1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Кто хиппует, тот поймёт

03.08.2006

Репортаж с фестиваля хиппи у замка Херцберг неподалёку от Кобленца

default

Сегодня мы поговорим об отпуске в таинственной стране под названием «Балкония», а, попросту говоря, об отпуске дома. Но сначала - репортаж нашей практикантки Екатерины Зайцевой с фестиваля хиппи у замка Херцберг неподалёку от КобленцаКак, спросите Вы, разве есть ещё на свете настоящие хиппи? И что интересного нашла юная Катя среди этих осколков былой эпохи? Вот об этом она нам с Вами сама и расскажет:

У подножья замка Херцберг раз в году неисправимые мечтатели и пацифисты выстраивают город, в котором случается в процентном отношении намного меньше преступлений и несчастных случаев, чем в других немецких городах. Фестиваль Бург Херцберг - семейный праздник, на который приезжают не только три поколения нации Вудстока, но и все, кто хочет провести пять дней с людьми, которые стали легендой. О том, какие люди встречают в этом городе рассвет и смотрят на заходящее солнце, я и хотела сегодня рассказать. Но как тут обойтись без лирического вступления?

Быть хиппи сегодня, наверное, не так уж и революционно, как в 60-е годы. Но люди, которые считают, что мир спасет любовь, никогда не переведутся. А несбывшиеся мечты никакой марихуаной не заглушишь. Иисус, Будда, Франциск Ассизский и Махатма Ганди и сегодня кумиры тех, кто отпускает длинные волосы и вплетает в них цветы. Не верь тому, кто старше тридцати – вот, наверное, единственный постулат, который окончательно утратил свой смысл. У «Детей цветов» появились дети и внуки. Хиппи больше не живут в коммунах и не дарят цветы полицейским. Но несколько раз в год они встречаются на фестивалях по всему миру, чтобы снова надеть индийские одежды и отпраздновать праздник, который всегда с ними. Попробовала причаститься к этому празднику и я.

Стать жителем Бург Херцберга мне удалось достаточно быстро и без бюрократической волокиты. Стражник города просто завязал голубую ленточку на моем запястье. На огромном зеленом лугу, на котором в отсутствии хиппи пасутся коровы, развевались ямайские флаги. Вдоль главной улицы открывали свои лавки торговцы украшениями, индийскими тканями, вьетнамскими панамами, цветочными маслами и сухофруктами. Люди в пестрой одежде доставали из машин шезлонги, газовые горелки, персидские ковры и пляжные зонтики, украшали палатки разноцветными ленточками и восточными покрывалами.

«Старые хиппи пошли на многие компромиссы. Они приняли некоторые ценности, которые когда-то осуждали»

говорит Инго из Берлина, помогая мне установить мою маленькую скучную синюю палатку. Инго 47 лет. Он сотрудник концерна Deutsche Telecom. В «нормальной» жизни он носит строгий костюм и, приходя в офис, всегда собирает длинные вьющиеся волосы в косичку. Пеструю индийскую рубашку он надел здесь впервые за много-много лет. А вообще Инго мечтает выйти на досрочную пенсию, купить дом в лесу, кушать коренья и самосовершенствоваться с единомышленниками. Но сначала надо денег подкопить. Деньги - пыль, считает Пит, шестидесятилетний старец с длинной седой бородой и мудрым взглядом. Он поселился в точно такой же скучной синей палатке, как и я.

«Мои родители всегда мне говорили: будь эгоистом. Ты должен иметь в кармане как можно больше денег. Все остальное не важно. Но для меня материальные ценности были не интересны. Сколько бы денег я не имел – мне было достаточно. В этом - моя свобода».

Пит сейчас безработный. Он заботится об испанских бездомных собаках. А ещё Пит занимается йогой и не ест мяса, в отличие от моих соседей Йоханеса, и Марины, студентов кельнской театральной школы. Время близилось к обеду, и они принялись мариновать мясо для шашлыка. Вообще событие из ряда вон выходящее для хиппи-фестиваля. И даже неприемлемое. Но никто не обвинял Йоханеса и Марину в нарушении каких- то правил. Каждый хиппует, как умеет. В индийской рубашке или без нее. Каждое утро, проведенное в этом городе, начиналось с песни Марины и Йоханнеса «Шашлык на завтрак». Приглашение к трапезе я каждый раз принимала не без удовольствия.

К обеду медленно раскачивались музыканты, приглашенные на фестиваль. Послушать дневные концерты приходили немногие. На фестивале у подножья Херцберга спустя 36 лет после Вудстока музыка отошла на второй план. То ли наслушались, то ли драйва того уже нет:

«Индийская философия и одежда пришла вместе с наркотиками, которые в большом количестве поставлялись с Востока. Мы тогда слишком беззаботно относились к наркотикам и не знали, что такое зависимость», -

объясняет Пит, выигрывая у меня партию в шахматы. Наркотики оказали большое влияние на музыку, печально вспоминает Инго, наблюдая за медленной и мучительной смертью моего короля. Тогда, в 60-ых и 70-ых музыканты курили гашиш, принимали ЛСД, и музыка была соответствующая:

«Длинные, как будто никогда не заканчивающиеся мелодии, много импровизации, свободная музыка без каких-то заданных величин. Музыканты играли то, что хотели. И публика приняла этот новый звук. До этого была только хит-парадная музыка».

«Необыкновенная атмосфера дружелюбия и мира - главное на фестивале. Люди, которые сюда приехали – вот, что здесь важно»,- поучает меня, восседая на восточных подушках, «Олд Хиппи», один из известнейших хиппи в Германии. Он смотрит на меня свысока. Поэтому мне гораздо милей этого надменного патриарха самый маленький житель этого временного города Макс. Ему всего лишь два года. Родители называют его маленьким Буддой. Днём я играла с ним, а вечером все мои соседи, как старая патриархальная семья, собирались за ужином при свечах, или шли в гости на соседнюю улицу раскурить трубку мира. Вот за трубкой я и познакомилась с двадцатипятилетним Борисом, приехавшим на фестиваль из Украины. Вытатуированный на ноге значок хиппи он не считает данью моде:

«На мне значок хиппи. Я считаю себя хиппи. Я когда-то хотел это сделать разорванным значком хиппи, потому что я считаю, что хиппи-движения не существует. И мир спасет любовь – это тоже догма, которой не существует, которую хотелось бы осуществить и какой- то кусок тебя рвется и кричит «мир спасет любовь», и хочет это написать именно на стенах. У каждого все равно своя жизнь и каждый занимается своим делом и то, что полная любовь и полная отдача, которая подразумевает под собой слово любовь, не происходит - получается, что не существует хиппи. Но, скорее всего, это происходит из-за того, что каждый хиппи - очень самовлюбленный человек, у которого на первом плане стоит слово свобода».

Часов на фестивале в Бург Херцберге никто не носил. Ориентироваться во времени приходилось по солнцу. Пять дней оно вставало и заходило над городом, который не обозначен ни на одной карте мира. «Город нации Вудстока находится в сознании каждого из нас»,- говорили хиппи, снимая с палаток ямайские флаги и восточные покрывала. Наверное, поэтому они без тени грусти прощались друг с другом.

« Сегодня общество смотрит на хиппи, которых не так уж и много осталось, чуть-чуть снисходительно. Старые болтуны, бездельники и мечтатели, которые курят марихуану и хотят мира на всей земле»,

говорит Инго, собираясь обратно в «нормальный» мир концерна «Telecom». Я тоже упаковала свою скучную маленькую синюю палатку. А ведь все эти дни она казалась мне огромным пёстрым шатром. Инго не прав. «Каждый, желающий мира на земле человек, - немного хиппи», - говорил Пит. Свою синюю ленточку с вышитыми цветами и названием несуществующего города я развязала лишь спустя несколько дней после фестиваля.

Спешу Вас успокоить: ни сумбурные речи старых хиппи, ни даже говорящая гитара вечно молодого Джимми Хендрикса не сбили нашу практикантку Катю Зайцеву с пути истинного. Ни в леса, ни в коммуну она не подалась, а, закончив практику у нас на «Немецкой волне», пошла дальше учиться в Кёльнском университете. А теперь - отпускная тема. Немцы - чемпионы мира по путешествиям. Отпуска длинные, в большинство туристических стран мира можно ездить без виз и формальностей. Но в этом году, благодаря рекордному лету, больше немцев отдыхало в самой Германии. А каждый четвертый и вовсе не выезжал в отпуск или на каникулы из родного города. Почему?

Ева Пассман сидит в кафе-мороженом в центре Бонна. Рядом, в коляске, её годовалая дочурка. Ева уже целую неделю в отпуске. Почему же она не загорает на каком-нибудь экзотическом пляже?

«Проблема, к сожалению, в том, что мне отпуск за границей не по карману. Я в последнее время так много денег потратила, что пришлось остаться дома».

Но не только отсутствие денег заставляет многих немцев проводить отпуск дома, говорит директор Немецкого туристического объединения Клаудиа Гиллес:

«Конечно, в первую очередь, это финансовые проблемы. Или проблемы со здоровьем: люди старше 70 - 75 не решаются далеко уезжать от дома. Крестьяне, фермеры, не могут уехать в отпуск летом. А многие просто говорят: дома лучше всего. Обычно ведь как: с работы, да на работу. А в отпуске появляется возможность получше узнать свой город и окрестности».

Именно этим и занимается Ева Пассман:

«Оказалось, что это просто здорово. Как раз в окрестностях Бонна много прекрасных мест. Мы с подружками ездили на велосипедах на озеро. Завтра поедем на пароходе по Рейну. В другие дни я хожу с детьми в открытый бассейн. А ещё мы были с подружками в бич-клубе. Просто здорово!»

Бич-клубы или «пляжные клубы» - это последний визг моды в Германии. Появились они почти во всех немецких городах. Идея простая: надо завести на открытую площадку или на плоскую крышу здания как можно больше песка, расставить пальмы в кадках, лежаки и шезлонги, и предлагать посетителям экзотические коктейли. Пальмы могут быть и пластмассовые. Есть бассейн - хорошо, нет, и так сгодится, публика всё равно валом валит, чтобы раздеться и расслабиться, как на пляже. Но самый традиционный вариант домашнего отпуска - это отпуск в стране «Балконии». Вот у студентки Анны Пипер в этом году нет денег на отпуск за границей или на дорогие бич-клубы, кафе и рестораны:

«К счастью, у меня есть мой маленький балкон. Я его превратила в миниатюрный райский сад. Вечером мы сидим с друзьями на балконе. В тесноте, да не в обиде. Я обожаю свой балкон».

Передачу мне помогли подготовить Екатерина Зайцева и Леони Зайферт.