1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Легенда должна оставаться легендой

Главным, что Марлен предлагала своей публике, была иллюзия вечной молодости. Ради этой иллюзии она не жалела ни сил, ни времени, ни уж тем более денег, которым она никогда в жизни не предавала особого значенья.

default

Марлен Дитрих и Жильбер Беко

Двенадцать лучших портних Голливуда в течение трёх месяцев трудились под руководством кутюрье Жана Луи (Jean Louis) над её знаменитым "голым платьем" – под своего рода футляром из тончайшего розового шифона, расшитого искусственными бриллиантами и настоящим жемчугом, Марлен была одета в подобие водолазного костюма телесного цвета. Этот стягивающий эластичный костюм был сделан столь искусно, что казалось, что под шифоном и блёстками нет ничего, кроме прекрасного тела. Когда стратегически расположенный за сценой вентилятор заставлял колыхаться розовый шифон платья, Марлен на какой-то мгновение превращалась в Афродиту, выходящую из морской пены.

Но держать марку год от года становилось всё сложнее. После ряда пластических операций лицо Марлен всё больше превращалось в неподвижную маску. Пластическая хирургия находилась тогда на начальной стадии развития. Певицу мучили страшные боли. Из-за уродливых швов на затылке Марлен была вынуждена постоянно носить парик. Перед выступлением певица проводила в гримёрной не менее трёх часов. Голос Марлен - и от природы не слишком сильный и яркий, - от многолетнего курения и вовсе сел. В сущности она не пела, а произносила свои песни как драматические речитативы, то напевая, то переходя на трагический шепот. Но это было не столь важно: главным в шоу Мален Дитрих была сама Марлен Дитрих.

Счастливым событием стало для Марлен знакомство с тридцатилетним композитором и аранжировщиком Бёртом Бакараком (Burt Bacharach). Он не только придал новый блеск её шоу, заново аранжировав старые и введя в программу новые песни, но и стал постоянным спутником в бесконечных турне, опорой во время выступлений и после них.

С Бакараком Марлен совершает и свою поездку в Израиль. Во время концерта в Тель-Авиве Марлен обратилась к публике и попросила разрешения исполнять некоторые песен на оригинальном – то есть, немецком, - языке. Многолетнее негласное табу было нарушено: немецкий язык впервые зазвучал в концертных залах Израиля.

"Решение Дитрих отправиться с концертами в Германию было её крупнейшей политической и творческой ошибкой", - отмечает биограф Марлен Дональд Спото (Donald Spoto). Турне, запланированное на весну 1960-ого года, должно было пройти по одиннадцати немецким городам.

Свои гастроли Марлен начала с Западного Берлина – города, где она родилась и стала звездой. Никогда в жизни Марлен не встречалась с такой стеной ненависти, как во время этого злосчастного турне. Газеты публиковали коллективные письма читателей, требовавших, чтоб предательница Дитрих убиралась восвояси. "Она сбежала из Германии в погоне за длинным долларом, и даже когда Германия была повержена, продолжала яростно поносить наш народ", - значилось в столь же обидных, сколь и несправедливых анонимках.

"Марлен, гоу хоум" – скандировали перед её отелем демонстранты. Вилли Брандт (Willy Brandt), правящий бургомистр Западного Берлина, был вынужден призвать горожан к сдержанности. "Оказывая такой приём Дитрих, мы ставим под угрозу то уважение, которая наша нация только-только начинает снова завоёвывать в мире", - значилось в его обращении.

На своё первую пресс-конференцию в Германии Марлен явилась в элегантном чёрном платье с красной лентой французского Почётного Легиона через плечо. "Я приехала в Германию, потому что меня пригласили мои немецкие концертные агенты, - заявила она. – Родина? Моя родина там, где моя семья, а моя семья – в Америке. Не боюсь ли я тухлых помидоров? Нет, тухлые яйца были бы хуже – боюсь, их не удалось бы отмыть от моего манто из лебяжьего пуха".

Концерт Марлен Дитрих в зале "Титания" прошёл при почти полном зале. После песни "Ich hab noch einen Koffer in Berlin" – "У меня ещё остался чемодан в Берлине" – зал стоя аплодировал звезде. Первым поднялся сам Вилли Брандт.

После травмы, полученной во время выступлений, в 1974-ом году Марлен вынуждена уйти со сцены. Последние два десятилетия своей жизни она проводит в строгой изоляции в Париже. Кроме горничной и личного секретаря, никто не имел доступа в её обитель. Изредка её навещала дочь Мария, никого из своих четырёх взрослых внуков и многочисленных правнуков Марлен видеть не хотела.

Исключение было сделано лишь однажды для режиссёра Максимилиана Шелла (Maximilian Schell). Но и в его документальном фильме Марлен отказалась появляться в кадре. Легенда должна была оставаться Легендой.

Марлен умерла 6 мая 1992 года в Париже и, в соответствии с завещанием, была похоронена рядом со своей матерью, на кладбище в Берлинском районе Фриденау, недалеко от того места, где она появилась на свет зимой 1901-ого года.

Она была одной из величайших див этого столетия.