1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Культура памяти и ответственности

Во Франкфурте-на-Одере прошел семинар с участием студентов из Беларуси и Германии, дискутировавших на тему, предопределенную названием семинара: „Преступники или жертвы – образы участников Великой отечественной войны“.

default

Более 60-ти лет минуло с момента окончания Великой Отечественной Войны, в которой нацистская Германия пыталась захватить Советский Союз и поработить его жителей. Сегодня молодые люди из Беларуси и Германии часто встречаются, чтобы обсудить события тех трагических лет на студенческих семинарах. Очередной из них, под названием „Преступники или жертвы – образы участников великой отечественной войны“, собрал во Франкфурте-на-Одере студентов местного университета и их коллег из Бреста.

Молодые люди сначала посетили немецкий городок Зеелов. В этом месте в 1945-ом году Красная Армия прорвала последнюю линию обороны вермахта перед Берлином. Руководство мемориального комплекса Зееловские высоты выступило организатором студенческого семинара. С белорусской стороны партнерами в этом проекте стали музей Брестская крепость-герой и исторический факультет Брестского государственного университета.

Памятники и память

Сегодня, в Зеелове до сих пор стоит памятник - бронзовая статуя юного советского солдата, возвышающаяся над могилами его погибших товарищей. Скорбный взор воина обращен на восток, в сторону его родины. Участники семинара задались вопросом, есть ли у этого памятника сходство с мемориальным комплексом „Брестская крепость“, который они посетили в рамках проекта в сентябре. Говорит директор музея „Зееловские высоты“, Герд-Ульрих Германн:

„Конечно, два мемориальных комплекса отличаются размером. И в брестском музее работают значительно больше сотрудников, чем у нас. Это связано с тем, что белорусское государство целенаправленно финансирует Брестскую крепость. А наш мемориальный комплекс получает лишь маленькие финансовые средства из местного бюджета“.

По словам Германна, немецкое правительство поддерживает в первую очередь мемориальные комплексы на местах бывших лагерей смерти. Места боев не занимают столь важное место в немецкой культуре памяти войны, как в белорусской. Возможно, считает немецкая участница семинара Инга Симон, это связано со сдержанным отношением немцев к этим местам:

„ Это вызвано тем, что не хочется отождествлять себя с теми, кто совершил беззаконие. Наверное, мы немцы боимся такой мысли. Поэтому, мы ведем себя очень сдержано в таких местах“.

Святое место

Белорусы же имеют совершенно другое отношение к местам боевых действий, замечает Евгений Месюк, студент исторического факультета Брестского государственного университета. Для него, Брестская крепость:

«Просто святое место. Посещаю его каждый год для себя, лично для себя. Когда заходишь туда, правильно сказали, поднимается такой священный трепет. Самое интересное, что такое есть не только в Брестской крепости, а во многих местах. Это действует очень сильно“.

Один из самых впечатляющих моментов для посетителя Брестской крепости – главный вход, там всех встречает песня „Священная война“. В ней, как и во многих советских военных песнях, присутствует образ преступного врага-немца. Однако, спрашивается, настолько этот образ соответствует историческим фактам. Молодые специалисты и ученые из двух стран попытались найти ответы на этот вопрос. Говорит Евгений Месюк:

„Одним махом нельзя просто огульно говорить, что все немцы – это враги, они нас уничтожали. Понятно, что белорусскому народу пришлось очень тяжело. Но я пытаюсь понять и немцев. Для кого-то тоже это было трагедией. Главное - просто оценивать ситуации без перегибов. То есть, разобраться в каждом конкретном случае.“

Ответственность индивидуальна для всех

С Месюком соглашается директор мемориального комплекса „Зееловские высоты“, Герд-Ульрих Германн. Он подчеркивает, что индивидуальная вина конкретного солдата должна быть доказана:

„Тут надо рассматривать индивидуальные биографии. В Зеелове, например, воевали так же явные преступники. Члены СС, которые работали надзирателями в лагере смерти и принимали участие в уничтожении людей“.

При этом участники семинара пришли к выводу, что индивидуальный подход должен быть применен не только к немцам, но и к тем белорусам, которые после войны обвинялись в сотрудничестве с немецкими оккупантами. Поскольку, по мнению преподавателя Брестского государственного университета Анатолия Мащука:

„Есть люди, которые с оружием в руках воевали на стороне оккупационных властей, которые, безусловно, причастны к военным преступлениям. И есть те, кто волею судьбы оказался по ту сторону баррикад. Я уже говорил о тех старостах, которые зачастую просто назначались. Просто у них не было выбора“.