1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Кто стоит за покушениями в Афганистане?

07.09.02

В минувший четверг в афганском городе Кандагар была обстреляна машина президента Карзая, а в Кабуле, практически одновременно прогремел взрыв, унесший жизни 26 человек.

Первая реакция на эти события была столь же поспешной, сколь и панической. "Аль Каида" и "Талибан" пытаются дестабилизировать обстановку в Афганистане" - такое объяснение, по мнению экспертов, удобно многим, поскольку перекладывает вину на незримого противника и позволяет участникам нынешнего афганского конфликта беспрепятственно продолжать преследовать свои интересы.

Для США это "санитарная обработка" Афганистана с целью очистки его от антиамериканских элементов, для бывшего Северного альянса - предлог для расширения и укрепления своего влияния в стране, для кабульского правительства - возможность заручиться ещё большей поддержкой Запада.

Исчерпывающей информации о том, кто стоит за последними покушениями, пока нет, однако за хором голосов, приписывающих вину талибам и "Аль Каиде" как-то уходит в тень, что повсеместный террор и политические убийства являются неотъемлемой частью внутриполитического ландшафта Афганистана на протяжении последних 30 лет.

Говорит Гюнтер Кнабе, эксперт "Немецкой волны" по Афганистану:

“Когда в Афганистане происходит очередное покушение или теракт, то не только западные источники - в первую очередь американцы - но и афганское правительство рассматривает это как доказательство того, что талибы и "Аль Каида" ещё не сломлены. Это действительно так, но они отнюдь не единственная сила, которая борется против стабильности в Афганистане и против кабульского правительства. У Карзая есть и другие противники. В первую очередь, это бывшие моджахеды, ставшие ныне влиятельными полевыми командирами. Зачастую они же являются руководителями целых афганских провинций и располагают собственными хорошо вооруженными армиями и значительными финансовыми ресурсами. Они не заинтересованы в ограничении собственного могущества и стремятся ни в коем случае не допустить образования в Афганистане сильной центральной власти. Кроме того, есть свои интересы и у афганских наркобаронов. Эта страна является главным производителем опиума в мире. Естественно, что наркодельцы также не заинтересованы в стабилизации в Афганистане и всеми силами стараются помешать усилиям правительства сократить количество производимых в стране наркотиков. Как раз недавно Карзай попытался провести операцию по уничтожению урожая опийного мака, который в этом году выдался особенно обильным. Это превращает афганскую наркомафию в непримиримого противника нынешнего афганского правительства, вполне способного предпринять попытку устранения его лидеров. Не стоит забывать также о традиционных этнических конфликтах в Афганистане. Подобные конфликты существуют не только между различными племенами, но и между разными кланами внутри тех же пуштунских племен. Карзай сам является пуштуном, и не исключено, что попытка его устранения была организована руководителями враждебных ему пуштунских кланов. Одним словом, число противников Карзая и переходного правительства отнюдь не ограничивается талибами и "Аль Каидой".

Слишком сложно и запутано этнополитическое устройство Афганистана, чтобы по европейской традиции легко и размашисто провести разделительную линию между черным и белым, между союзниками и врагами. Полезнее понаблюдать за реакцией на попытку устранения Карзая руководства стран, прямо или косвенно задействованных в конфликте. США, Иран, Россия, Великобритания, Пакистан и ФРГ с заметным облегчением восприняли известие о том, что Карзай жив, и единодушно осудили теракт. Практически весь мир сделал ставку на Карзая. Карзай устраивает всех. Для России и постсоветских государств Центральной Азии он - гарант хотя бы относительной стабильности в стране, а следовательно, и на полупрозрачных, плохо прикрытых южных границах этих государств. Для Пакистана он - пуштун, то есть представитель этноса единственно приемлемого для этой страны на посту главы всеафганского правительства. Но самое главное - Карзай устраивает США. Говорит Гюнтер Кнабе:

“Да, Карзай в самом деле ставленник американцев. Американское правительство с самого начала вынашивало планы использования Афганистана в качестве транзитной страны для транспортировки туркменского газа и нефти. Именно поэтому США и Пакистан позволили в свое время талибам прийти к власти в Кабуле. Требовалось установить в стране некое подобие спокойствия и порядка и использовать затем Афганистан в своих целях. Судьба афганского народа при этом никого не интересовала. Главным являлось строительство через афганскую территорию трубопровода от туркменской границы к пакистанским портам на побережье Индийского океана. Именно так выглядел изначальный план американцев. Но талибы превратились в дальнейшем в их непримиримых врагов, предоставивших укрытие "Аль-Каиде" и Бен Ладену. Это оказалось достаточной причиной, чтобы США решили отстранить их от власти. Естественно, ликвидировать террористов является вполне законным стремлением. Однако теперь американцы вновь взялись за реализацию своего старого плана строительства трансафганского трубопровода. Творцом этого плана был американский Госдеп. И сами афганцы прекрасно об этом информированы и рассматривают Хамида Карзая не иначе как наместника США в своей стране. Конечно, афганцы отдают себе отчет в том, что американцы освободили их от талибов, но при этом они не забывают, что самому факту появления талибов они обязаны всё тем же американцам”.

Итак, Карзай является человеком, который при любых обстоятельствах будет защищать в Афганистане американские интересы. Но именно в этой всеобщей международной поддержке Карзая кроется его слабость внутри страны. Не только непримиримый Гульбеддин Хекматиар но и большинство иных политических сил в стране - от пуштунов до хазарейцев - видят в Карзае лишь временную фигуру, которую стоит терпеть только до тех пор, пока международное сообщество щедро финансирует программы переходного правительства по восстановлению Афганистана теми деньгами, которые затем бесследно исчезают в песках Регистана. Передаем слово Гюнтеру Кнабе:

“Афганские полевые командиры получают американские деньги, которыми финансируется борьба против оставшихся талибов. К примеру, узбекский генерал Рашид Дустум полностью зависит от американских денежных вливаний. С другой стороны, этот человек известен как военный преступник. Данный пример прекрасно демонстрирует нынешнюю афганскую дилемму”.

И эта дилемма, которая позволяет выбирать лишь между жестокостью и ещё большей жестокостью, злом и ещё большим злом, несправедливостью и ещё большей несправедливостью не оставляет сомнений в том, что путь к миру в Афганистане ещё бесконечно долог. И крови - как в минувший четверг - на этом пути прольется ещё немало.

Людвиг Гибельгаус, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА