei SPS

Логотип Союза правых сил

Лидеры российской оппозиции ведут переговоры о создании коалиции либеральных сил. О создании новой демократической партии будет объявлено, возможно, уже в октябре. Самое активное участие принимает в этих переговорах и Союз правых сил. Ходят слухи, что именно на его базе и будет создаваться новая партия.

На вопросы Deutsche Welle ответил заместитель председателя политсовета СПС Леонид Гозман.

Deutsche Welle: Леонид Яковлевич, так что это за объединение такое ?

Леонид Гозман: Кто-то из наших диссидентов сказал, что птица объединения - это жареный петух. Жареный петух давно прилетел. И всем понятно, что без объединения тех, кто выступает за демократическое развитие и цивилизованный путь нашей страны, не обойтись.

- Но позиции либералов слабы. Вот уже два созыва подряд вы не представлены в парламенте. Насколько усилит либералов объединение, да и усилит ли вообще ?

- Печальная проблема состоит в том, что объединение демократических организаций не очень сильно повлияет на расклад политических сил в стране. При нынешнем контроле за СМИ (особенно за электронными), при тех настроениях, которые царят в обществе, при той технологии выборов, которая сейчас активно используется и которая связана с диким количеством нарушений и подтасовок (это мое личное мнение) даже создание какой-то объединенной демократической партии не приведет к тому, что она сможет преодолеть 7-процентный барьер и пройти в парламент.

- Так зачем же в таком случае, выражаясь простым языком, огород городить?

- Я считаю, что сохранение политического субъекта, который может высказывать мысли, не совпадающие с мыслями всеми чтимого и уважаемого начальства, абсолютно необходимо. И в этом состоит главная задача на сегодняшний день.

- А на какой стадии находятся сейчас переговоры об объединении?

- Самый хороший и надежный способ сорвать переговоры – это о них рассказать. Поскольку мне бы хотелось, чтобы они завершились успешно, я, если позволите, не стану говорить ни об участниках этих переговоров, ни о том, как далеко эти переговоры зашли. Тем не менее, я думаю, что какой-то из сценариев объединения вполне может быть реализован. Есть неплохие шансы.

- А кто возглавит новое объединение? Говорят, это будет человек, чье имя в большой политике неизвестно?

- Есть варианты очень неожиданные. Но какой сценарий будет в итоге реализован, я и сам понятия пока не имею.

- А на позиции либералов грузино-российский конфликт как-то повлиял?

- Я считаю, что наши позиции, позиции либеральных людей, в результате грузино-российской войны резко ослабли. Потому что в стране не слышны сегодня критические голоса, их просто нет. Строится монолитное единство в борьбе с врагом. И единственное, что нас объединяет с правительством, это скорбь по погибшим, но все остальное вызывает вопросы. Но ответов нет, а вместо них произносятся заклинания о силе нашего оружия, о "грузинских фашистах" и так далее. Мне этой официозной информации недостаточно.

- Судя по всему, грузино-российский конфликт желание либералов объединиться некоторым образом подстегнул?

- Произошли серьезные изменения внутри "Другой России". Один из лидеров этого объединения Эдуард Лимонов занял имперскую и антигрузинскую позицию. И я слышал, будто он даже призывал бомбить Тбилиси. В то же время другой лидер "Другой России", Гарри Каспаров занял позицию прямо противоположную. В общем, не очень понятно, как они могут работать дальше в рамках одного объединения.

Когда все объединение строится на неприятии одного лидера или одного режима, в нем могут быть представлены люди с разными точками зрения. Но грузинский кризис показал, что как только речь заходит не о "кровавом чекистском режиме", тут же все расходятся по своим политическим нишам, и уже ничего не получается. Это еще один аргумент в пользу объединения.

- Но ведь и лагерь либералов не монолитен ? Партия "Яблоко", к примеру, заняла по отношению к этому конфликту совсем иную позицию, нежели СПС…

- Да, Союз правых сил из зарегистрированных партий оказался, по-моему, единственной политической силой, которая осмелилась выступить с критикой действий руководства России. "Яблоко" занимает особую позицию по любому вопросу, так что уже никто особенно и не пытается скоординировать с ней свои усилия. Мы бы это приветствовали, но это просто сложно сделать.

- А как вы оцениваете последствия конфликта в Грузии для страны в целом?

- Эта война нанесла страшный ущерб отношениям нашей страны с Западом. Причем дело не в санкциях, которые Евросоюз так и не применил. В общем-то с самого начала было понятно, что все это не очень серьезно. На языке санкций невозможно говорить с одной из великих держав. Так не бывает. Но появилось страшное недоверие, которое вряд ли будет в ближайшие годы преодолено, полное разочарование в нас как в потенциальном друге.

Люди на Западе поняли, что с нами надо быть осторожными, держать порох сухим, ни в коем случае не попадать от нас в зависимость, не подставлять спину и так далее. В этом смысле боюсь, эта война России обошлась слишком дорого, и негативные последствия были недооценены.

- До избрания Дмитрия Медведева президентом многие представители СПС говорили, что не стоит его критиковать, пока еще не освоился на новом месте. Мол, дайте ему поработать, а там посмотрим. Ну что, посмотрели?

- Новый президент страны должен иметь свою программу. С этой программой мы и связывали надежды. Так вот, этой новой программой может быть только либерализация. Потому что понятно, что движение по тому пути, по которому вел страну Владимир Владимирович Путин, завершено. Путин и сам на одной из пресс-конференций об этом сказал. Он сказал, что мы за эти восемь лет добились огромных успехов, но если будем идти по тому же пути, зайдем в тупик.

Парадокса тут нет. Путин одобряет то, что он делал все эти восемь лет, это его право, но он понимает исчерпанность этого пути, исчерпанность авторитарной модернизации. Можно спорить об успехах Путина. Мы оцениваем итоги восьми лет его правления гораздо более критично, чем "Единая Россия". Мы, правда, не надеемся на возвращение к демократии в ближайшие годы.

Пока возможна только некая авторитарная либерализация. Но даже такая либерализация, а это и более либеральная экономика, и более свободная культура, и более свободные СМИ, пусть даже в рамках авторитарной политической системы, она лучше, чем то же самое, но наоборот. Я бы не стал исключать, что в ближайшие годы Россия пойдет именно по этому пути.

Резюмировать недавнее заявление первого вице-премьера Игоря Шувалова можно на языке навигационной системы: надо пересчитать маршрут. То есть, власть прекрасно осознает необходимость либерализации, правда, власть говорит о необходимости конкуренции в экономической сфере. Она не говорит о конкуренции в политике. А нам кажется, что без конкуренции в политике не будет и конкуренции в экономике, а значит, не будет прогресса. Значит, мы так и останемся страной, экспортирующей нефть и газ.

Беседовал Вячеслав Юрин

Хроника

Интервью

Контекст

Архив