″К деятельности НПО в России отношусь отрицательно″ | Архив читательских писем: обсуждение публикаций | DW | 13.04.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Письма читателей

"К деятельности НПО в России отношусь отрицательно"

Темы: Минюст России отправил в суды заявления о ликвидации тысяч НКО, Путин в Ганновере, нужны ли визовые льготы чиновникам, реиндустриализация США и последствия для немецкого бизнеса, споры о судьбе книги Гитлера.

Путин в Ганновере: деспот или партнер?

Алексей, Россия:
Позволительно ли главам государств и правительств публично критиковать друг друга? Думаю, следует особенно аккуратно использовать критику в адрес главы другого государства. Особенно когда понимаешь, что от взаимного партнерства обе стороны только выиграют. Дать совет - это будет еще лучше. Но всегда стоит смотреть на все через историческую, этническую, культурную и экономическую призму. Путин не деспот, но политик, которому достался багаж, состоящий из множества проблем. Да, есть у него и отрицательные стороны, а скажите, кто же без них?

Минюст РФ отправил в суды заявления о ликвидации тысяч НКО

Андрей, Россия:
Дело не в количестве денег, а в том, откуда они поступают. Если финансирование идет из-за рубежа, хоть рубль, то нужно зарегистрироваться! И все, работай дальше. Это по закону! Какие тут могут быть споры? Что будет, если Россия создаст в Берлине организацию с непонятными целями и своим финансированием, которая при этом не будет выполнять законы ФРГ? Долго ее Меркель будет терпеть?!

Немецкие политики критикуют преследования НПО в России

Александр Мерненко, Ростов-на-Дону, Россия:
К деятельности НПО в РФ отношусь отрицательно. У русских есть поговорка "Кто платит за ужин, тот девушку и танцует". НПО представляют интересы финансирующей их стороны. И зачастую они работают против своей страны. А все спекуляции вокруг демократии - попытка прикрыть иностранное вмешательство во внутренние дела государства. Впрочем, у каждой нации свое представление о демократии.

Петр Невский, Москва, Россия:
Признавая факт уважительного (в большинстве случаев) отношения DW к объективности информации, надеюсь услышать прямую и честную оценку деятельности весьма странных организаций, расплодившихся в моей стране. Какой здравомыслящий человек поверит в то, что для улучшения жизни честных людей в одной стране необходимы сотни неких "спонтанно" возникших организаций, существующих на деньги другой страны?

Rafael, Россия:
20 лет существовало наше общество российско-немецкой дружбы, которое ежегодно проверяли министерство юстиции и налоговая инспекция. Но после путинской команды началось что-то ужасное. Например, бухгалтера общества, учительницу немецкого языка, а сейчас инвалида 1 группы, довели до инфарктного состояния, обвиняя в экстремизме. А весь экстремизм - это обучение детей немецкому языку, создание музея и уход за памятниками Первой и Второй мировой войн.

Немецкие парламентарии: Авторитарные действия властей РФ несовместимы с обновлением

Urbach, Германия:
Есть хорошая басня. Заяц спрашивает у ежика: " Ты что так сжался в комок и растопырил свои острые иглы?" -  "Это я на всякий случай. Мои соседи все время учат, как мне жить, при этом сильно угрожая". - "И кто же твои соседи?" - "Лисицы, волки и медведи"... Мораль этой басни такова: не лезь туда, где вас не ждут с медвежьими услугами.

Die Zeit: Принципы Кремля - цинизм и невмешательство

Starsky, Канада:
Можно соглашаться, а можно и не соглашаться с тем, что сказано выше. Действительно, у России нынче нет никакой идеологии, кроме пресловутой "управляемой демократии", которую она понимает весьма специфично. Прошли времена, когда СССР держал знамя интернационализма, защиты мира, справедливости всюду и везде - это было официальной идеологической доктриной. Москва исповедует сегодня один единственный принцип - она живет по законам "прагматизма": моя хата с краю... То, что меня не касается - меня не касается.

Это должно бы означать защиту исключительно собственных интересов... Но ведь мир един, не так ли. Все события, происходящие в нем, взаимосвязаны. Стало быть, свои действия (или бездействие) необходимо соизмерять с позицией соседей, союзников, противников. Как можно состоять в постоянных членах СБ ООН и "не высовываться"? Или, более того, оправдывать, скрывать нарушения, к примеру, прав человека? В отличие от России, Запад (в широком смысле) защищает свободу, демократию и права человека безотносительно к какой-либо стране - это универсальный принцип, на котором зиждется его политика. И это правильно.

Немецкий политик: Российские чиновники могут лишиться визовых льгот

Андрей Иванов, Москва, Россия:
Никаких льгот быть не должно! Дипломаты - ладно, дипломатический паспорт. И общегражданский паспорт. Евросоюзу надо узаконить только эти два документа российских граждан. Никаких синих, желтых, пестрых паспортов - только два типа. Только так можно сделать первый шаг к наведению порядка. И никаких отмен виз с Россией. Дорогие европейцы, вам же будет хуже!

СМИ: В "список Магнитского" могут быть включены 280 российских чиновников

Собиневский Сергей, Запорожье, Украина:

Идеально, если бы в этот список попали не только чиновники, но и члены их семей. Многие российские чиновники задумаются о целесообразности выполнять права человека у себя в стране, когда жен не пустят за покупками в бутиках Парижа и Лондона, а детишек выпрут из Оксфорда и Сорбонны.

Навальный намерен стать президентом России

Ivan, Украина:
Навальный понял, что все-таки за свои поступки придется отвечать. Теперь и говорит, что будет баллотироваться в президенты. Если дадут срок, то будут причины упрекать власть. Все-таки это похоже на шоу. Типа деньги уже есть, хлеб тоже, теперь нужно зрелищ... Прохоров себя уже дискредитировал, теперь вот старые новые лица - вперед.

Немцев пугает вызванная сланцевым газом реиндустриализация США

Алекс Вин, С.-Петербург, Россия:
Бояться немецкому бизнесу нечего. "Сланцевая революция США" ни что иное как обеспечение собственной энергетической безопасности. Ресурсы обычной дешевой газодобычи упали, как-то нужно их заменять. Каким образом, например, США могут вернуть производство Ford? У них автомобильные компании в США живут только за счет правительственной поддержки. Детройт - бывшая автомобильная империя - в руинах. Вывезти производство легко, а восстановить сложно. Это примерно тоже самое, как после Горбачева и Ельцина восстановить Россию.

В Германии спорят о судьбе книги Гитлера

Лисун А., Набережные-Челны, Россия:
Очень щекотливый вопрос. В магазинах книгу диктатора национал-социалистического государства не продают, поэтому большинство читателей не имеет возможности разобраться, что в этой книге считается разжигающим межнациональную рознь. Хотя многие передачи по истории Третьего рейха используют цитаты из книги…

Но, как мы можем убедиться, что это цитаты именно из этой книги, если она запрещена? Фигура автора слишком противоречива. В начале книги он рассказывает о детстве и жизни в Вене. Знаете, никто не может запретить описывать свою жизнь на бумаге. Но только если честно и беспристрастно доказать, что эта книга несет в себе человеконенависническое учение, тогда отпадут всякие вопросы. Человек имеет право читать книгу, которую сам выбрал. Только читатель может сказать, что в этой книге зловещего. Следует ее переиздать. Ведь если держать под замком, она может стать своего рода священным писанием для всех мастей неофашистов.

Против активисток Femen в ФРГ завели уголовное дело

Sergeivanovich, Россия:
Вот никак не могу понять, почему они не голые-то бегают где-нибудь в пригородах Парижа или на ночном пляже? Все были бы им благодарны, и никто бы их не останавливал...

От редакции: Спасибо всем, кто пишет по адресу feedback.russian@dw.de! Мы являемся площадкой свободного обмена мнениями и стараемся давать такие обзоры почты, в которых наиболее полно отражается спектр суждений. Письма не проходят цензуру, но могут быть отредактированы и сокращены. Почта оскорбительного и экстремистского содержания не публикуется. Мнения авторов не являются мнением редакции. Редакция не несет ответственности за факты, изложенные в письмах читателей.

Контекст