1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Кто они, рыцари мальтийского ордена?

21.03.2002

Что такое телевизионный радиофильм? Иными словами, зачем слепому телевизор? Вот об этом мы сегодня и расскажем. Но сначала - репортаж Анны Кукес о работе Мальтийского ордена в Германии. Кто эти рыцари без доспехов, без страха и упрёка?

Бригитте Лерманн 82 года. Она живет одна, муж умер, дети далеко, на другом конце Германии. Когда Бригитта чувствует себя плохо, она набирает заветный номер телефона и через несколько минут у ее двери останавливается желтый фургон с красным крестом. Но это не обычная скорая помощь, это служба спасения Мальтийского ордена. Германия – страна с отлично налаженной социальной системой. Однако часть своих обязанностей государство передоверяет общественным организациям, по большей части – благотворительным. Одна из таких организаций – Мальтийский орден. Мальтийцы заботятся о престарелых и больных, бесплатно лечат людей в своих больницах, оказывают неотложную помощь, работают за рубежом в горячих точках, в военных госпиталях и просто развозят горячие обеды одиноким старикам. Сами они называют себя посредниками между государством и человеком. «Государство далеко и безлико, - говорят в ордене, - а мы общаемся с конкретными людьми. Поэтому мы и берем от государства только то, что необходимо, другими словами – как можно меньше». И действительно, государственные субсидии составляют меньше четверти всего бюджета мальтийцев. А организация это достаточно масштабная. Рассказывает Клаудиа Камински, руководитель отдела общественных связей мальтийской службы спасения:

«В Мальтийском ордене работают 32 тысячи добровольцев и помощников и около 6500 молодых ребят, проходящих альтернативную службу. В штате у нас 550 сотрудников. Существуем мы, в основном, на пожертвования. Нам материально помогают около 900 000 частных лиц и фирм по всей стране. Мы содержим в Германии 11 больниц, домов для престарелых и 2 стационарных хосписа.»

Орден состоит из целой сети разных организаций. Это служба спасения, санитарная служба, молодежный отдел, отдел помощи мигрантам и беженцам, международная служба, отдел планирования семьи, школы для спасателей и врачей, центр духовного развития и многое другое. Орден – объединение католическое и очень старое. Основали его в 12 веке в Иерусалиме крестоносцы. В 16 веке орден перебрался на Мальту, оттуда и название. Сейчас штаб-квартира мальтийцев находится в Риме. Но есть в истории ордена немало страниц, связанных с Россией. Об этом рассказывает историк Урс Булльман:

«Император Павел 1 в 1799 году предоставил убежище некоторым членам ордена, и сам стал на время магистром ордена. Архив мальтийцев долгое время хранился в Петербурге. С тех пор мальтийцы связаны с домом Романовых. Нынешний глава семьи Великий Князь Владимир Кириллович - один из рыцарей ордена. Так что история Мальтийского ордена удивительным образом связана с историей России».

Рыцарями Мальтийского ордена обычно становятся с самой юности. Так, например, Герд Ахтнитц, шеф службы спасения, пришел к мальтийцам, когда ему исполнилось 13 лет. Это было 20 лет назад.

«Есть, конечно, работа и более приятная. Сами понимаете, мы обычно сталкиваемся не с самыми красивыми явлениями жизни. Наверное, мы все здесь идеалисты, но без убеждений, без идеи, без веры здесь работать невозможно».

В Кельне, как и в любом другом немецком городе, существует единая централизованная служба скорой помощи и службы спасения, куда поступают все вызовы. Диспетчер передает каждый новый вызов той команде врачей или спасателей, которая в данный момент свободна. Не меньше трети вызовов в итоге приходят в службы мальтийцев. Но у ордена есть уже и множество постоянных пациентов: орден существует давно, его хорошо знают и ему доверяют, причем не только католики. Герд Ахтнитц и его команда спасателей каждый день выезжают по вызовам: спасать водителя из перевернувшегося автомобиля, унимать невменяемого отца, который набрасывается с ножом на свое семейство, откачивать подростка, перебравшего наркотиков. Спасатели сталкиваются с этим ежедневно и нервы у них крепкие. Но есть случаи, которые запоминаются надолго. 23-летний Андреас в своё время проходил в ордене альтернативную службу, а сейчас помогает добровольно:

«Был случай под Рождество. Позвонил один человек и попросил срочно отвезти его сына на сеанс облучения, у мальчика был рак. И отец нам потихоньку сказал, что дела очень плохи. А у мальчика была мечта: когда-нибудь прокатиться в пожарной машине. Вот на пожарной машине мы его и доставили в больницу. Мы ведь на многие вызовы ездим вместе с пожарными. Что с ним было дальше, я не знаю. Мы редко встречаем наших пациентов после того, как отвезли и в клинику».

Под началом господина Атнитца работают в основном молодые люди до тридцати лет. О том, как приходится действовать мальтийской спасательной бригаде, рассказывает один из них, доброволец Штефан Шимдт.

«Если Вы в Кёльне набираете номер 112, то Вы тут же попадаете в диспетчерскую пожарной команды. Они решают, кому передать звонок, кого выслать: скорую помощь, реанимобиль, спецбригаду врачей, спасателей или пожарных. И, конечно полицию, если речь идет об аварии. Можно позвонить и напрямую нам. Пострадавших мы доставляем либо в клинику нашего ордена, либо в городскую. Это зависит от желания пациента, ну и, конечно, от наличия свободных мест Старушки часто звонят. Звонят мамы: ребенок упал с лестницы. Никогда заранее не знаешь, что тебя на месте ожидает. Например, те, кто попал в аварию, обычно в шоке. Они по телефону невесть что нагородят, а на месте оказывается всё не так страшно. Хорошо, если так. Но ведь бывает и наоборот».

У мальтийского ордена множество отделений и проектов по всему миру. Начинается его деятельность с раздачи одеял и супов для неимущих. Потом орден открывает свою санитарную службу, свои больницы. Одно из таких представительств несколько лет назад орден открыл, например, в Москве, где его сотрудники оказывают бесплатную медицинскую и бытовую помощь пожилым одиноким людям. В ближайшее время планируется открыть бесплатную больницу и хоспис, то есть, приют для безнадёжно больных людей в Москве и супермаркет для малоимущих в Санкт-Петербурге. Кстати, один из принципов работы сотрудников Мальтийского ордена - оказывать помощь всем, кто в ней нуждается, вне зависимости от религиозной принадлежности. И в свою, католическую веру не агитировать.

Зачем слепому телевизор?

А теперь, как и обещано, Кирстен Дитрих попытается ответить на вопрос: зачем слепому телевизор:

На днях вторая программа немецкого общественно-правового телевидения ЦДФ получила особый приз за телевизионный радиофильм. А что это, собственно, такое, телерадиофильм? И зачем все эти выдумки?

«Вот представьте себе, Вы сидите перед телевизором и хотите посмотреть фильм. Но с одним условием: закройте глаза. Одними диалогами тут не обойтись. Кто-то должен рассказывать Вам, что происходит на экране. Скажем, это детективный сериал. Целый час ловили преступника и, наконец, сцена ареста. В большинстве современных фильмов в этой сцене не говорят, только музыка нагнетает напряжение или стрельба идёт. Ну, если детектив плохой, то Вы и без картинки знаете, что во всём стрелочник или садовник виноват. Но полной уверенности нет. А в хорошем фильме могут быть самые неожиданные повороты. Представляете, битый час просидеть перед телевизором, и так не узнать, кто убийца. Жутко обидно.»

Юрген Любенау знает, о чём говорит. Он - председатель «Немецкого общества слепых и людей с неполноценным зрением». Вот для слепых и придуманы телевизионные радиофильмы. Технически это выглядит так: во-первых нужен телевизор со стереозвуком, то есть, с двумя раздельными звуковыми каналами. Многие телекомпании давно уже используют эту возможность для того, чтобы, например, передавать по одному каналу немецкую синхронизацию иностранных фильмов, а по другому - диалоги в оригинале. А вот как делается телефильм для слепых: по первому каналу идёт нормальная звуковая дорожка для зрячих, а по второму - специальная, разъясняющая действие. Возьмём фильм Фолькера Шлёндорффа по знаменитому роману Гюнтера Грасса «Жестяной барабан». Зрячие видят на экране поле, пасмурное небо, бабушку главного героя. Слепые не видят ничего. И ничего не слышат, потому что вся сцена проходит без слов. Но по второму каналу, в звуковом варианте специально для слепых, диктор поясняет:

«Маленький усатый мужчина в кепке, смешно подскакивая на ходу, подлетает к бабушке, падает на колени, прямо в борозду и умоляюще смотрит на неё».

Первый такой вариант фильма для слепых телекомпания «ЦДФ» сделала ещё в 1993-ем году. Потом примеру «ЦДФ» последовали другие общественно-правовые телекомпании. За прошедшие годы специально для слепых озвучены десятки фильмов. Кстати, это не так уж и дорого - в среднем по 5.000 евро за картину. Хотя дело это достаточно сложное, ведь для дополнительных разъяснений остаются только паузы между репликами и диалогами. Дорога каждая секунда. Какие детали важно сообщить слепому зрителю, чтобы он понял, что происходит на экране? Поэтому над дополнительными текстами работают вместе слепые и зрячие авторы. Дитер Плюкхан объясняет, как идёт отбор деталей:

«Возьмём банальную ситуацию: несколько персонажей говорят друг с другом. Я сцены не вижу, я слепой. Поэтому мне в первую очередь важно знать, где происходит разговор и кто в нём участвует.»

Дитер Плюкхан недавно закончил работу над фильмом «Имя розы» по роману Умберто Эко. Это был самый сложный проект в его практике:

«Там на экране множество монахов в чёрных рясах и с лысинами. Попробуйте-ка описать сцену так, чтобы слепому зрителю было ясно, кто есть кто. Мне-то мой зрячий коллега всегда мог это растолковать, но для телевизионной версии у нас времени было в обрез. Так что это был самый трудный для меня фильм.»

Между прочим, технические возможности телевидение использует и для глухих. Новости на нескольких каналах идут с сурдопереводом, а многие фильмы и передачи можно смотреть с субтитрами, которые вызываются через телетекст. В программах телевидения все передачи с субтитрами и с дополнительными звуковыми версиями для слепых помечены особыми значками.

Вот и всё на сегодня. Спасибо нашим авторам Анне Кукес и Кирстен Дитрих, спасибо Вам, дорогие радиослушатели, за то, что Вы настроились на «Немецкую волну».