1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Левая дилемма

07.07.2007

Лидеры немецких социал-демократов разошлись во мнениях о том, как относиться к новой Левой партии – то ли игнорировать, то ли сотрудничать.

default

Возможность коалиции с посткоммунистами пока исключается, между тем, у Левой партии и СДПГ немало общего.

Когда три недели назад восточногерманская Партия демократического социализма объединилась с западногерманской избирательной альтернативой за труд и социальную справедливость в новую общегерманскую Левую партию, многие предрекали ей свару при выборе политической стратегии. Свара началась, но только не в верхушке Левой партии, а среди лидеров немецких социал-демократов, которые разошлись во мнениях о том, как относиться к этому новому партийному образованию с ярко выраженной социальной ориентацией. Рональд Пофалла - генеральный секретарь ХДС, с которым СДПГ правит в Германии сообща, дал социал-демократам такой настоятельный совет:

«Респектабельность, как правило, достигается совместной работой в земельных правительствах. И мы ожидаем от СДПГ, что она поступит также, как мы по отношению к правым радикалам в последние десять – пятнадцать лет: четкое разграничение и дистанция. Если СДПГ выберет такой путь, то Левая партия на общефедеральном уровне не будет иметь заметного резонанса.»

То есть, Рональд Пофалла требует от социал-демократов игнорировать левых и ни в коем случае не вступать с ними в правительственные коалиции – ни на земельном, ни тем более на федеральном уровне. Тогда, мол, левые остануться маргинальной политической силой и проблема рассосется сама собой. Поначалу вожди социал-демократов так и поступили, брезгливо исключив любую возможность союза с левыми. Председатель СДПГ Курт Бек:

«Там же и на ключевых постах сидят деятели, которые на заповедь свободы, - причем, немцам, своим же соотечественникам, - отвечали стеной и колючей проволокой, приказом стрелять по беглецам и слежкой за людьми.»

Ну, ладно. Это эмоции, воспоминания о гедеэровском прошлом, которые становятся в Германии всё жиже и жиже. Председатель фракции СДПГ в Бундестаге Петер Штрук попытался объяснить, почему по сути он не допускает мысли о правительственной коалиции с левыми:

«С Левой партией никогда не будет сотрудничества на федеральном уровне. Потому что невозможно сотрудничество с партией, имеющей несерьезные политические представления в сферах внутренней и социальной политики. »

Расхождения в представлениях, однако, вовсе не мешают существованию коалиции социал-демократов с левыми здесь, в Берлине. «Красно-красный» союз правит в городе со статусом федеральной земли уже шесть лет и прекрасно себя чувствует. Петер Штрук парирует:

«При всем уважении к Берлину или любой другой федеральной земле: федеральная политика не чета земельной. Мы в бундестаге творим социальное законодательство и я не могу править вместе с партией, которая хочет одарить людей деньгами, не имея на то реальных оснований. Так что есть разница между Берлином как федеральным центром и Берлином – федеральной землей.»

Но вот в самом Берлине, как выяснилось, на эти вещи смотрят иначе. Правящий бургомистр Клаус Воверайт, то есть местный земельный премьер-министр и далеко не последняя шишка в социал-демократической иерархии, вовсе не искючает и общефедерального варианта союза СДПГ с Левыми. В интервью журналу «Шпигель», а затем и на региональном съезде своей партии он заявил, что маловероятен такой союз только по итогам следующих выборов в две тысячи девятом году: уж очень неблагоприятна кадровая ситуация. Ведущие социал-демократы никак не могут простить измены своему бывшему председателю Оскару Лафонтену, который теперь возглавил новую Левую партию. Но Лафонтену уже изрядно за шестьдесят, после следующих выборов он, возможно, отойдет от дел и перестанет быть раздражающим факторм. А вот самому Воверайту – только пятьдесят три и у него, говорят, имеются общефедеральные амбиции, а вот отвращения и стойкой антипатии к левым как раз нет. Некоторые не исключают, что именно он станет кандидатом социал-демократов в канцлеры на выборах в две тысячи тринадцатом году. А будущего партнера по правительственной коалиции имеет смысл присматривать загодя. Воверайт вполне спокойно относится к возможности создания красно-красных союзов в федеральных землях на западе Германии и считает абсурдным на все времена искючать сотрудничество с левыми в федеральном центре. В таком случае, заявил он, я должен был бы немедленно расторгнуть правительствкенную коалицию в Берлине. Левые, в свою очередь, к союзу с социал-демократами готовы, хотя и выдвигают некоторые условия. Председатель левой фракции в бундестаге Грегор Гизи лаконично назвал всего два:

«Первое, социал-демократы должны заявить, что они никогда больше не будут отправлять солдат бундесвера на войны в нарушение международного права. А во-вторых, необходимо скорректировать законы о выплате пособий по безработице, пенсий и реформе здравоохранения.»

Требования отнюдь не запредельные. Идеи пацифизма и социальной справедливости отнюдь не чужды и социал-демократам. Многие из них недовольны как зарубежными миссиями бундесвера, так и ставшим более жестким социальным законодательством в Германии. Так что у них и у левых общий знаменатель куда больше, чем это кажется на первый взгляд.

Соловьиная столица.

Хотите послушать соловьев – приезжайте в Берлин.

Это – один из примерно трёх тысяч берлинских соловьев. Из-за обилия озер, садов и парков город считается европейской столицей этих певчих птиц. Соловьи – перелетные птицы, но они, как говорят ученые, фило-патриотичны.

«Это означает, что они любят регион, в котором родились и оперились. Как минимум в отношении самцов считается доказанным, что на следующий год они возращаются туда, где они выросли.»

Вначале орнитолог Дитмар Тот изучал дроздов. И он по-прежнему считает, что дрозды поют красивее и мелодичнее. Но с научной точки зрения, для исследователей интереснее соловьи, поскольку их песни легче изобразить графически.

«Дрозды поют как бы рукописные мелодии, наброски. А вот у соловья песня – как из печатной машинки, чрезвычайно аккуратная и точная до мельчайших деталей.»

Есть и другие причины, по которым соловьиные трели особенно интересны ученым. Это, в частности, весьма обширный песенный репертуар. Средний соловей знает порядка двухсот различных музыкальных строф.

Соловей поет свои собственные песни, произведения региональные, но и международные «хиты», известные его собратьям и в других странах. Дитмар Тот:

«Наша гипотеза состоит в том, что на зимних квартирах соловьи поют определенные строфы и учатся у других новым.»

Берлинские орнитологи ездят в Африку, где, как они считают, на зимовье соловьи обмениваются песенным репертуаром. Первые же уроки вокала птенцы берут у отца, причем уже в самом раннем детстве.

«Первое обучение песенному мастерству происходит еще до того, как птицы покидают своё гнездо. Мы знаем, что есть и еще одна фаза обучения – в марте, прежде чем начинается тяга назад на летние квартиры.»

Песенные строфы у соловьев короткие – не более трёх секунд, но каждая несет в себе колоссальный объем информации, заложенной в завидную, хоть и короткую птичью память, которая у соловья, не хуже, чем у человека, уверяет Дитмар Тот:

«После того, как соловей что-либо услышал и запомнил, он переносит услышанные музыкальные схемы в другую долгую память, которая работает, очевидно, эффективнее, чем у нас, людей.»

Весной в Берлине начинаются песенные соревнования соловьев. Своими «конценрами» птицы метят пространство:

«Трлями они делают это так, чтобы, с одной стороны, отпугивать соперников, а с другой – приманивать самочек, вернувшихся с зимовья, чтобы те заинтересовались «концертом» и его солистом-самцом.»

Дитмар Тот уверяет, что соловьиные дамы выбирают кавалера не только по его вокальным способностям, но и по жилищным условием – достаточно ли пропитания в его «концертном зале».

Новости «Русского Берлина».

Завершились традиционные Потсдамские встречи, которые ежегодно организует неправительственная организация Германо-российский форум. В окрестностях Берлина встретились немецкие и российские ученые, экономисты, деятели культуры. На этот раз темой их обсуждения стала демографическая ситуация в обеих странах. Рассказывает директор московского Института демографии Михаил Денисенко

«Драматизм проблемы старения... будут отрицательные» (аудиофайл)

И в Германии, и в России у демографической проблемы две стороны. Рост числа пенсионеров и сокращение рождаемости. Если продолжительность жизни у немцев много выше, чем у русских, то сокращение количества детей – феномен, свойственный обеим странам.

«Возможно на росте рождаемости скажется... Оптимизм есть» (аудиофайл)

уверяет Михаил Денисенко. Впрочем, редактор издательста «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова не считает, что падение рождаемости обязательно трагедия.

«В высокотехнологичных обществах... профессиональных людей» (аудиофайл)

Немецкие и российские специалисты обсуждали в Потсдаме пути выхода из демографического кризиса. Обменялись мнениями, но общих готовых рецептов так и не нашли.

В выставочном зале Мартин-Гропиус-Бау открылась выставка, посвященная скифскому миру. Экспозиция включает более шести тысяч предметов, среди которых особое место занимают золотые украшения, конская упряжь и оружие, извлеченные из погребений скифских царей. Посетители выставки совершают увлекательное путешествие по кочевым тропам скифов. Рассказывает президент Германского института археологии Германн Парцингер

«Начиная в Туве, в Центральной Азии... Румыния, Болгария» (аудиофайл)

Одним из центральных объектов выставки стал курган Аржан 2, где впервые было найдело в полной сохранности захоронение скифского царя с супругой.

«Самые важные вещи из Аржана здесь... сотрудничество русско-германское» (аудиофайл)

В организации сенсационной выставки приняли участие археологи и историки из шести стран, свои сокровища представили полтора десятка музеев. Выставка проходит под патронажем президента России Владимира Путина и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева...