1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Кузена британской королевы выселяют из дома

29.07.2003

Сегодня мы поговорим о квартирном вопросе. Не удивляйтесь: на Западе жилищные проблемы тоже существуют. Но они, мягко говоря, отличаются от тех, с которыми сталкиваетесь вы. В Дании, например, существует целый город (или, точнее говоря, район города – Копенгагена, датской столицы), жители которого когда–то одним ударом разрешили свои жилищные, а также некоторые другие, проблемы. И только теперь, спустя три десятилетия, у них возникают определённые трудности. Из Копенгагена – Борис Вайль:

Тридцать с лишним лет назад в датской столице были освобождены казармы – солдат перевели в другое место. Пустующие казармы и разные подсобные помещения продолжали находиться на балансе министерства обороны - никто пока не решил, что с ними делать. Городок был не малый – тридцать гектаров зеленой территории; окруженной каналами. А в это время в Дании – как и в других странах Западной Европы – еще бушевала так называемая «молодежная революция», начáвшаяся во Франции в мае 1968 года. Бунт против авторитетов, движение хиппи, наркотики и йога, наконец, попытки создания коммун и новых альтернативных форм жизни и общежития, и связанные с этим захваты пустых домов – все это объединялось в одно движение, которое называлось «протест против буржуазного общества». И вот эти молодые люди в Дании захватили пустующие казармы в районе Христиансхавна и провозгласили «вольный город Христиáнию» - по названию района, восходящему к имени короля Христиана Четвертого. Самое поразительное – это то, что этих молодых людей не выселили из казарм, как это обычно бывает в подобных случаях. Говорят, что в этом был виноват тогдашний министр обороны, проявивший непростительную мягкость. Да и общий дух времени был тогда такой, что министр, наверное, побаивался реакции общества. Как бы там ни было, в Христиáнии обосновалось несколько сот человек, а со временем их число превышало и тысячу. Они жили здесь не платя никакой квартплаты, за вóду , свет и другие коммунальные услуги – тоже не платили, ну а средства к существованию у всех были разные: у кого состоятельные родители, другие получали от «буржуазного» государства пособия, некоторые работали. Со временем государство стало требовать от захватчиков даже не квартплату, а коммунальные платежи. Под угрозой выселения они стали эти платежи выплачивать. Одновременно в Христиáнии возникали свои мастерские, детсады и даже кафе и самодеятельный театр. Многие не хотели жить в казармах и строили себе жилище, не спрашивая, разумеется, разрешения властей. То-есть, это был – и есть - «самострой», который не поощряется во многих странах, и дома, возникшие вопреки планам градостроителей и без утверждения властей, обычно сносятся. Но здесь именно не было властей! Вместо них христианиты (так их называют) создали свой выборный орган, т.е. свое самоуправление. Полиция побаивалась заходить в Христиáнию: ее там встречали порой камнями. И все же иногда полиции удается проводить там облавы. Дело в том, с самого начала в Христиáнии появился гашиш и другие эйфоризирующие вещества и туда устремились торговцы наркотиками, поскольку для них открылся большой рынок сбыта! Во время облав находят и конфискуют не только наркотики, но и оружие. Здесь создаются склады украденных в других местах вещей. Словом, полиция считает, что Христиáния – это криминогенный район и его надо упразднить. Другие возражают на это: мол, уничтожим очаг преступности здесь – он перекинется в другие места.

Некоторые страны Северной Европы – прежде всего, Швеция и Норвегия – не раз уже заявляли протесты и требовали от датчан закрыть «вольный город» : дело в том, что частенько подростки из этих стран пропадают из дома, а потом их находят в Христиании. И дискуссии о будущем Христиáнии все эти 30 лет не умолкают. Не раз вопрос о ней поднимался в парламенте, и правые партии требовали выселения христианитов и возвращения казарм министерству обороны либо их полного уничтожения. И каждый раз такие предложения не собирали большинства.

Однако, в конце позапрошлого года к власти в Дании пришел блок правых партий, который решил, что теперь поддержка парламента обеспечена. Разработан план так называемой «легализации» Христиáнии. Старые казармы решено отремонтировать, кроме того – построить в городке новые дома, поселить туда всех, кто захочет платить соответствующую квартплату, в том числе и христианитов. Предполагается, что выселение из казарм начнется к осени следующего года. А пока христианиты всячески пытаются склонить общественное мнение на свою сторону. Как всегда, в Христиáнии можно видеть массу туристов – и датчан и иностранцев. Жители вольного города показывают им как они живут , проводят экскурсии.

«Нужно посмотреть на эту диковинку, пока ее еще не убрали», - думают туристы. Но я полагаю, что несмотря на поддержку большинства парламента и главных политических партий, властям придется трудно. И они тоже подготавливают загодя общественное мнение.

Освобождать жильё, возможно, придётся в ближайшем будущем не только асоциальным элементам Копенгагена, но и кузену английской королевы. Да ещё какое жильё! Рассказывает наш лондонский корреспондент Джерри Миллер:

Кенсингтонский дворец, один из немногих в наши дни действующих королевских дворцов, расположен в глубине городского парка Кенсингтон-гарденс в центральной части Лондона. В конце 17-ого века король Вильгельм III, страдавший астмой, решил построить себе резиденцию вдали от отдающей сыростью Темзы и загрязненного дымами Лондона в его тогдашних границах и приобрел с супругой-королевой Мэри II частную загородную усадьбу вблизи деревушки Кенсингтон к западу от столицы. Перестроить усадьбу в королевскую резиденцию было поручено ведущему британскому архитектору тех времен, времен стиля «барокко», Кристоферу Рену – тому самому, что позднее возвел кафедральный собор Лондона - собор Св. Павла. Рядом с Кенсингтонским дворцом был вырыт искусственный Круглый пруд, для разведения морских черепах – Вильгельм и Мэри любили лакомиться черепашьим супом. В начале 19-ого века поэт-романтик Перси Шелли пускал в пруду этом кораблики, сделанные из денежных купюр, демонстрируя тем самым презрение к мамоне.

В правление Вильгельма III весной 1697-ого года приезжал в Англию учиться строить корабли и вербовать европейских специалистов Петр I. Хотя официально с английским королем молодой русский царь не встречался, потому что, как известно, ездил по Европе инкогнито, неофициальные контакты были, и придворный художник Вильгельма Годфри Неллер написал с натуры знаменитый портрет Петра в черных латах, висящий сегодня в Кенсингтонском дворце – тот самый портрет, что красовался до недавнего времени на российских денежных знаках.

Британские монархи использовали Кенсингтонский дворец как свою резиденцию до середины 18-ого века, после этого он стал, как говорят сегодня журналисты-циники, «общежитием для второстепенных членов королевской семьи». В настоящее время здесь обитают двоюродные братья и сестры королевы Елизаветы II: принц Майкл Кентский с супругой и детьми, герцоги Глостерские и Кентские, здесь жила, после того как рассталась с принцем Чарльзом принцесса Диана, здесь проживала и скончавшаяся в прошлом году младшая сестра королевы принцесса Маргарет. Надо сказать, что некоторые второстепенные члены королевской семьи неожиданно могут стать первостепенным. Так произошло в 1837 году с родившейся в Кенсингтонском дворце – в одной из комнат есть мемориальная доска, повествующая об этом – и выросшей в нем королевой Викторией. Она была коронована и правила 64 года только по той причине, что оба ее дядюшки, правившие один за другим Георг IV и Вильгельм IV не оставили после себя потомства!

Самый колоритный из сегодняшних обитателей Кенсингтонского дворца – это без сомнения кузен королевы принц Майкл Кентский. Именно у него внучатного племянника Николая II брали образцы крови для анализа ДНА при опознании тела российского императора. Принц Майкл - заядлый автомобилист и совсем недавно возглавлял автопробег спортивных ретро-автомобилей из Екатиренбурга в Санкт-Петербург приуроченный к 300-летнему юбилею последнего. Принц Майкл – один из патронов Общества российско-британской дружбы, по его инициативе в Лондоне на берегу Темзы установлен памятник Петру работы Михаила Шемякина.

Однако британская публика, как видно, не считает эти благотворительные акции оправдывающими проживание принца и его семьи почти бесплатно в самом дорогом квартале британской столицы Кенсингтоне. Елизавета II поселила в Кенсингтонском дворце своего кузена и его жену, бывшую австрийскую баронессу Мари-Кристин фон Райбниц, которую бульварная пресса окрестила «нахальной принцессой» в 1979-ом году, когда у них родился первенец. Около года назад специальная комиссия британского парламента провела ревизию во дворце и установила, что принц Майкл платит за свои восьмикомнатные апартаменты – деньги идут на содержание дворца - примерно 170 евро в неделю, в то время, как за аренду квартиры сходного размера в любом из окрестных домов ему пришлось бы выкладывать как минимум в 25 раз больше! Под нажимом журналистов и парламентариев королева решила пересмотреть вопрос о месте проживания принца Майкла, и, возможно, предложит ему в будущем переселиться в апартаменты поскромнее. В самом худшем случае всему семейству придется перебраться в принадлежащую принцу Майклу загородную усадьбу.

Надо бы посоветовать принцу Майклу переехать в Германию. Потому что здесь права людей, снимающих жильё, защищены так, как не защищены больше нигде в мире. И главная заслуга в этом принадлежит неформальной, как принято говорить, то есть неправительственной, общественной организации – Союзу квартиросъёмщиков.

Немецкий союз квартиросъёмщиков был создан сто лет назад. И очень быстро завоевал авторитет и популярность. Сегодня это – мощная организация, в которой состоит около миллиона человек. Во главе её стоит очень известный политик – Анке Фукс. В начале восьмидесятых годов она была сначала заместителем министра, а потом и министром в правительстве социал–демократов. Её депутатский стаж – более двух десятилетий, а с конца девяностых до 2002–го года она занимала пост вице–президента Бундестага (парламента ФРГ).

Но огромное влияние Союза квартиросъёмщиков объясняется, в первую очередь, не политическим весом его президента, а той важной ролью, которую играет эта организация.

Без одобрения Союза в Германии не принимается ни один закон, регламентирующий сдачу жилья и служебных помещений, их оплату, ремонт, отношения хозяев и съёмщиков и так далее.

В Германии традиционно лишь относительно небольшое число жителей владеет собственной недвижимостью – примерно двадцать процентов населения. Остальные снимают квартиры и дома. Снимают у частных лиц, так как государственного жилья в Германии вообще нет. Есть, правда, муниципальные – очень дешёвые – квартиры, которые специально предназначены для малоимущих семей. Чтобы поселиться в таком муниципальном доме, необходимо получить направление от ведомства социального обеспечения.

По последним данным, немцы снимают сейчас, в общей сложности, более двадцати миллионов домов и квартир. Ясно, что здесь не может не возникать проблем. Кто–то недоволен повышением квартплаты, кто–то вообще считает, что её надо понизить, так как периодически ломается лифт, кому–то надоело уговаривать хозяев поменять раковину и так далее… Если эти люди являются членами Союза квартиросъёмщиков, то они обязательно получат быструю и квалифицированную помощь. Не просто консультацию, подчёркиваю, а конкретную помощь.

Вступить в Союз может любой. Годовой взнос – всего–навсего от сорока до восьмидесяти евро (в разных федеральных землях – по–разному). Это очень маленькие деньги, если учесть, что вами занимаются профессиональные адвокаты, специализирующиеся в этой правовой области. Обычно достаточно бывает грозного письма хозяину квартиры на бланке Союза квартиросъёмщиков, подписанного адвокатом Союза, чтобы возникший конфликт разрешился в вашу пользу. Вам повысили квартплату? Адвокат Союза проверяет, во–первых, соответствует ли она среднестатистической квартплате в вашем городе и районе. Такие данные приводятся в официальных справочниках, которые выпускаются муниципалитетами примерно раз в два года. В справочниках учитывается, кстати говоря, не только расположение квартиры, но и качество жилья, его комфортность. Хозяин, сдающий жильё, не имеет права требовать за него больше, чем предусматривает местный справочник. Конкретный пример: в Мюнхене человек, снявший квартиру и подписавший договор, по которому должен был платить около десяти евро за квадратный метр, узнал, что обычная цена на квартиры в его районе, цена, указанная в справочнике муниципалитета, – всего шесть евро за квадратный метр. После вмешательства Союза квартиросъёмщиков хозяину не только пришлось снизить квартплату, но и вернуть то, что он незаконно уже успел получить.

Но даже до, так сказать, «законного» уровня повысить квартплату не просто. Большинство немцев живут в снятых квартирах в течение многих лет, и та сумма, которая когда–то была указана в подписанном ими договоре, существенно ниже сегодняшней среднестатистической. Это не значит, что хозяева могут, так сказать, одним ударом, ссылаясь на муниципальный справочник, потребовать гораздо больше. Адвокат Союза квартиросъёмщиков ответит на это требование, что закон разрешает повышать квартплату максимум на двадцать процентов в течение трёх лет. Если такое повышение уже было – придётся хозяевам потерпеть ещё три года. Не согласны? – пусть подают в суд. Но судиться с высокопрофессиональными «доками» из Союза квартиросъёмщиков осмеливаются лишь очень немногие из хозяев квартир: себе дороже. Всего три процента конфликтных дел, с которыми люди, снимающие квартиры, обращаются в Союз, доходят до суда. Остальные разрешаются на более ранней стадии.

Желание повысить плату – самая частая причина конфликтов между хозяевами жилья и съёмщиками. На втором месте – те или иные недостатки квартиры, которые не устраняются, и поэтому жильцы принимают решение платить меньше. Это их законное право. Есть даже нечто вроде штрафного каталога, выработанного в течение нескольких лет: за неисправный лифт платим на столько–то меньше, за плесень в ванной – на столько–то, за тараканов – на столько–то, а если зимой сломается (разумеется не по вине съёмщика) отопление, – то можно вообще не платить за квартиру.

Любопытно, что законным поводом для снижения платы за квартиру могут быть и некоторые недостатки, в которых вины хозяев нет и которые они даже не в силах устранить: например, начавшееся поблизости строительство и, следовательно, шум, или открывшийся на первом этаже ресторан, из кухни которого пахнет днём и ночью.

Ну, а что, если хозяевам надоест строптивый жилец, и они решат попросту выгнать его из квартиры? «Попросту» – тоже не удастся. Начнём с того, что без уважительных причин вообще никого выгнать нельзя. А уважительными по закону считаются только две причины. Первая: жильцы грубо нарушают договор (в течение нескольких месяцев, несмотря на предупреждения, не платят за квартиру или не оплачивают накладные расходы, развели грязь, нарушают спокойствие в доме, включая громкую музыку по ночам, скандалят с соседями и тому подобное). Вторая уважительная причина: если хозяин или его ближайшие родственники (родители, дети) сами собираются въехать в эту квартиру.

Находится достаточно ловкачей, указывающих именно эту причину, чтобы расторгнуть контракт, Потом, после того, как старые жильцы съедут, они находят новых, с которых уже берут больше, чем с прежних. Но такие «номера» проходят очень редко. Обычному человеку, конечно, трудно узнать, действительно ли хозяева или их дети собираются сами въезжать в квартиру, но для Союза квартиросъёмщиков это не составляет труда. Но даже, если хозяева не врут, им придётся подождать с новосельем. Выселить жильцов, что называется, с завтрашнего дня, они не могут. По закону, если люди снимали квартиру до пяти лет, то их ни при каких обстоятельствах нельзя выселить раньше, чем через три месяца. А если они жили больше пяти лет, то обязательная отсрочка составляет полгода.

Надо ли говорить, что я и сам уже в течение многих лет состою в Союзе квартиросъёмщиков? Причём мне приходилось – правда, по мелким причинам – обращаться туда за помощью. И я не был разочарован.