1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Куда бы мне в Европе податься?

11.09.2003

Сегодня мы поговорим о проблемах миграции. По данным ООН, сейчас в мире 175 миллионов человек проживают не в тех странах, где они родились. Только в Западной и Восточной Европе насчитывается 56 миллионов мигрантов и переселенцев, которые по политическим, религиозным или просто экономическим причинам покинули свою Родину. Но, что такое «Родина»? Кому это лучше знать, если не мигрантам? Карола Хосфельд провела небольшой опрос на эту тему. Но сначала - коротенькое сообщение о том, какое значение имеет приток иммигрантов для европейских стран:

Без иммигрантов население большинства стран Западной Европы сократилось бы, указывает Генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер и проводит следующие данные:

«Последний отчёт Совета Европы и Европейского статистического ведомства даёт такую картину: численность населения Европы в прошлом году выросла на 0,3 процента. Но три четверти прироста - это иммигранты. Если взять страны Евросоюза, то только в Финляндии, Франции, Ирландии и Голландии уровень рождаемости естественный прирост населения выше, чем приток иммигрантов. А вот в Германии, Греции и Италии без иммигрантов население давно бы уже сокращалось. Это факты, и с ними не поспоришь.»

Вальтер Швиммер энергично возражает против широко распространённого предубеждения, что сегодня иммигранты и переселенцы приезжают в Западную Европу только потому, что могут рассчитывать здесь на социальные пособия. А вот что действительно вызывает опасения, так это нелегальная иммиграция. Поэтому Генеральный секретарь Совета Европы призывает все западноевропейские страны предоставить проживающим на их территории нелегалам возможность официально зарегистрироваться:

«Нелегальная иммиграция - вот где опасность. Сейчас в Европе, по оценкам, нелегально проживает более 3 миллионов человек. А это означает, что у них нет медицинской страховки, они не платят взносов в пенсионные фонды, их дети не ходят в школу. Вот где бомба замедленного действия.»

Но как конкретно разминировать эту бомбу, пока никто сказать не берётся. А теперь, как и обещано, опрос среди иммигрантов, что же такое «Родина». Его провела Карола Хосфельд:

Россица Дикова уже много лет живёт в Германии. Сейчас она пишет свою докторскую диссертацию в Мюнстере. Россица говорит, что по-болгарски слово «Родина» воспринимается скорее как географическое понятие.

«Для меня Родина там, где я нашла дружеское к себе отношение, где мои друзья. Я быстрей всего нахожу контакт с людьми, у которых схожий жизненный опыт, схожие интересы. Я ещё в Болгарии танцевала в ансамбле народных танцев. И вот здесь, в Мюнстере, мы тоже организовали такую группу. И ещё я люблю готовить. Болгарская кухня - это тоже кусочек родины, который всегда со мной.»

Серб Зоран Андрич тоже живёт на чужбине. Для него родина - это, в первую очередь вера его отцов и дедов. Он - диакон сербской православной общины в Мюнхене. Так что и у него в Германии есть свой кусочек родины:

«У меня такое очень лирическое, очень субъективное представление о том, что такое родина. Это может быть дерево, дом, воспоминания детства. Это чувства и ощущения. Вот там, где человек начинает осознавать, понимать мир, вот там, наверное, и находится его родина. А вообще, родина - это запятнанное понятие. Слишком много им злоупотребляют в корыстных политических целях.»

Профессор теологии Петер Кватерник живёт в своей родной Любляне, в Словении. Но он на собственном опыте знает, как тяжело даётся эмиграция. Для него Родина - это прежде всего корни, происхождение, семья и родственники.

«Для меня Родина всегда связана с происхождением человека, с местом, где он родился и вырос, где он пустил свои корни. Родина - это больше, чем просто место, где у тебя есть жильё и работа. Я думаю, люди, которые из политических или экономических интересов решаются уехать за границу, просто ищут лучшей жизни. А Родина у них уже есть.»

Говорят, что именно у славян особенно сентиментальное, тесное чувство связи с родиной. Причём складывается впечатление, что очень важное значение имеют мотивы, заставившие человека переселиться в другую страну. Человек, который вынужден был спасаться от преследований, чувствует себя изгнанником, ему трудней примириться с чужбиной. Но если решение об эмиграции принято добровольно и сознательно, иммигранту гораздо легче освоиться в новой среде, почувствовать, что он - дома. Например, для политолога из Москвы Владимира Малахова понятие «Родина» не обязательно связано с географией. Родина для него. Это

«то место, где я себя чувствую дома, вот, в полном смысле этого слова. Как сказал Хайдеггер, язык - это место, это дом, где я.»

Хайдеггер, конечно прав. Но кроме философской Родины, нормальному человеку нужна и крыша над головой. С какими проблемами порой связаны поиски квартиры в Германии для иностранцев, рассказывает практикант нашей редакции Ольга Мельник:

Мне очень хотелось отдельную квартиру. Только откуда у студентки на это деньги? Вот я и жила сначала в общежитии, после этого в своего рода коммуналке - так живут в Германии многие студенты. Попросту мы втроём снимали маленькую квартирку в складчину. Но мне очень хотелось отдельную, пусть маленькую, но свою квартиру. И как только появились свои, хоть и скромные заработки, я отправилась на поиски. Бывает же так, прямо в первом же выпуске местной газеты объявлений я наткнулась на то, о чём мечтала:

«Сдается двухкомнатная квартира в центре Бонна, общей площадью 55 квадратных метров, со всеми удобствами. Квартплата: 450 евро в месяц плюс расходы на отопление, электричество и коммунальные расходы.»

В конечном итоге получалось примерно 500 евро. Дорого, конечно, но на следующий день я уже стояла перед домом, чтобы посмотреть квартиру и познакомиться с хозяйкой. Квартира пришлась мне по вкусу – светлая, недавно отремонтированная и, действительно, со всеми удобствами: с большой кухней, балконом, кабельным телевидением... Даже пол был паркетный и с подогревом. Все было бы замечательно, но посмотреть квартиру со мной пришли ещё добрый десяток человек. Хозяйка, милая пожилая женщина, раздала всем заинтересовавшимся специальные анкеты. Чего только она не хотела знать обо мне: кто я по профессии, где работаю, сколько получаю, какое у меня вероисповедание, есть ли вредные привычки... На первом же месте в этом списке стоял вопрос о гражданстве и длительности проживания в Германии. Сначала меня это нисколько не смутило, ну мало ли какую последовательность придумали. Ответив на все вопросы, я отослала анкету по почте, а через пару дней перезвонила хозяйке, чтобы узнать, какие у меня шансы. К сожалению, квартира уже была сдана. Ну, не судьба, подумала я, и принялась искать дальше. Каково же было мое удивление, когда на следующей неделе я увидела в газете то же самое объявление. Тут же набираю знакомый номер, и тот же вежливый женский голос сообщает мне, что квартира свободна и я могу ее осмотреть. Да-да, речь шла именно о той же квартире! Как же так, спрашиваю, это я, Ольга Мельник, вы же мне сказали, что квартира уже сдана? Тут хозяйка замялась и сказала, что я ей не подхожу по определенным причинам. И повесила трубку. А мне осталось только гадать, чем я ей не глянулась? Слишком молода? Слишком мало зарабатываю? А, может быть, всё дело в том, что я иностранка? Подтверждение я получила от моей знакомой Натальи. Она родом из Украины, и учится во Франкфурте-на-Майне:

«В связи с поисками квартиры я пережила целую гамму эмоций – от возмущения до ни с чем несравнимого чувства унижения. Как-то мне отказали, намекнув при этом, что Украина – бедная страна. Сначала меня подобные случаи даже могли рассмешить. Но когда это продлилось несколько месяцев, и мне отказывали только потому, что я приехала из Украины, это было уже не смешно. Был даже случай, что когда я сказала, что приехала из Восточной Европы, просто положили трубку. У меня сложилось впечатление, что это как клеймо: ты приехал из бедной страны».

Стала спрашивать других знакомых, и услышала множество подобных историй. Как иностранец в чужой стране, реагируешь на такие вещи особенно болезненно. Поэтому с просьбой прокомментировать ситуацию я обратилась к представителю уполномоченного федерального правительства по вопросам интеграции иммигрантов Бернду Кнопфу:

«В тот самый момент, когда владелец квартиры отказывается иметь дело с иностранцем, это явная дискриминация людей по признаку их происхождения. Ярким примером такой дискриминации служат и так называемые «квоты на иностранцев», которые устанавливают агентства по сдаче недвижимости. Например, я знаю, что во многих жилых объектах Кельна доля мигрантов не должна превышать 25 процентов. Когда эта квота исчерпана, агентства отказываются сдавать квартиры иностранцам, даже если других желающих нет».

Германский институт экономических исследований указывает, что иностранцам нередко приходится платить за квадратный метр значительно больше, чем немцам. Если верить статистике, в прошлом году каждая пятая иностранная семья проживала в многоэтажках, расположенных в не престижных районах с плохо развитой инфраструктурой. Коренные немцы называют их пренебрежительно «иностранными гетто» и обходят стороной, ведь уровень преступности там намного выше, чем в «обычных» немецких районах. Напоследок стоит отметить, что для многих хозяев идeaльныe жильцы – нeмoлoдaя нeмeцкaя пaрa, нeкурящиe, сo стaбильным дoхoдoм, бeз мaлeньких дeтeй и дoмaшних живoтных. Так что причиной отказа может стать не только гражданство или национальность. Ну а я квартиру нашла достаточно быстро – через знакомых.

С чем я Олю Мельник и поздравляю. А ещё с её первым выступлением в нашей программе.