Кто займёт кресло Акаева? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 25.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Кто займёт кресло Акаева?

Феликса Кулова эксперты называют в качестве наиболее вероятного лидера оппозиции

default

Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ Алоиз Петери, находящийся сейчас в Бишкеке, ведёт переговоры с представителями оппозиции о формировании временного коалиционного правительства. При этом он призывает новую власть действовать в духе демократических перемен, в соответствии со стандартами ОБСЕ. Мы связались по телефону с послом ОБСЕ в Бишкеке Маркусом Мюллером и спросили его, какая из задач, стоящих сейчас перед оппозицией, является наиболее важной:

- Самая большая проблема сегодня – это обеспечение безопасности. Днём в центре города начались грабежи, появились мародёры. Группы молодых людей хватали всё, что попадалось им под руку, грабили магазины. Конечно, сейчас возник вакуум власти. Я надеюсь, что в ближайшие дни ситуация нормализуется, а милиция вернётся к исполнению своих обязанностей. Несомненно положительным моментом является то, что в стране не вводилось чрезвычайное положение, что милиция не расстреливала толпы демонстрантов, что армия не вмешивалась в происходящее.

Несколько дней назад, в разгар антиправительственных выступлений, Вы выступили с идеей посредничества ОБСЕ на переговорах между властями и оппозицией? Что вышло из этой идеи?

- Мы активно старались взять на себя роль посредника. Мы вели переговоры с правительством, с министром иностранных дел. На четыре часа дня в четверг была запланирована наша встреча с президентом Акаевым, на которой мы хотели обсудить сложившуюся ситуацию, а также возможность достижения компромисса. Но тут произошло то, что произошло. Демонстранты ворвались в Белый дом, и правительство пало. Для нас произошедшее это было очень неожиданным. Мы не думали, что всё произойдёт так быстро.

Т.е. с Акаевым Вам так и не удалось встретиться?

- Нет. За полчаса до выезда на встречу с ним мы узнали о том, что он сбежал.

А как Вы объясняете, что режим Аскара Акаева пал столь быстро?

- Мне кажется, что это произошло только потому, что некоторые из руководителей акаевского правительства перешли на сторону оппозиции или просто бежали. И поэтому падение режима было столь стремительным.

Схожей точки зрения придерживается и руководитель Немецкого общества по содействию демократии в Центральной Азии Михаэль Лаубш:

- То, что события в Киргизии будут развиваться столь стремительно, даже по сравнению с Украиной или Грузией, никто, конечно, даже предположить не мог. Отчасти все произошло так быстро, скажем так, благодаря правительству, которое очень быстро самоустранилось и не стало предпринимать дальнейших попыток ведения переговоров с оппозицией.

Между тем, несколько иного мнения придерживается на этот счёт российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов:

- События в Киргизии развивались столь стремительно благодаря Аскару Акаеву, я думаю, теперь уже бывшему президенту страны. Его неадекватное поведение, абсолютная оторванность от реальности, привели к тому, что он спровоцировал эту молниеносную развязку. У меня даже есть основания утверждать, что самым эффективным лидером киргизской оппозиции на этом этапе, т.е. в течение последних недель, был сам президент Акаев. Никто, кроме него, не мог так консолидировать всех представителей оппозиции, весь протестный электорат для свержения собственного режима. И анализ последних событий говорит, что вот этот снежный ком, сваливший режим, что он начал нарастать 20 марта, когда по указанию Акаева силовые структуры предприняли попытку штурмом взять здания областных администраций в Оше и Джалал-Абаде, которые до этого были в рамках акции мирного неповиновения захвачены местными жителями. Там же были избраны народные советы, т.е. параллельные официальным органы власти на местах. Именно 20 марта стало переломным моментом, именно после этого оскорблённые и разъярённые люди отбили здания и стали собираться для похода на Бишкек. Да и в самой столице к тому моменту начали нарастать протесты, организованные оппозицией. Если учесть, что Аскар Акаев и до этого вёл себя как политический лидер неадекватно и непрофессионально, я имею в виду его реакцию на заявления наблюдателей – как западных, так и от СНГ, - отметивших значительные нарушения в ходе выборов. Акаев предпочёл их игнорировать, не замечать нарушений в ходе выборов. Вместо этого президент решил цинично призывать народ, депутатов и оппозицию прекратить все разговоры о нарушениях, заявляя, что впереди много работы, что впереди посевная. Его окружение сделало невероятно много для возбуждения антиправительственных настроений. Оно вместе со своим патроном называло оппозиционеров государственными преступниками, действовавшими на зарубежные деньги по иностранным директивам. Акаев сделал всё для того, чтобы не допустить поиска компромисса с оппозицией. Вплоть до 23 марта он отказывался вступать в переговоры. Так что никто, кроме Акаева, не сделал больше для того, чтобы с петлёй на шее выбить из-под себя табуретку.

Но вот некоторые наблюдатели выражали удивление в связи с крайне пассивным поведением сотрудников правоохранительных органов…

- Как мне кажется, реакция правоохранительных органов, реакция милиции была вполне ожидаемой. Кстати, попытка Акаева в последний день сменить руководство МВД и генпрокуратуры также не свидетельствует об адекватности президента. Ведь к тому моменту уже было известно, что один из заместителей министра не будет подчиняться Акаеву, он готов сотрудничать с народом и отказывается выводить верных ему людей на подавление мирных демонстраций. Ответственность за провоцирование беспорядков, которые начались утром 24 марта на митинге в Бишкеке, лежит не на милиционерах, а на нанятых накачанных молодцах в белых кепочках, которые сознательно провоцировали столкновения. И это-то и стало результатом того, что разъярённая толпа бросилась на Белый дом, и начались хаос и анархия. Всё это превратило людей в толпу, следствием чего стали мародёрство и разграбления. Милиционеры прекрасно понимали, что дни режима сочтены и что им всё это зачтётся.

Первый день новой Киргизии, Киргизии без Акаева, не был таким уж мирным. В Бишкеке разграблению подверглись многие магазины, на улицах появились бесконечные группы мародёров. Удастся ли, по Вашему мнению, оппозиции взять ситуацию в республике под контроль?

- Я не пророк. Я не могу ничего гарантировать. Я только знаю, что этому будет способствовать то обстоятельство, что сегодня из тюрьмы был выпущен Феликс Кулов. Кстати, замечу, что как только он вышел из тюрьмы, он тут же позвонил мне по мобильному телефону и сообщил об этом (я в этот момент выступал в прямом эфире "Эхо Москвы"). Так вот, Кулов назначен руководителем всех силовых структур республики. Он уже не раз возглавлял эти самые силовые структуры, не раз останавливал хаос и беспорядки в стране.

На Феликса Кулова возложено руководство силовыми структурами. Т.е. на самом деле, сегодня у него больше реальной власти, чем у того же исполняющего обязанности президента Ишенбая Кадырбекова. Уже появились сравнения Феликса Кулова с военным диктатором…

- Я думаю, что в нынешней ситуации (а мы разговариваем всего спустя несколько часов после революции в Киргизии, успешной в том, что касается падения режима Акаева) нельзя говорить, диктаторство это или нет. Я предлагаю заменить определения такого рода на другие дефиниции. Есть человек, который может навести порядок. Причём не драконовскими методами, а пользуясь теми средствами, которые у него есть. Речь идёт о наведении порядка в обстановке хаоса и мародёрства.

Сам Аскар Акаев после событий на Украине неоднократно выступал с предостережениями по поводу экспорта "цветных" революций. Не стоит ли его теперь уже бывшим коллегам по должности – президентам Туркмении, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана – опасаться экспорта "киргизской революции"?

- Подобные опасения в известной степени не беспочвенны. Ситуация в соседних странах разная. И опасения у них тоже разные. Так же по-разному эти республики будут реагировать. Реальная опасность состоит в том, что ситуация, сложившаяся на юге Киргизии, в Оше и Джалал-Абаде, в Ферганской долине, которая разделена между Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном, так вот ситуация там осложняется традиционно мусульманскими настроениями. И этот регион является точкой кристаллизации радикальных исламских настроений, особенно в Узбекистане. События в Киргизии могут привести к оживлению экстремистских сил, чем, достаточно, кстати, обоснованно, может быть обеспокоен президент Узбекистана. Поэтому его реакция, как мне кажется, будет превентивной и жёсткой. Что касается ситуации в Казахстане, то там серьёзной опасности от исламских фундаменталистов не исходит, там другие сценарии возможны. Там теперь гораздо более эффективно может консолидироваться оппозиция в преддверие предстоящих президентских выборов в Казахстане. Что касается Таджикистана, то пока Эмомали Рахмонову опасаться нечего, несмотря на существование в стране оппозиции. Там несколько иная ситуация.

Между тем, руководитель Немецкого общества по содействию демократии в Центральной Азии Михаэль Лаубш считает, что внутриполитическую ситуацию в Киргизии при Акаеве нельзя сравнивать с положением в Казахстане, Узбекистане или Туркмении.

- Я думаю, внутриполитическую ситуацию в Киргизии нельзя сравнить с тем, что мы имеем сегодня в Казахстане, Узбекистане или Туркмении. Режим в Бишкеке, возможно, просто не успел подготовиться к революции. В то время как президент Казахстана Назарбаев уже вовсю готовится к президентским выборам и пресекает на корню любые инициативы оппозиции, которая фактически в Казахстане сегодня действовать не может. Но в любом случае события в Киргизии показали жителям других республик региона, что это можно и нужно делать – выходить на улицы и проводить мирные демонстрации.

А вот что в этой связи думает Ирис Кемпе, представитель Центра прикладных политических исследований в Мюнхене:

- События в Киргизии могут повлиять на центральноазиатский регион. Например, за ситуацией с тревогой наблюдают в соседнем Узбекистане. Там боятся дестабилизации обстановки в регионе, новой волны конфликтов на этнической почве. Ведь ни в одной из республик региона нет демократического режима. Главы этих государств боятся, что в Киргизии действительно могут восторжествовать демократические принципы, и что местная оппозиция последует этому примеру и лишить их власти.

Многие эксперты опасались, что у оппозиционеров нет лидера и что это обстоятельство может послужить поводом для бесконечных конфликтов. Аркадий Дубнов:

- А я никогда не опасался, что нет такой фигуры. Я всегда знал, что есть Феликс Кулов. И мы много раз с ним обсуждали разные вопросы. Сейчас я могу сказать, что ещё в то время, когда он сидел в тюрьме, мягкий авторитарный режим Акаева позволял Кулову пользоваться мобильным телефоном. Надо сказать, что на зоне его давно считали будущим президентом. Я не хочу утверждать, что Феликс Кулов станет будущим главой государства. Я хочу только сказать, что сегодня среди лидеров оппозиции есть сейчас харизматическая личность, лидер, достаточно известный и популярный в стране политик.

А Михаэль Лаубш в этой связи отмечает:

- Я надеюсь, что Феликс Кулов будет играть существенную роль в руководстве страной. Он уже в прошлом зарекомендовал себя, в том числе и здесь, на Западе, как ведущий оппозиционный политик, который способен взять ответственность на себя. Более того, его представления о будущем Киргизии созвучны с представлениями европейских политиков, Евросоюза, ОБСЕ.

Некоторые эксперты отнеслись к происходящему в Киргизии настороженно. По их мнению, свержение режима Акаева может стать лишь сменой правящего клана.

- Надежда, конечно, как говорится, умирает последней. Я очень надеюсь, что Киргизия будет в дальнейшем своем развитии ориентироваться, возможно, на западные демократические традиции. Но, предполагаю, опасность того, что просто произойдёт смена одного клана на другой, есть. Киргизия в ее сегодняшних границах, как государство, существует все-таки недавно. Остается только надеяться, что новое руководство страны не будет в своих действиях руководствоваться исключительно "клановыми" принципами. И в этой связи очень важна позиция Запада – Европы и США. Необходимо, чтобы Запад с самого начала продемонстрировал свою поддержку "новой", демократической Киргизии.

А что же будет с Акаевым, членами его семьи и его бывшими сторонниками?

- В этой связи надо отметить, что и Феликс Кулов, и другие представители оппозиции ранее работали во властных структурах. Поэтому я не думаю, что все, кто был в последнее время у власти, будут изгнаны из страны или что-то в этом роде. Думаю, что часть политиков найдет место и в новых структурах власти. Что касается самого Акаева и членов его семьи, то, думаю, проблем у них не будет. По утверждению оппозиции, Акаев в последние годы успел достаточно нажиться за счет народа Киргизии. Так что чисто денежных проблем ему уж точно удастся избежать. Возможно, если события в Казахстане будут развиваться по аналогичному сценарию, ему вместе с его другом – президентом Назарбаевым – придется искать убежища в Москве!

  • Дата 25.03.2005
  • Автор Т.Петренко, М.Бушуев, Д.Брянцева, В.Юрин
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/6Q1d
  • Дата 25.03.2005
  • Автор Т.Петренко, М.Бушуев, Д.Брянцева, В.Юрин
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/6Q1d