1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Кто и за что убил ошского журналиста?

За несколько дней до смерти Саипов рассказывал, что за ним ведется слежка. Он подозревал, что интересуются им сотрудники спецслужб Узбекистана. Саипов обращался за помощью к ошским властям, но ему отказали в поддержке

default

Есть ли еще место для свободы слова в Киргизии? Журналисты делятся впечатлениями

Сегодня в фокусе нашего внимания – ситуация вокруг убийства ошского журналиста Алишера Саипова. В конце минувшей недели его коллеги-журналисты и местные правозащитники вышли на пикет перед зданием министерства внутренних дел Киргизии в Бишкеке, а после собрались за «круглым столом» и обсудили свои версии того, кто и что может стоять за этим преступлением.

Напомним, что Саипов был особенно известен своими критическими материалами в отношении официального Ташкента.

На пикет перед министерством внутренних дел Киргизии вышли около пятидесяти журналистов и правозащитников. На железную ограду вокруг здания МВД были повязаны черные траурные ленточки. Работники СМИ тем самым почтили память своего коллеги Алишера Саипова и в то же время потребовали от правоохранительных органов найти и наказать виновных в смерти Саипова.

К собравшимся вышел начальник главного управления по борьбе с организованной преступностью Мелис Турганбаев. По его словам, допрашиваются свидетели, следствие ведется. Чего-то более конкретного сказать чиновник не смог: «На сегодняшний день пока две версии отрабатывается. Первая – это связано с деятельностью самого журналиста. По второй версии мы подозреваем других лиц, которые причастны к этому преступлению».

Журналисты же и правозащитники своими версиями делились уже после пикета, собравшись за «круглым столом». Одна из коллег и близких знакомых Саипова Шахида Тюляганова была одной из тех, кто встречался с Алишером незадолго до его убийства: «Именно в тот день, когда он умер, мы сидели в офисе и должны были поехать в Кара-суу, нас туда пригласили. Но у нас просто места в машине свободного не оказалось, и он сказал, чтобы мы ехали, а он сам доберется. Буквально через двадцать минут мы доехали до Кара-суу и стали ему звонить, но трубку уже никто не поднимал. Потом нам позвонили из Праги и сказали, что Алишер убит. Мы срочно поехали в офис, но все что мы уже увидели – это кровь на асфальте. Офис был опечатан. Мы всю ночь провели в управлении внутренних дел Ошской области и давали свидетельские показания».

Шахида Тюляганова также сказала, что за несколько дней до смерти Алишер Саипов рассказывал, что за ним началась слежка, и что сам он подозревал в этом сотрудников службы национальной безопасности соседнего Узбекистана. Более того, отметила журналистка, Саипов пытался обратиться за помощью в ошское областное управление Комитета нацбезопасности Киргизии, но там, сославшись на занятость, ему в какой-либо помощи отказали.

А уже после убийства, когда Шахида Тюляганова давала показания ошской милиции, ее в приватных беседах предупредили, чтобы она была поосторожней на допросе в киргизском ГКНБ, потому что все сказанное там уже через час будет известно узбекским спецслужбам. Шахида Тюляганова убеждена, что за убийством Алишера Саипова стоят именно узбекские власти. Большая часть авторских материалов Саипова содержала жесткую критику режима Ислама Каримова.

Киргизские правозащитники в свою очередь говорят, что уже сталкивались с незаконными действиями узбекских спецслужб на киргизской территории, когда узбекских беженцев просто выкрадывали и при содействии киргизских властей вывозили обратно в Узбекистан. Руководитель правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова не исключает, что и к смерти журналиста Алишера Саипова причастны узбекские власти: «Я однозначно не утверждаю, что это узбекские спецслужбы. Я просто говорю, что если на самом деле это так, то я уверена, что основные заказчики никогда не будут найдены. Я просто ссылаюсь на то обстоятельство, когда 17 узбекских беженцев просто пропали с территории Киргизии, и никто за это не понес абсолютно никакой ответственности. Это отвратительно, что спецслужбы соседнего государства на территории вроде бы суверенного все еще я надеюсь Киргизстана, чувствуют себя столь вольготно. И это унижение нашего государства при таком способе управления будет продолжаться.

А по поводу свободы слова в Киргизии, вообще осталось ли реальное пространство для этой свободы слова? Да, наверное, более или менее оно есть у журналистов, которые представляют зарубежные медиа-агентства. Многие из ваших коллег взвалили на себя просто совершенно невероятную ношу. Алишер Саипов, очевидно, был из числа таких ребят. И после этого случая, может быть, многие станут более осторожны. А многих это наоборот может разозлить, и они скажут, что если я сегодня не встану, то завтра это случится со мной».

Многие сотрудники СМИ до сих пор не могут поверить, что за слово и в Киргизии уже начали убивать. Журналистка Наталья Любезнова говорит:

«Конечно, убийство Алишера – просто беспрецедентный эпизод, который должен заставить, как государство, так и самих журналистов обратить внимание на вопросы безопасности журналистов. К сожалению, практика показывает, что ни одно заказное убийство в отношении журналистов не раскрывается. И если это не простое уголовное дело, то, естественно, оно раскрыто не будет. И это на самом деле ужасно. К тому же лично в нашем цеховом сообществе это вызвало очень жуткую и бурную реакцию. А вообще ожидаемого шквала, который на самом деле, может быть, должен был последовать, его нет».

С призывом к киргизским властям назвать имена убийц Алишера Саипова обращаются журналистские организации республики. Как сказал в интервью «Немецкой волне» директор Института медиа-представителя Илим Карыпбеков: «Сам Алишер, безусловно, искал защиты. Но он понимал, что никакой защиты он не сможет найти ни в правоохранительных органах, ни в самом медиа-сообществе. Это должно стать точкой, во-первых, для власти, чтобы она определилась, что для нее означает журналист. Либо он простой инструмент, и киргизская власть признается, что она не сможет в дальнейшем обеспечить безопасность журналистов. Тогда пусть и с журналиста снимаются требования по объективности и правдивости. Либо пусть власть доводит это дело до конца, находит и наказывает лиц, которые совершили преступления в отношении журналистов. Позиция же государства до сегодняшнего дня была практически наплевательской».

Илим Карыпбеков также напомнил, что только с начала этого года в Киргизии было зафиксировано 12 случаев нападений на журналистов. В семи из них работники СМИ получили тяжелые телесные повреждения. Были заведены уголовные дела, но ни одно из них до настоящего времени так и не было раскрыто. В этом же году по крайне мере двое киргизских журналистов были вынуждены покинуть страну в поисках политического убежища.

Виталий Катаргин, Бишкек

Контекст