1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Курултай в Киргизии: кто и зачем его проводит

6 марта в Киргизии пройдет третий Народный съезд, главная цель которого - достижение мира и согласия в обществе. Он станет и своеобразной репетицией предстоящего II Всемирного курултая киргизов, назначенного на август.

После того как в Киргизии прошел референдум по вопросам изменения Конституции и доверия президенту, у официального Бишкека появился аргумент, вроде бы подтверждающий одобрение большинством населения курса, проводимого Аскаром Акаевым, а у оппозиции - дополнительный повод для критики власти. Из Бишкека передает Саида Юсупханова:

"Возмущение у оппозиции вызывает проведенный 2 февраля референдум. Его результаты, согласно которым жители республики проголосовали за поправки в Основной закон, оппозиционеры считают сфальсифицированными.

Впрочем, помимо референдума, горячих точек в столкновении власти и оппозиционного фронта хватает – это и соглашение о предоставлении части территорий республики Китаю, и вопросы ущемления прав граждан и свободы СМИ. В ответ на критику киргизское политическое руководство предприняло новые шаги для того, чтобы в противостоянии с оппозицией заручиться более широкой поддержкой общественности.

В четверг в Киргизии под эгидой Ассамблеи народов республики пройдет Третий Народный Съезд, в котором примут участие 640 делегатов. Съезд, инициированный киргизским правительством, призван реализовать многовековую традицию, когда для разрешения междоусобиц и разногласий собирались представители народа и находили компромисс. Его главной целью является достижение мира и согласия в обществе. Также эта встреча станет своеобразной репетицией предстоящего II Всемирного курултая киргизов, назначенного на август. Мероприятие носит общественный характер. Среди делегатов будут представители практически всех политических партий, неправительственных, общественных, молодежных организаций. Приглашены также сотрудники центральных органов власти, международных объединений, религиозных конфессий и представители оппозиции. Однако оппозиция уже заявила, что не намерена участвовать в Съезде, так как считает это мероприятие не легитимным. Возмущение у оппозиционеров вызывает и то, что для участие в нем им было выделено очень мало мест. По мнению правозащитника Турсунбека Акунова Съезд полностью является правительственным и не представляет интересы народа, большинство которого недовольно нынешней политикой. Акунов утверждает, что Народный Съезд- это "очередное показушное мероприятие республиканского масштаба" с целью узаконить прошедший референдум".

Интересно отметить, что за день до проведения Народного Съезда по инициативе президента Аскара Акаева в республике был создан новый орган: Совет демократической безопасности. Саида Юсупханова сообщает:

"В первую очередь совет совместно с Ассамблеей народов Кыргызстана займется разработкой демократического кодекса, в основу которого лягут второй раздел Конституции, касающийся прав и свобод граждан, а также международные договора, к которым присоединился Кыргызстан. Документ должен быть представлен ко второму всемирному Курултаю, который пройдет в августе 2003 года. До этого кодекс должен пройти всенародное обсуждение. В состав совета демократической безопасности вошли 29 человек, среди них депутаты, ученые, общественные деятели и представители оппозиционных сил. Председателем Совета назначен видный ученый республики Мирсаид Миррахимов".

А как оценивают нынешнюю политическую ситуацию в республике европейские эксперты? По мнению главы Германского общества по содействию демократии в Центральной Азии Михаэля Лаубша:

"Не так давно были в центрально-азиатской комиссии Европарламента слушания по Киргизии, в ходе которых представители оппозиции дебатировали с представителями киргизского парламента спорные вопросы – правда, там каждая сторона представили свою позицию, и ничего продуктивного создано не было. Но и это, в сравнении с другими странами региона, на мой взгляд, позитивно: по меньшей мере обе стороны – оппозиция и администрация, использовали возможность в нейтральном месте обговорить определенные аспекты внутренней политики, состояние с правами человека и свободой средств массовой информации. Можно сравнить это с другими странами Центральной Азии, например, с Казахстаном, где, увы, представители власти до сих пор отказывались от возможности, например, в Европарламенте или в Совете Европы провести дискуссию с оппозиционерами.

С другой стороны, оценивая внутриполитическое положение Киргизии, нет оснований с легкостью говорить о положительных переменах. Естественно, сравнивая нынешнее положение с тем, что было еще относительно недавно, можно видеть, что изменения есть – сегодня посреди улиц спецслужбы не убивают людей, не разгоняют силой демонстрации, но я не вижу оснований для заявлений, которые делаются от лица некоторых европейских стран, что Киргизия сейчас является образцовым учеником по части демократических реформ. Так, недавний референдум, можно сказать, проведен только для успокоения международных организаций и мирового сообщества. Президент теперь может говорить о том, что его поддерживает большая часть общества, но оппозиция в Киргизии утверждает, что этот референдум был проведен незаконно. Другой вопрос – что будет происходить теперь с лидерами оппозиции, и, в первую очередь, с находящимся в заключении Феликсом Куловым – но тут надо подождать, чтобы верно оценить, насколько искренне намерение власти на самом деле содействовать постепенной демократизации политической системы в республике".