1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Ленин в мусоре, или Иконоборчество по-украински

Живущий в Германии художник Алеша объехал всю Украину, чтобы запечатлеть, что происходит с памятниками Ленину в ходе декоммунизации страны.

Памятники в Краснокутске

Памятники в Краснокутске

"Где Ленин?" - с таким вопросом живущий в Дюссельдорфе русско-украинский художник

Алеша

(Aljoscha) обращался к жителям городов и сел во время двухнедельной поездки по Украине в октябре этого года. Туда он отправился, чтобы посмотреть, что стало с памятниками советскому вождю, убрать которые предписывает принятый весной 2015 закон о декоммунизации.

"Я вырос со всеми этими Лениными. В школе и в институте я очень много путешествовал, повидал много мест - они были везде. В каком-то смысле они были иконой счастья для народа, ассоциацией с каким-никаким комфортом: горячей водой, электричеством, газом, бесплатным образованием, медициной", - рассказывает в интервью DW родившийся в Харькове художник.

Впрочем, взглянуть на памятники - вернее на то, что от них осталось, - он захотел не из сентиментальных соображений. "Меня интересует иконоклазм - борьба с иконами, когда одни иконы ломают, уничтожают, а на их место ставят другие. Сейчас это казаки, Шевченко, Бандера... Люди пытаются тут же создать себе новую святость. Вот это я считаю интересным социологическим феноменом", - поясняет Алеша.

Судьба памятников другой эпохи

За две недели он проехал через всю Украину - от Чернобыля до Одессы, от Донецкой области до границы с Крымом. По словам Алеши, в большинстве мест памятников на центральных площадях уже не найти. "На лице всех этих сел, городишек, городов словно выбит передний зуб: сломан Ленин, и как огрызок торчит постамент, на котором он стоял. Где-то постамент уже покрасили в национальные цвета, где-то вышиванку надели, то есть пытаются как-то декорировать, но все равно это памятник из другой эпохи", - делится впечатлениями художник.

Алеша

Алеша

По его наблюдениям, на решение о сносе памятников Ленину на Украине отреагировали по-разному. Там, где стояли дешевые бетонные статуи массового производства, "по ним никто и не скорбел". Там, где скульптуры изготовлялись по индивидуальным проектам из бронзы или камня, их нередко постарались просто убрать с глаз долой. "Местные власти их сняли и спрятали - на каких-то хоздворах, в жилкомхозах, иногда в интереснейших местах, чуть ли не по-партизански", - отмечает Алеша.

В населенных пунктах, где этого сделать не успели или не захотели, со статуями "разбирались", по рассказам местных жителей, представители "Правого сектора". "Чаще всего они подъезжали вечером или ночью на большой машине или автобусе, привязывали трос и срывали памятник. Обычно при этом отрывалась голова. Там, где Ленин был сделан хорошо, обрывался трос", - передает слова очевидцев художник.

Инсталляция в украинском селе

Кое-где уже сейчас ни жители, ни местные власти не могут точно сказать, где лежат обломки и осколки Лениных. А иногда - просто не хотят: "Народ очень испуган, тяжело добиться какой-то информации. Мне приходилось убеждать людей в интересности своего проекта, в том, что я их не обманываю, что это не будет использовано против них или в пользу какой-нибудь партии".

Контекст

Разломанные скульптуры Алеша фотографировал вместе с небольшими, сделанными из масляной краски и силикона объектами. Эти "существа", как называет их художник, - результат его работы в придуманном им же направлении "биоизма" - своеобразного синтеза искусства и биологии. Вместе с Алешей они были и на Майдане, и в Греции во время проходившего там референдума.

"Я помещал свои объекты внутрь Ленина. В нем они живут, вегетируют, произрастают", - описывает свой проект 41-летний художник. Он рассказывает, что одной из самых впечатляющих получилась инсталляция в городе Гуляйполе в Запорожской области, откуда родом Батька Махно. "Там я нашел Ленина лежащим практически в поле. Торс и через сто метров - голова. Это абсолютный сюрреализм", - вспоминает Алеша.

Несколько из привезенных объектов он забрал с собой в Германию на память. Но большинство оставил на месте как действующую инсталляцию. Правда, в том, что они по-прежнему там, художник сильно сомневается. "Хоть местные жители меня привели, все показали, помогали, держали, эти вещи, я думаю, они потом выбросили их в мусор - от греха подальше. Это, я считаю, самый реалистичный сценарий", - отмечает Алеша.

Контекст

Ссылки в интернете