1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Кто будет президентом Афганистана?

В Афганистане сегодня Лойя джирга – собрание народных представителей – должна была избрать нового президента страны.

default

Захир Шах (слева) и Хамид Карзай

Единственным серьезным кандидатом на этот пост считается Хамид Карзай – руководитель первого переходного правительства Афганистана после разгрома режима талибов. Избрание нового президента стало бы первым конкретным результатом работы Лойя джирги, которая из-за ожесточенной борьбы за власти между конкурирующими группировками начала свою работу в Кабуле с опозданием в 32 часа.

Бывший король (вынужден?) поддержать Карзая

Многие наблюдатели считают, что избрание Хамида Карзая новым президентом Афганистана было фактически предрешено еще во вторник, когда бывший король Захир Шах, открывая заседание Лойя джирги, отказался от поста президента в пользу Карзая и заявил о безоговорочной поддержке этого политика. До начала Лойя джирги, прежде всего представители пуштунских племен настаивали на избрании бывшего монарха президентом страны. Однако престарелый Захир Шах отказался от предложенной ему чести, уступив массированному давлению со стороны США, которые открыто поддерживают кандидатуру Карзая.

Кроме того, против Захир Шаха выступали и представители других национальных групп, представленных в Лойя джирге. В конце концов, пуштунские племена согласились с кандидатурой Карзая, ведь и он тоже по национальности пуштун, и к тому же всегда считался сторонником бывшего афганского короля. Поддержка, высказанная Карзаю, казалась столь единодушной, что он даже объявил во вторник вечером, что его уже избрали президентом. Правда, очень быстро выяснилось, что Карзай немного поторопился, и формальное голосование по его кандидатуре должно было состояться только в среду.

Карзай "идет в народ"

В последние недели перед открытием Лойя джирги Хамид Карзай заметно чаще стал общаться со своими соотечественниками внутри страны, он посещал кабульские школы, встречался с простыми жителями столицы, ездил в другие регионы страны. Глава переходного правительства явно стремился опровергнуть сложившееся о нем мнение, что он охотнее ведет переговоры за границей и совершает зарубежные визиты. Хотя именно за рубежом ему удалось заручиться обещаниями о выделении многих миллиардов долларов на послевоенное восстановление Афганистана. Сразу же после вступления в должность руководителя переходной администрации в Кабуле 22 декабря прошлого года Карзай обратился с призывом к международному сообществу оказывать Афганистану любую возможную помощь, потому что его страна нуждается в помощи практически во всех областях.

Обещаний в ответ на призыв Карзая последовало много, однако финансовая помощь до сих пор поступала крайне медленно. Многие страны-доноры объясняли такую осторожность тем, что хотели бы сначала дождаться избрания нового временного правительства Афганистана, которое должно привести страну к демократическим выборам. Теперь ясно, что и этим правительством будет руководить Карзай, который уже заявил:

"Я обращусь к международному сообществу и решительно потребую выполнения уже данных обещаний, прежде всего в том, что касается восстановления дорог, и систем телекоммуникаций. Я буду добиваться осуществления проектов, которые обеспечат работой как можно больше людей".

Заслуженные аплодисменты

За то недолгое время, что он находится у власти, Карзай сумел добиться уже очень многого: его уважают за границей, и он научился извлекать выгоду из своих успехов внутри страны. Не упустил он этой возможности и выступая на открытии Лойя джирги:

"Афганистан вновь превратился в дом для всех афганцев. Афганцы вновь обрели чувство достоинства и национальной ответственности. В прошедшие шесть месяцев мы установили в стране мир, создали национальную армию и полицию, комиссию по вопросам обороны, в которую вошли все руководители вооруженных формирований".

В то же время Карзай признает, что ему еще не удалось распространить авторитет центрального кабульского правительства на территорию всей страны. Что впрочем, неудивительно, ведь выходец из влиятельного пуштунского клана на юге Афганистана может опираться только на свое звучное имя. У него нет своей частной армии, как у большинства других пуштунских лидеров. Его оружие – это обаятельность, обходительность и терпеливость. И с помощью этого оружия Карзай уже добился того, что его выступления на заседании Лойя джирги делегаты встречают громовыми аплодисментами.

В стороне от интриг

Примечательно также, что Карзай лично не участвовал в закулисных маневрах накануне открытия Лойя джирги, когда решался вопрос, кому быть новым президентом Афганистана. И это позволило ему, сохранив хорошую мину при плохой игре, поблагодарить отказавшегося от притязаний на власти бывшего короля Захир Шаха и пообещать, что он и в будущем сохранит 100-процентную лояльность и верность экс-монарху. Карзай повел себя как ловкий политик-джентльмен, за которого грубую и грязную работу выполняют другие. Он даже никогда официально не выдвигал свою кандидатуру на пост президента. Это за него сделали другие. А ему лишь оставалось скромно заявить за несколько дней до открытия Лойя джирги:

"Если Лойя джирга изберет меня, я почту это избрание за честь. Если же изберут кого-нибудь другого, то я и это решение почту за честь и буду жить дальше как простой афганский гражданин".

Утвердить новое правительство будет непросто

Избрание нового президента – это лишь один из пунктов повестки дня в заседании Лойя джирги. Делегатам собрания предстоит еще утвердить состав нового правительства и договориться о проведении в стране демократических выборов в парламент. А эти задачи, по мнению многих наблюдателей, могут оказаться намного сложнее. Не секрет, что 1500 делегатов представляют интересы самых различных и нередко враждующих между собой политических, этнических и религиозных группировок. Более того, стороннему наблюдатели трудно понять, кто заседает сейчас в Лойя джирге – на самом ли деле представители населения различных провинций или же посланники региональных лидеров, управляющих провинциями как удельные князья своими вотчинами.

Интервью с Гюнтером Кнабе

На вопрос о том, кто же все-таки участвует в работе Лойя джирги эксперт "Немецкой волны" по Афганистану Гюнтер Кнабе отвечает так:

"Все: как представители отдельных регионов, избранные более или менее демократическим путем под наблюдением ООН, так и посланцы командиров вооруженных формирований, которые до сих пор не сложили оружие и по-прежнему контролируют регионы своего влияния".

А есть ли среди делегатов Лойя джирги люди, которых можно было бы назвать военными преступниками?

"Такие люди сидят даже в кабинете министров. Например, узбекский генерал Рашид Достум является заместителем министра обороны. А ведь этого генерала ООН подозревает в нарушении прав человека, в частности, при обращении с военнопленными. Не стоит забывать также, что переходное правительство Афганистана, правившее до начала Лойя джирги, было сформировано, во-первых, из сторонников бывшего короля, а во-вторых, из представителей так называемого "Северного альянса" - непрочного союза различных отрядов моджахедов, которые даже уже во время правления переходного правительства продолжали воевать друг против друга".

Но можно ли тогда от такой Лойя джирги ожидать создания прочного фундамента для дальнейшего развития Афганистана? Будут ли ее решения признаны населения страны?

"Конечно, все сейчас очень надеются, что так оно и будет. Больше всего на это надеются представители переходного правительства и иностранные наблюдатели. Однако мне кажется, что впадать в излишнюю эйфорию не стоит. Ведь даже если Лойя джирга на самом деле сумеет сформировать новое правительство и договориться о проведении демократических выборов через полтора года, то предстоит еще пройти очень и очень долгий путь до признания этого правительства и его решений на всей территории Афганистана. Ведь в этой стране по-прежнему в ходу еще очень много оружия, а, кроме того, там продолжается борьба за власть".

В последние дни нередко говорят о том, что наиболее важные решения о будущем Афганистана принимаются вовсе не на заседании Лойя джирги, а за рубежом, в частности в США. Не угрожает ли это успеху всего начинания с Лойя джиргой?

"Такая угроза существовала изначально. Ведь всем сегодня ясно: что бы ни происходило сейчас в Афганистане, это происходит с ведома и по воле Вашингтона. Можно даже утверждать, что настоящего премьер-министра Афганистана зовут Залмай Хализад. Это – высокопоставленный чиновник в госдепартаменте США, который разработал весь этот план, начиная с конференции по Афганистану в Петерсберге, чтобы восстановить в Афганистане мир, спокойствие и порядок, какими их понимают Соединенные Штаты. Более того, хотя это очень спорный момент, можно сказать, что Афганистан превратился в некое подобие американской колонии. Но, с другой стороны, иного пути назад к нормальному развитию Афганистана пока не видно".

Геннадий Темненков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА