1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Кто спасет валютных должников?

50 тысяч россиян, оформивших валютную ипотеку, рискуют остаться без жилья и без средств к существованию. Поможет ли им государство?

Из-за кризиса на валютном рынке 50 тысяч россиян, взявших ипотечные кредиты, рискуют лишиться жилья и оказаться на улице. В вопросе о том, что могло бы сделать государство для помощи валютным заемщикам, разбиралась корреспондент DW.

"Я не знаю, что делать дальше!"

Рассказывая DW свою историю, Лола Юлдашова заметно волнуется: "У меня уже трехмесячная просрочка. Платежи постоянно растут, и я больше не могу собрать необходимую сумму. Впереди, видимо, суд и выселение. А у меня на руках малолетняя дочь и мать-инвалид. Я не знаю, что делать!"

Лола Юлдашова

Лола Юлдашова

В обычной ситуации Лолу вряд ли можно было бы отнести к социально незащищенным слоям населения. По профессии она юрист, неплохо зарабатывает и привыкла сама отвечать за свою семью. На грань выживания Лолу поставили обстоятельства. В начале 2008 года она решила приобрести собственное жилье и обратилась в банк за кредитом. "Я уже была беременна и очень хотела, чтобы ребенок родился в своем собственном доме", - вспоминает Лола.

Городской ипотечный банк отказал ей в выдаче рублевого кредита и тут же предложил взять такой же, но в долларах. "Экономическая ситуация тогда была абсолютно стабильная. Поэтому я согласилась и заняла у банка 90 тысяч долларов под 11 процентов годовых. Никакой выгоды для меня в этой сделке не было - рублевая ипотека стоила всего на один процент дороже. Просто другого кредита мне не дали", - вспоминает Юлдашова. Сначала ежемесячный взнос по кредиту Лолы составлял 20 тысяч рублей. Но потом случился кризис 2008 года.

А в 2014 году произошел обвал рубля на валютной бирже. В результате сегодня Юлдашова должна ежемесячно отдавать банку 53 тысячи рублей. "Все это время я пыталась как-то решить с банком эту проблему. Там меня знает уже каждая собака. Но никакого ответа на мои просьбы провести реструктуризацию или конвертацию кредита в рубли я не получила", - рассказывает Лола. За эти годы она заплатила банку в общей сложности 4 миллиона рублей. Но поскольку большая часть этой суммы ушла на погашение процентов, Лола по-прежнему должна за свое жилье 83 тысяч долларов. "Если я даже продам квартиру, я все равно останусь должна почти 2 миллиона, - сокрушается Юлдашова, - ведь у меня маленькая однокомнатная квартира в Одинцово, красная цена ей 3,5 миллиона".

"Мы не просим никаких привилегий"

Новостройка в Москве

На приобретение жилья банки взамен рублевых предлагали валютные кредиты

"Это очень типичная ситуация", - рассказывает корреспонденту DW Ирина Сафьянова, активист Всероссийского движения валютных заемщиков. По данным движения, в России насчитывается 50 тысяч семей, оформивших валютные кредиты на жилье. "80 процентов заемщиков имеют детей. При этом почти 25 процентов уже не могут вносить платежи в полном объеме", - делится собранной информацией Сафьянова.

За прошедшие годы доллар подорожал в 2,5 раза. Во столько же раз увеличились и ежемесячные платежи заемщиков, большинство из которых получают доходы в рублях. "Но этого мало, - уточняет Сафьянова, - в долларовом выражении купленное жилье сильно подешевело. Поэтому, даже продав квартиру, люди не могут расплатиться по кредиту". Сафьянова уверена, что банки специально загоняли людей в валютные кредиты: "Очень часто они отказывали заемщику в рублевом кредите и одновременно предлагали взять кредит в валюте. Им это было выгодней. На международном рынке банки привлекали валюту под 2 процента годовых, а выдавали нам под 10-12 процентов".

Активисты Движения валютных заемщиков считают, что государство и банки несут ответственность за эту ситуацию. По словам Сафьяновой, валютные заемщики не просят себе никаких привилегий, а просто хотят, чтобы их уравняли в правах с теми людьми, которые брали кредиты в рублях.

С ней согласен активист движения Виталий Суховских. В 2008 году он также оформил валютную ипотеку, на которую купил небольшую двухкомнатную квартиру в подмосковных Люберцах. Сегодня Виталий должен ежемесячно отдавать за нее 97 тысяч. "К марту платить будет нечем. Банк предлагает продать квартиру. Но даже в этом случае я останусь должен еще 4 миллиона", - вздыхает Суховских. За прошедшее время он выплатил банку 120 тысяч долларов, то есть почти 80 процентов одолженной суммы. Однако большая часть этих средств ушла на обслуживание долга.

Надо ли им помогать?

Рубль на фоне Кремля

Большинство валютных заемщиков получают доходы в рублях

Далеко не все в России убеждены, что валютным заемщикам необходимо помогать. Известный журналист и публицист Дмитрий Соколов-Митрич сам побывал на их месте: в 2007 году он также оформил валютную ипотеку, которую с трудом смог закрыть раньше срока, потеряв большую сумму денег. Тем не менее, журналист убежден, что помогать заемщикам за счет средств государства не следует: "Если мы идем по пути экономического милосердия, то возникает вопрос, где его границы?"

Тогда надо помочь и тем, кто потерял работу, или тем, кто проиграл сбережения на рынке акций, фантазирует Дмитрий: "А как быть с разорившимся бизнесом?" Журналист убежден, что помогать надо только тем, кто по независящим от них причинам оказался в ситуации недееспособности. "Если вы добровольно и в трезвом уме заключаете крупную сделку, вы должны отдавать себе отчет, что существуют определенные риски. Государство не должно поощрять безответственное экономическое поведение", - считает Дмитрий.

контекст

Поможет ли государство?

Депутат Госдумы Андрей Крутов, напротив, убежден, что помочь валютным заемщикам необходимо и даже предлагает механизм такой помощи. В январе он с группой своих коллег внес в парламент проект закона "О реструктуризации обязательств граждан по кредитным договорам и договорам займа, выраженных в иностранной валюте, в валюту Российской Федерации".

Депутаты предлагают уравнять валютных заемщиков с остальными, позволив им перевести свои кредиты в рубли на справедливых условиях. "В законопроекте три основных пункта: мораторий на штрафы и изъятие жилья; конвертация остатков задолженности в рубли по курсу на дату выдачи кредита и установление ставки 12,2% годовых для этих реструктурированных кредитов", - пояснил DW Андрей Крутов. Депутат допускает, что в результате такой операции банки могут понести дополнительные издержки, которые, на взгляд Крутова, мог бы покрыть федеральный бюджет. Речь идет о сумме в 20 миллиардов рублей.

Кроме того Госдума рассматривает законопроект о запрете валютных кредитов. Согласно ему, банкам придется реструктурировать уже выданные валютные займы на условиях, определенных Центробанком и прекратить дальнейшее оформление кредитов в иностранной валюте.

Новости

Контекст