1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Кто войдет в чешский парламент?

В пятницу и субботу в Чешской республике проходят парламентские выборы. В них участвуют около 30 партий и объединений. Но реальные шансы попасть в Палату представителей национального парламента лишь у четырех из них.

default

Вацлав Гавел перед избирательной урной

В нижней палате, или палате депутатов, 200 мест. На эти 200 мандатов и претендуют более 6000 человек, которые представляют интересы почти 30 партий, объединений и движений.

От Партии здравого ума...

Сегодня в Чешской республике насчитывается свыше 80 политических партий, объединений и движений. В парламентских выборах этого года участвует примерно треть из них - 28, в том числе с такими названиями, как Партия здравого разума или Партия за уверенность в завтрашнем дне. Последняя - преемница партии “Пенсионеры за уверенность в завтрашнем дне”, на прошлых парламентских выборах набравшей более трёх процентов голосов. В бюллетенях значатся также Балбинова поэтическая партия и Движение за отмену Сената и против туннелирования пенсионных фондов. Однако лишь четыре партии могут всерьёз рассчитывать на то, что получат места в национальном парламенте.

В первую очередь это правящая Чешская социал-демократическая партия. От неё на пост премьер-министра страны претендует Владимир Шпидла, ныне занимающий должность министра труда и социальных дел. Согласно прогнозам, на этих выборах социал-демократы, намеренные продолжать строительство социального государства посредством дотаций из госбюджета и укреплять экономически слабые регионы страны, могут набрать около 26-28 процентов голосов.

...до Гражданской демократической партии

Такой же результат эксперты предсказывают и консерваторам из Гражданской демократической партии. Её кандидатом на пост главы правительства является экс-премьер страны Вацлав Клаус. Эта партия обещает укреплять рыночную экономику Чехии, снижая налоги и сокращая численность аппарата госчиновников.

От 16 до 18 процентов голосов может получить политическое объединение “Коалиция”, опирающееся главным образом на поддержку чешских фермеров. В это объединение входят христианские демократы, а также либералы из Союза свободы.

Ренессанс коммунистов

В новом правительстве может быть представлена и Коммунистическая партия Чехии и Моравии. В наши дни коммунисты превратились в партию протеста, в которой нашлось место и для правых экстремистов, открыто высказывающихся и против притока иностранцев в республику, и против иностранных инвестиций в чешскую экономику.

Из политической изоляции коммунисты вышли, недавно, когда в стране начались громкие дискуссии о так называемых декретах Бенеша, касающихся тысяч судетских немцев, обвинённых в пособничестве нацистам. Декреты эти сохраняют силу и сегодня. Более того, в конце апреля парламент Чехии принял - в том числе при поддержке депутатов-коммунистов - резолюцию, объявившей их “неприкосновенными”.

Снова – “большая” коалиция?..

Лозунг о “защите национальных интересов”, а также критическое отношение к Европейскому союзу довольно тесно связывают коммунистов с Гражданской демократической партией. И всё же возможность того, что коммунисты войдут в состав коалиционного правительства Чехии, многим представляется не более чем теоретической. Реальнее выглядит шанс повторного создания так называемой “большой” коалиции, в которую войдут социал-демократы и их главные оппоненты - члены Гражданской демократической партии, то есть та модель, которая существует в стране сегодня.

По мнению обозревателей, нынешняя модель коалиции изжила себя, так как была необходима в период кардинальных перемен, когда Чехия нуждалась в политической и экономической стабильности.

Сегодня лидер социал-демократов Владимир Шпидла делает ставку на альянс с политическим объединением “Коалиция”. Последние социологические опросы показали, что обе крупные партии - и социал-демократическая, и гражданская демократическая, - шли вровень друг с другом, у каждой потенциально было по 28 процентов голосов избирателей.

Сергей Вильгельм, Владимир Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст