1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Кто станет следующим президентом Франции?

Свыше 40 процентов избирателей во Франции ещё не определились, кому отдать голос на предстоящих в воскресенье президентских выборах.

Об этом свидетельствуют результаты опроса, приведённые сегодня газетой «Фигаро». Завтра газетам уже запрещено публиковать такие данные. Фаворитами предвыборной гонки по-прежнему остаются нынешний глава государства Жак Ширак и премьер-министр страны Лионель Жоспен. За нынешнего хозяина Елисейского дворца готовы проголосовать около двадцати процентов избирателей, и разрыв с главой кабинета кажется минимальным. Тревогу наблюдателей вызывает тот факт, что третье место устойчиво удерживает крайне правый политик Жан-Мари Ле Пен. Кто из них может рассчитывать на победу?

Эксперты считают, что первый тур выборов сюрпризов не принесёт. Несмотря на участие в гонке рекордного для Франции числа кандидатов (всего их шестнадцать), серьёзно рассчитывать на выход во второй тур могут только неоголлист Жак Ширак и социалист Лионель Жоспен. И всё же очень важно, сколько процентов наберут другие кандидаты:

  • Первый тур– это возможность дать сигнал власти. Сделать выбор между Шираком и Жоспеном можно ведь и во втором туре. Так что теперь мне предстоит решить – сначала дать сигнал власти, а уж потом принять выбор, или же сделать его прямо сейчас.

    Кстати, ничего удивительного в позиции этого французского обывателя нет. С момента введения прямых президентских выборов в 1962 году ещё ни один кандидат не смог победить уже в ходе первого тура.

    На прошлых выборах в 1995 году главные соперники были те же – Жоспен и Ширак. И хотя в ходе первого тура Жоспен набрал немного больше, чем Ширак, во втором он уступил. Решающими оказались голоса избирателей, в ходе первого тура поданных за Эдуара Балладюра, также, как и Ширак, принадлежащего к правому лагерю. В 1995 году Балладюр занял третье место, лишь немного отстав от нынешнего президента.

    Ну, а Шираку участвовать в президентских выборах не привыкать. Он впервые баллотировался в 1981 году, уступив тогдашнему президенту Валери Жискару д´Эстену и сменившему ему Франсуа Миттерану. В 1988 году Жак Ширак снова выставил свою кандидатуру, на этот раз проиграв Миттерану уже только во втором туре.

    По мнению эксперта Германо-французского института в Людвигсбурге Вольфрама Фогеля, ни Ширак, которого подозревают в коррумпированности, ни Жоспен, слывущий технократом, сегодня не вызывают особых симпатий у избирателей:

    • Оба главных кандидата - Жак Ширак и Лионель Жоспен - известны французским гражданам уже почти три десятилетия. Жак Ширак в 1974 году впервые стал премьер-министром, а семь лет спустя участвовал в президентских выборах. Жоспен уже на протяжении 20 лет является лидером социалистов. Как ни парадоксально, оба кандидата намерены вести предвыборную борьбу, используя такие темы, как модернизация государства и обеспечение экономической привлекательности Франции. Однако они олицетворяют собой всё что угодно, но только не современность, они - синоним прошлого.

      Жак Ширак провозгласил главной целью укрепление внутренней безопасности Франции и призывает вести борьбу с насилием:

      • Уже давно ответственные лица в нашей стране - причём не только политики - развивают некую культуру, следующую принципу «Всё дозволено». Она начинается точкой зрения «Запрещено запрещать», и заканчивается убеждением, что обществу присуще насилие. И люди верят, что так всё и есть и что ничего нельзя изменить. Именно здесь должно что-либо измениться. Ведь насилие не поражает людей так же легко и неизбежно, как судьба.

        Лионель Жоспен сейчас также отстаивает идею создания более жёсткой государственной модели.

        Кстати, что касается других кандидатов помимо Ширака и Жоспена, то компания на этот раз подобралась чрезвычайно пёстрая. Политический спектр претендентов на высший пост в государстве чрезвычайно широк – от крайне правового популиста Жан-Мари Ле Пена (его девиз особой оригинальностью не блещет: «Франция для французов») до крайне левой троцкистки Арлетт Лагийер. Именно ей, между прочим, прочат четвёртое место. Не исключено, что она наберёт до десяти процентов голосов.

        • Это показывает, что у центристов нет никаких свежих идей. К сожалению, в таком случае людей бросает в крайности.
          • Экстремизм является показателем общей неудовлетворённости французов. Кстати, левых экстремистов во Франции всегда было предостаточно. Франция – это страна революций.

            Таково мнение французских обывателей. Конечно, не исключены и сюрпризы. Например, третье место может занять и бывший министр внутренних дел в кабинете Жоспена Жан-Пьер Шевенман. Он покинул правительство из-за споров вокруг предоставления автономии Корсике. Шевенман выступает в качестве кандидата от возглавляемого им Движения граждан.

            А вот как объясняет феномен обилия кандидатов на пост президента эксперт Германо-французского института в Людвигсбурге Вольфрам Фогель:

            • Мелкие партии, чтобы их всерьёз воспринимали как партии или политические течения, должны выдвигать собственных кандидатов. Это верно именно в отношении представителей мелких партий, которые во время легислатурного периода не имели возможности быть услышанными. Сейчас эти кандидаты чувствуют, что у них появился шанс набрать дополнительные очки для предстоящих вскоре парламентских выборов.

              В общем же исследователи общественного мнения отмечают, что избиратели во Франции стали менее предсказуемыми. На вопрос о том, за кого они собираются голосовать, большинство жителей страны если и отвечает «да», то с большим сомнением.

              • Предвыборная кампания всем надоела. Программы кандидатов ничего особого собой не представляют. Кандидаты второго эшелона могли бы привлечь больше избирателей, если бы они не ограничивались только критикой в адрес основных претендентов на президентское кресло. Они же не представляют свои программы, а лишь твердят, что программы других – полная ерунда.
                • Скука страшная. Все кандидаты говорят в принципе одно и то же.

                  Но несмотря на это каждый кандидат старается как можно чаще «светиться» на экране. А так как претендентов на пост главы государства шестнадцать, обыватели во Франции уже мечтают, чтобы предвыборная кампания поскорее закончилась и по телевизору гоняли бы не только рекламные ролики и дебаты кандидатов.

                  • Добрый день, месье Жоспен. Добрый день, месье Ширак. Добрый день, месье Ле Пен... и так далее.

                    Обещания Арлетт Лагийер, которая претендует на президентский пост уже в пятый раз, звучат точно так же, как звучали более четверти века назад:

                    • Я доверяю вам. Кое-что уже происходит, и коммунизм – это будущее всего мира.

                      В постсоветских республиках произнести такие высказывания вслух сегодня способны разве что заведомые маргиналы вроде Виктора Анпилова. А вот что говорит самый молодой претендент на пост главы государства – 27-летний... почтальон Оливье Безансено:

                      • Было немало людей, которые думали: «Когда-нибудь этот молодой почтальон не выдержит напряжения». Но, как видите, выдерживаю. И более того, говорю вам: жизнь кандидата в президенты ничуть не труднее, чем жизнь почтальона.

                        Кстати, ожидается, что явка избирателей в этот раз будет не слишком высокой. Причина проста до банальности: в стране ещё не закончились школьные каникулы и семьи с детьми предпочитают визиту на избирательный участок отдых на природе. И вряд ли ко второму туру выборов, который (в случае, если ни один из кандидатов не получит абсолютного большинства голосов) состоится 5 мая, активность избирателей очень повысится.

                        Кстати, ещё одна интрига предвыборной гонки заключается в том, что уже в июне, всего через несколько недель после президентских в стране пройдут парламентские выборы. Блоки, которые получат большинство мест в национальном собрании, смогут выдвинуть своего кандидата на пост премьер-министра. Так что может случиться, что при президенте-социалисте главой правительства станет консерватор. И наоборот. Кстати, напомним, именно так обстоят дела сегодня. Президент – неоголлист, а премьер-министр – социалист. Правда, как консерваторы, так и левые надеются, что уж на этот раз их кандидатам удастся занять оба важнейших государственных поста.

                        Между прочим, большинство избирателей сегодня не считают позиции неоголлистов и левых столь уж различными. Почему? Длительный опыт вынужденного сосуществования президента-неоголлиста и премьера-социалиста не обострил, а стёр некоторые противоречия, причём по ряду позиций Ширак и Жоспен, по мнению многих наблюдателей, сблизились до полного совпадения. В борьбе за голоса нестойких представителей противоположного лагеря соперники избегают ключевых для себя политических понятий. Так, Ширак почти не пользуется словом ”консерватизм”, а Жоспен – словом ”социализм”. Одним из главных в политическом лексиконе кандидатов становится слово ”современность”. Как Ширак, так и Жоспен обещают избирателям, что их цель – модернизация Франции. Но даже ударные предвыборные брошюры обеих партий кажутся списанными друг с друга. Так политический девиз под портретом Жоспена гласит: ”Я – забочусь!”, а неоголлисты агитируют за Ширака под лозунгом ”Моя забота о Франции”. И даже песню для своей предвыборной кампании они хотели выбрать одну – «One More Time». Правда, в итоге она не досталась никому.