1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Кто сделал бизнес на избирательной кампании в ФРГ?

В избирательной кампании этого года участвовали 24 немецкие партии. Шанс преодолеть пятипроцентный барьер имели только пять. Но на что же рассчитывали все остальные?

default

Каждый голос даёт 70 евроцентов. Но не всем...

Ответ очень прост. Деньги. Для многих политических маргиналов политика стала заурядной коммерцией, бизнесом, хотя и рискованным.

«Общественно полезная» работа

По действующему в Германии законодательству, партийная работа считается общественно полезной и субсидируется из государственного бюджета. Деньги получают не только партии, представленные в бундестаге, но и все прочие, участвующие в выборах.

Но только при одном условии – надо собрать не менее полпроцента голосов. За каждого своего избирателя – если их всего меньше четырех миллионов - партия получает по 85 центов, если больше – то по 70 центов.

Кому сколько досталось

Больше всего достанется, конечно, крупнейшим партиям СДПГ и ХДС/ХСС – почти по 14 миллионов евро. “Зеленым” достанется три с половиной, либералам - три, а посткоммунистам – менее двух миллионов. Кое-что получат и еще две партии, участвовавшие в избирательной кампании. Партия гамбургского судьи Роланда Шиля собрала 0,8 процента голосов. Ему достанется 340 тысяч. Праворадикальные республиканцы тоже преодолели границу в полпроцента, хотя и всего на одну десятую долю. В их кассу вольются 240 тысяч.

А вот коммерсанты из неонацистской НДПГ просчитались. Средства в избирательную компанию они вложили немалые, но своей цели не добились. За них проголосовали всего 0,4 процента избирателей. Ни с чем остались в результате выборов и все прочие мелкие партии. Результат их участия в выборах, кстати, не только финансовый, в смысле не окупившихся расходов, но и политический. По сравнению с прошлыми выборами, все партии вместе взятые, которые проходят под рубрикой “прочие”, собрали меньше голосов - только три процента. Это признак определенной консолидации немецкого общества, снижения протестного потенциала и популярности всякого рода радикалов – и правых, и левых.

Также по теме