1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Кто виноват в нальчикской трагедии?

11 октября в Кабардино-Балкарии начались предварительные слушания по делу о нападении боевиков на Нальчик в 2005 году. У свидетеля этих событий, журналистки Фатимы Тлисовой своё видение причин теракта. Интервью DW-RADIO.

default

Нальчик, октябрь 2005г.

Terror im Kaukasus, Naltschik

11 октября в Верховном суде Кабардино-Балкарии начались предварительные слушания по делу о нападении боевиков на Нальчик в октябре 2005 года. Тогда, по официальным данным, погибли 35 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, а также 15 гражданских лиц. Почти 200 человек, большинство из которых сотрудники силовых структур, но 66 местных жителей получили ранения. Десятки боевиков были убиты. Вслед за этим нападением в республике были проведены настоящие зачистки, вызвавшие резкую критику правозащитников. В итоге перед судом, который проходит в закрытом режиме в специально построенном здании, предстали 59 обвиняемых в терроризме, бандитизме, участии в вооружённом мятеже и в организованном преступном сообществе, в убийствах. Тем не менее, несмотря на эту атаку, а такое большое число обвиняемых, несмотря на продолжающиеся нападения на представителей силовых структур, президент в Кабардино-Балкарии Арсен Каноков в недавнем интервью издательскому дому «Коммерсант» заявил, что в республики нет организованного «бандподолья». Иной точки зрения придерживается российская журналистка Фатима Тлисова. Она была непосредственной свидетельницей тех событий. Однако в том числе и из-за их независимого расследования она была вынуждена покинуть Россию. Сейчас Фатима Тлисова работает над своей книгой в США, в Бостоне. О том, насколько ИНОЕ у неё мнение о нападении боевиков на Нальчик, явствует уже из его определения, которое, по меньшей мере, можно назвать спорным:

- Это все-таки было восстание. Скажем так: не просто молодежи, а верующей мусульманской молодежи – как принято говорить в Нальчике, «молящихся против власти». Хотя много было голосов о том, что это была террористическая атака, что это была военная акция. Конечно, это была военная акция. По поводу того, что это нападение можно квалифицировать как террористический акт, очень много споров…

- Но тогда откуда, у этих людей взялось столько оружия, что оно могли совершить столь масштабное нападение?

- Всё, конечно, готовилось заранее. Оружие они добыли в результате нападения на Госнаркоконтроль. Этот период между мирным сопротивлением насилию, переход к вооруженному сопротивлению, - он тянулся почти десять лет. Потому что первое заявление, которое у меня есть, первые свидетельства о притеснениях в адрес мусульман в Кабардино-Балкарии, - они уже датируются 1993-м годом.

- Вы приводили мне разные данные о том, какова численность тех людей, которые с оружием в руках готовы противостоять властям. Эти данные варьируются от пяти до десяти тысяч. Власти считают, что в джамааты входят до 700 человек. Со многими из них вы встречались, когда жили в Нальчике. Какую цель преследует это исламское подполье?

- Насколько сами они заявляют, цель – это борьба с Россией и, конечно же, установление собственного государства. По этой идеологии, Кавказ никогда не являлся частью России, а был оккупирован, и сейчас это колония, которую надлежит освободить. Они считают себя именно освободителями. Религиозная часть их платформы – это создание исламского государства. Некоторые из них говорят о глобальном джихаде, о том, что они участвуют в войне религий. Некоторые говорят об узконациональных интересах. И очень сложно отделить одно от другого. Когда камень упал в воду, идут круги. Насколько большой это был камень и насколько широко разойдутся эти круги, мы видим по Чечне…

Полную версию интервью, которое провел Андрей Бреннер, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст