1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Ленин в Швейцарии или "Чрезвычайные удобства жизни"

Революция казалась Ленину в январе 1917 года настолько далёкой, что он завершил один из своих тогдашних докладов словами: "Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции".

default

Ленин и Крупская любили гулять по берегу Цюрихского озера.

Последним зарубежным местом жительства Ленина перед возвращением в Россию и восхождением к вершинам власти была Швейцария.

Ленин остановил свой выбор на Швейцарии не случайно. Ещё до эмиграции он часто приезжал в Женеву в гости к своему учителю Плеханову. В Женеве Ленину удалось весной 1903 года наладить в Типографии женевских рабочих на улице Кулувреньер выпуск партийной газеты "Искра". Да и вообще Женева, как признавался Ленин, "особенно хороша общей культурностью и чрезвычайными удобствами жизни". Правда, во время второй эмиграции он уже называл Женеву "проклятой", но связано это было, во–первых, с погодой (стояла дождливая, промозглая зима), а, во–вторых, с тем, что вождь ударился в пессимизм из–за ощущения безысходности борьбы: в России он никому не был нужен. Днём Ленин сидел в библиотеке, а по вечерам они с Крупской не знали, куда деваться. "Комната, – писала Крупская, – была унылая и холодная, сидеть в ней не хотелось... Поэтому каждый вечер ходили в кинематограф и театр, обычно не дожидаясь конца представления, а уходя посередине – гулять на озеро..."

Крупская никогда не любила заниматься хозяйством

Тем не менее, Ленин любил Швейцарию. Любил устроенный мелкобуржуазный быт. Квартиры он и Крупская подбирали в кварталах, где жили представители тогдашнего среднего класса, – двух-трехкомнатные с кухней. Одну из таких квартир они сняли в июле 1904 года в еще новом шестиэтажном доме на улице Каруж. Потом переехали в дом на улице Плантапорре, поближе к центру.

Крупская признавалась, что хозяйством заниматься никогда не любила, так что Ленину часто приходилось устраивать чай самому. Или они ходили в ресторанчики. Излюбленным заведением русских революционеров был ресторан "Ландольт" на углу улиц Кадоль и Консей-Женераль. Увы, в последние несколько лет заведение сменило нескольких хозяев и со стены здания куда–то исчезла мемориальная доска. Зато от прежних хозяев новым неизменно передаётся стол, изрезанный автографами русских революционеров – по национальной привычке вроде "здесь был Вася".

Чтобы избавить себя от ведения домашнего хозяйства, Крупская выписала из России мать. Елизавета Васильевна и умерла в Швейцарии в марте 1915 года. Ленин жил тогда с женой и тёщей в Берне. В швейцарской столице они поселились в начале Первой мировой войны. "Домишко, в котором мы жили, стоял у самого леса", - писала Крупская. Этот "домишко" на самом деле – трехэтажный дом. Он и сегодня выглядит вполне прилично, разве что город разросся и до Бремгартенского леса теперь довольно далеко.

Цюрих и революционные традиции

Последним местом жительства Ленина в Швейцарии стал Цюрих. В конце февраля 1916 года Ленин и Крупская въехали во вполне приличную квартиру на третьем этаже пятиэтажного дома на Шпигельгассе, четырнадцать. Почти напротив "ленинского" дома с мемориальной доской на этой узкой улочке находится дом одиннадцать, где жил великий немецкий поэт Вольфганг Гёте. А неподалеку расположен самый большой в Швейцарии магазин русской книги и компакт–дисков "Пинрусс".

Сейчас весь этот район старого города превращён в очаровывающую туристов пешеходную зону. Но и сто лет назад он считался достаточно престижным. "Мы с Надей очень довольны Цюрихом", - писал Ленин.

На набережной Лиммата находились два ресторанчика, облюбованные в своё время большевиками, – "Айнтрахт" и "Штюссихоф". Сегодня их уже нет, зато сохранилось массивное четырехэтажное здание "Народного дома" на Площади Гельвеции, где Ленин не раз выступал с лекциями. Традиции, видимо, живучи: сегодня "Народный дом" – это приют леваков и революционных ультра–радикалов.

Революция, о которой говорили большевики, казалась Ленину в январе 1917 года настолько далёкой, что он завершил один из своих тогдашних докладов словами: "Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции".

Время рассудило иначе. Не прошло и трёх месяцев, и перед окнами поезда, отправлявшегося через Германию в революционную Россию, в последний раз проплыл вокзал в Берне. Именно здесь собрались отъезжавшие в так называемом "пломбированном вагоне": Ленин и Крупская, Инесса Арманд, Зиновьев с супругой, Григорий Сокольников, Карл Радек, – всего тридцать один взрослый и один четырёхлетний мальчик. В одиннадцать часов вечера 3–го (16–го по новому стилю) апреля Ленин прибыл на Финляндский вокзал Петрограда. Но это уже совсем другая история...