1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

К проблеме взаимоотношений ислама и государства

В программе "Фокус" речь идет о проблемах взаимоотношений государства и религии в Узбекистане.

Очевидно, что государствам в Центральной Азии еще предстоит выработать эффективную политику по отношению к исламу. Пять республик, за исключением Афганистана, носят светский характер. Но роль ислама в каждой из них различна. Не менее очевидно, что в данном регионе велика террористическая угроза под вывеской ислама: достаточно вспомнить деятельность таких крупных сетевых организаций, как "Аль-Каида" или «Талибан». Примером такой организации в Узбекистане можно считать боевиков Исламского движения Узбекистана, пытающихся с помощью оружия навязать свои экстремистские взгляды. Однако в том же Узбекистане борьба с религиозным экстремизмом осуществляется зачастую методами, ведущими только к радикализации вполне умеренных сторонников религии. О том, как найти баланс в отношениях между властью и религией, шла речь на международной конференции, организованной в Ташкенте немецким фондом имени Фридриха Эберта. Тема встречи – «роль и значение исламского фактора, традиций и обычаев в формировании основ гражданского общества в странах Центральной Азии". Рассказывает Виктор Агаев.

Фонд имени Фридриха Эберта считает одним из направлений своей деятельности работу с исламскими организациями в регионе. При этом специалисты фонда преследуют ясную цель, говорит руководитель фонда в Центральной Азии Райнхард Крумм:

- Мы не можем объяснить, что такое ислам, это невозможно, мы и сами это знаем. Но мы можем показать немецкий опыт. Может быть, не с исламом, а с христианством- отношения государства и религии в общем. Мы сейчас живем в мире, где очень важно, чтобы отношения между государством и религией было "спокойными", не надо нервничать, просто подумать, как это устроить. Вот такой опыт мы покажем здесь, чтобы Узбекистану и странам Центральной Азии объяснить проблемы по разным тематикам. Это главное.

Впрочем, узбекские коллеги Крумма не склонны один в один перенимать накопленный на Западе опыт взаимодействия государства и религии. Основу узбекского общества формируют традиции ислама и эту традиционность необходимо учитывать. По крайней мере, так считает заместитель Института по изучению гражданского общества Атхам Хамдамов:

- В последнее время идет процесс, скажем так, модное слово, экспорта демократии. В этом вопросе мы должны четко знать, что у нас есть свой путь, свои традиции, которые мы должны показать мировому сообществу. Различные модели демократии, различные модели построения гражданского общества, - конечно, мы это учитываем, но все-таки мы будем настаивать на своих традициях.

Впрочем, что имеет в виду Атхам Хамдамов, говоря о традициях, остается неясным: то ли традиции ислама, то ли традиции притеснения верующих чиновниками. В Узбекистане нередки случаи, когда любые религиозные отправления воспринимаются как возможное покушение на общественный порядок и даже на сам государственный строй светского государства Узбекистан. Считается, что лучше перегнуть палку. Естественно, такая реакция властей вызывает отторжение верующих. Райнхард Крумм говорит по этому поводу следующее:

- Сегодня часто на первый план выходит мнение, что в мире есть только белое и черное. Но в мире, наверное, 98 процентов – это серое. И вот это мы пробуем объяснить. Надо читать, надо учиться, надо смотреть на чужой опыт. Я надеюсь, что итогом этой конференции станет то, что государство и гражданское общество продолжат разговоры на тему ислама и политики уже в более узком формате.

Надо сказать, что едва ли Райнхард Крумм понимает взаимодействие гражданского общества и властей в Узбекистане так, как это происходит на примере узбекской ученой Барно Валиевой. Кандидат философских наук, востоковед-арабист, бывший сотрудник Женского ресурсного Центра, ныне закрытого властями Барно Валиева является автором работы «Ислам и женщины». Эта брошюра была издана при финансовом содействии американской неправительственной организации «Winrock International». Эта организация, как и многие другие, с некоторых пор находится в опале и согласно решению Ташкентского суда должна быть закрыта. Теперь работники узбекской прокуратуры вызывают ученую на многочасовые допросы и угрожают ей возбуждением уголовного дела за, как ей говорят, неправильное толкование ислама. Продолжит ….

Брошюра, изданная в количестве пятисот экземпляров при финансовой помощи международной организации «Winrock International», вышла в свет еще в 2001 году. Однако только сейчас стала предметом острой критики со стороны Комитета по делам религий Узбекистана. Пресс-секретарь этого ведомства Азиз Абидов утверждает, что в тексте книги автор позволил себе беспрецедентное и прямое унижение национальных ценностей узбекского народа. Барно Валиева говорит:

«Меня вызывали в прокуратуру, допрашивали по 5-6 часов. Меня доводили до истерики, спрашивали, в какой типографии издавалась брошюра. Они говорили, что этих брошюр не 500 экземпляров, а больше, что я обманываю. Следователь Иномджанов говорил, что я в своей работе принижаю национальные обычаи нашего народа. Вот такого рода травля идет. Вызывали не только меня, но всех, кто работал в этом проекте».

Брошюра была призвана, прежде всего, просветить женщин в вопросах ислама. По мнению Барно Валиевой, ее работа является поводом скорее для научных дискуссий, а не уголовных преследований:

«Я постаралась в своей брошюре именно с точки зрения модернизированного ислама доказать, что не ислам виноват, к примеру, что закабаление женщин в нашем обществе стало распространяться. Не надо ссылаться на ислам в вопросе принижения женщин. В исламе есть много аятов, которые, наоборот, возвышают женщину. Пыталась разъяснить, к примеру, что конкретно в Коране не указывается, что обязательно женщина должна носить хиджаб. То что, выступала против хиджаба, многоженства, оказывается, по мнению прокуратуры, я пыталась «европеизировать» наши национальные обычаи и традиции».

Единственные, оставшиеся у востоковеда два авторских экземпляра брошюры, Барно Валиева вынуждена была ликвидировать, опасаясь преследований.

«Я даже не смогла себе оставить авторские экземпляры! Как ученый, я стараюсь истолковать нормы ислама с модернистских позиций, чтобы было правильное представление о статусе женщин в исламе и то, что все так перевернули и представили в обратном свете, это, меня, конечно глубоко возмущает»!