Культура и прокуратура: два дня из жизни Петра Павленского | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 19.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Культура и прокуратура: два дня из жизни Петра Павленского

19 мая закончился суд над художником-акционистом Петром Павленским по делу о покрышках. Но начался новый - по делу о поджоге ФСБ. Подробности - в репортаже DW из зала суда.

Петр Павленский в зале суда

Петр Павленский в зале суда

"Освободить от наказания в связи с истечением срока давности", говорится в приговоре Санкт-Петербургского районного суда художнику Петру Павленскому. Приговор был оглашен 19 мая в Москве, в здании суда Преображенского района. Акционист признан виновным в вандализме (часть 2 статьи 214 УК РФ). В 2014 году во время акции "Свобода" он жег покрышки на Малом Конюшенном мосту в Санкт-Петербурге. Таким образом художник хотел символически присоединиться к протестующим на Майдане в Киеве.

Освобожден, но не на свободе

Судья скороговоркой зачитывала вердикт около полутора часов - все это время Павленский сидел в "аквариуме" молча, как будто бы вовсе не интересовался происходящим. На оглашении присутствовали журналисты - их было сравнительно немного, в основном это были сотрудники оппозиционных и западных СМИ. А также художники-перформансисты - Мария Алехина и Олег Кулик. "Я очень рад, что судебной системе не удалось скормить меня…", - начал Павленский после оглашения вердикта, но продолжение услышать не удалось, посетителей довольно быстро выгнали из зала суда.

Ольга Динзе

Ольга Динзе

За свои действия Павленский приговорен к 1 году и 4 месяцам ограничения свободы. Поскольку акция состоялась два года назад, судья приняла решение освободить его от наказания.

Тем не менее освобожденный художник был тут же отправлен обратно в московский следственный изолятор "Медведково", где он находится в ожидании решения по делу о другом поджоге. На этот раз речь идет об акции "Угроза", во время которой Павленский 9 ноября 2015 года облил бензином и поджег дверь здания ФСБ на Лубянке.

Культурное наследие

Рассмотрение этого дела началось в Мещанском районном суде Москвы на день раньше, 18 мая. С самого начала Павленский отказался вставать при появлении судьи. "Судья, я уже требовал переквалифицировать дело на терроризм и прекратить прятаться под маской гуманизма, - сказал художник. - Пока это не будет сделано, я отказываюсь соблюдать ваши так называемые правила и соблюдаю регламент молчания".

Так оно и было - ни на какие вопросы Павленский не отвечал, комментарии по делу давать отказывался. Говорили адвокаты Ольга и Дмитрий Динзе, которые не поддержали просьбу Павленского, так как, по словам Ольги, "не имеют права подавать ходатайства, которые могут ухудшить положение их подзащитного".

Оксана Шалыгина и Дмитрий Динзе

Оксана Шалыгина и Дмитрий Динзе

Прокурор Антон Сизов зачитал обвинительное заключение, которое в тот же вечер разошлось на цитаты: художник Павленский обвиняется в повреждении выявленного объекта культурного наследия - здания НКВД и КГБ СССР, в котором "в годы репрессий содержались выдающие деятели культуры и науки".

Такая постановка вопроса была несколько неожиданной для адвокатов Ольги и Дмитрия Динзе, которые готовились к тому, что Павленского будут обвинять в преступлениях на почве идеологической ненависти к российским службам госбезопасности. По смыслу такое обвинение было бы ближе к замыслу художника. Тем не менее адвокаты успели подготовиться к заседанию и потребовали зачитать текст культурологической экспертизы по делу Павленского.

В ней содержались противоречия: следователи, которые отправляли дело на экспертизу, задавали вопросы о двери, которая находится в Москве в здании ФСБ по адресу Большая Лубянка, дом 2. А ответы экспертов касались подъезда в доме по адресу улица Мясницкая, дом 1. На самом деле, речь идет о разных корпусах одного и того же здания, но адвокаты надеются воспользоваться путаницей в адресах, чтобы потребовать вернуть дело в прокуратуру. Показания представителя потерпевшей стороны - юриста войсковой части 55002 Дмитрия Казакова - тоже разнились. По его собственным воспоминаниям, на первом допросе следователя он говорил о двери на Лубянке, а во время следующих допросов - на Мясницкой.

Историческая ценность

Кроме того, Ольга и Дмитрий Динзе своими вопросами к представителю потерпевшей стороны пытались выяснить, так ли велика историческая ценность поврежденной двери, как утверждает следствие. Дело в том, что в здании ФСБ 8 лет назад проходили ремонтные работы: "Что в рамках эти работ делали с дверью? Были ли они согласованы с Мосгорнаследием? Состоит ли она по-прежнему, как говорится в экспертизе, из цельного дуба? В каком году появились бронированные стекла?", - спрашивала Ольга Динзе сотрудника силового ведомства.

Оксана Шалыгина

Оксана Шалыгина

Он, ничего не помнил и даже отказался сообщить, какая именно структура в ФСБ занимается ремонтом зданий: "Я отказываюсь отвечать на этот вопрос". "В связи со служебным положением?", - уточнила судья. "Да, это информация для служебного пользования. Но у нас есть специальное подразделение, в котором работают краснодеревщики", - заявил Дмитрий Казаков.

Избиение Павленского

Все это можно было бы считать фарсом или даже художественной акцией, если бы художник Павленский не сидел за настоящей решеткой, недавно избитый настоящими конвоирами при перемещении из одного СИЗО в другое. Об избиении DW рассказала его подруга Оксана Шалыгина: "В автозаке он повздорил с одним из сотрудников полиции, его вывели из машины и избивали ногами и дубинками несколько человек".

По словам Шалыгиной, тюремный врач на словах зафиксировал трещину в ребре и внутренние гематомы, но официальных документов не предоставил. Шалыгина утверждает, что практика избиения конвоируемых распространена в Мосгорсуде, который отвечает за перемещения заключенных по Москве.

"Нам известно о многих других подобных случаях, мы даже знаем номер значка одного из конвоиров - 007666, и хотим добиться того, чтобы избиения прекратились", - рассказала Оксана Шалыгина. При этом сам Павленский, по словам адвоката Ольги Динзе, не собирается писать жалобу на конвоиров, "не желая быть терпилой" и соблюдать какие-либо правила системы, с самим существованием которой он категорически не согласен. Между тем 27 мая в Мещанском районном суде продолжится заседание по делу об акции "Угроза".

Смотрите также:

Контекст