1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Кто будет платить мне пенсию?

05.12.2002

Вот у меня вопрос: А кто будет платить мне пенсию, если я когда-нибудь до неё доживу? Немецкие политики вразумительного ответа на этот мой гипотетический вопрос не дают. Они либо обвиняют друг друга во всех грехах, либо назначают комиссии, которые должны засесть и разобраться, кто же всё-таки будет платить мне пенсию? Между тем, разбираться особенно не в чем, всё давно всем ясно, считает наш берлинский корреспондент Моника Ломюллер.

Начнём с того, что есть сейчас: В среднем государственная пенсия в Германии составляет 973 евро у мужчин и 506 евро у женщин. Начисляется она из расчёта 70 процентов последнего «чистого» заработка, то есть, учитывается сумма, которую человек получал на руки после вычета взносов и налогов. Пенсии регулярно повышаются в соответствии с ростом уровня заработной платы. Но чтобы получить полную сумму, надо иметь трудовой стаж в 45 лет. С другой стороны, многие пенсионеру дополнительно к основной пенсии получают ещё и пенсии от фирм. Ну а пожилые люди с минимальными пенсиями могут рассчитывать на социальную помощь и доплату к квартирной плате. Короче говоря, старики или, выражаясь политически корректным языком, пожилые граждане, живут в Германии неплохо. Но можно ли сохранить эту систему? Главное, кто в состоянии её оплатить? Вот об этом сейчас и идут споры в Германии. Проблема в том, что сегодня немцы живут в среднем в два раза дольше, чем ещё сто лет тому назад. Одновременно сокращается рождаемость. В 2040 году около 40 процентов населения Германии будут составлять люди старше 60 лет. Одним словом, демографическая пирамида становится с ног на голову. И грозит похоронить под собой прежде всего систему государственного пенсионного страхования. Дело в том, что она основана на так называемом «договоре солидарности между поколениями». На практике это выглядит так: сегодняшние пенсионеры получают деньги из взносов, которые платят те, кто сегодня работает. Проблема только в том, что активно работающих становится всё меньше, а пенсионеров - всё больше. Вторая проблема: немцы не только всё дольше живут, но ещё и всё меньше работают. Например, выпускники Вузов начинают работать в среднем в 27 лет. Теоретически, на пенсию в Германии и женщины и мужчины выходят в 65 лет. На самом же деле, в пенсионном законодательстве столько вполне легальных лазеек, что среднестатистический возраст выхода на пенсию составляет 60 лет и 5 месяцев. Но если человек живёт дольше, а работает в своей жизни меньше, то ясно, что сроки получения пенсии всё время увеличиваются. Это - в самых общих чертах. Во всяком случае, министр здравоохранения и социального обеспечения Улла Шмидт вынуждена признать:

«Наши системы социального страхования в среднесрочной и долгосрочной перспективе столкнутся с серьёзными проблемами. Правительство видит эти проблемы и работает над их разрешением».

Как правительство работает над разрешением этой проблемы? Оно создаёт комиссию. А уж комиссия должна предложить выходы из ситуации. Так что ей придётся рассматривать вопрос не в общих чертах, а разбираться в деталях. Так что придётся всё по порядку. В Германии государственные чиновники, фермеры и лица свободных профессий от обязательной пенсионной страховки освобождены. Взносы в неё платят только рабочие и служащие, работающие по найму. Причём на паритетных началах: половину работающий по найму, половину - его работодатель. Сейчас взносы составляют 19 целых и 1 десятую процента от зарплаты. С 1 января уже намечено повышение до 19 с половиной процентов. Казалось бы, стоит ли спорить из-за каких-то десятых долей процента? Оказывается, стоит, потому что любое повышение взносов тут же приводит к удорожанию рабочей силы для работодателей, следовательно, к повышению уровня безработицы в стране. Но безработных уже сейчас больше 4 миллионов. Взносов в пенсионные кассы они не платят. Вот и получается заколдованный круг: чтобы пополнить пустые пенсионные кассы, правительство повышает взносы, а рост числа безработных, в свою очередь, ведёт к увеличению дефицита в пенсионных кассах. Кстати, дефицит этот гигантский и давно уже покрывается за счёт дотаций из госбюджета. Так что как ни крути, а «пакт солидарности между поколениями» явно нарушен: молодым год от года приходится платить всё больше, чтобы обеспечить приличную старость для пожилых. Выход из ситуации, по замыслу правительства, должна подсказать комиссия под руководством профессора Берта Рюрупа:

«Система социального обеспечения - это ведь вам не корова, которая ест на небе, а молоко даёт на земле. Так что конфликтов не избежать. Я, конечно, попытаюсь найти приемлемый для всех вариант. Однако давайте не забывать, что конфликт - это не обязательно катастрофа. Только эти конфликты надо предвидеть и разумно разрешать».

Что может предложить комиссия? Все варианты давно дискутируются в прессе. Самый радикальный - ввести минимальную пенсию для всех. А кто хочет в старости жить получше - пусть страхуется в частном порядке или накапливает капитал. Примерно такой принцип действует в Швейцарии. Но против этой уравниловки тут же восстанут все, кто долгие годы платил огромные взносы в пенсионную кассу, а в результате должен в старости получать такую же пенсию, как и человек, который в своей жизни чаще праздновал, чем работал? Второй путь: раз люди дольше живут, можно повысить возраст выхода на пенсию. Выгоды налицо: люди дольше платят взносы и не так долго получают пенсию. Но и тут есть контраргумент: а где же пожилые должны работать, если в стране и без того 4 миллиона безработных? Третий путь: постепенно снижать уровень пенсий, например, проводить индексацию только по уровню инфляции в стране и одновременно стимулировать все виды дополнительного частного пенсионного страхования. Первый шаг в этом направлении правительство уже сделало, но закон вышел настолько бюрократическим, что широкого применения не нашёл. Не надо быть пророком, чтобы предположить, что комиссия предложит компромиссный вариант, чуть подольше работать, чуть поменьше получать пенсии. Профессор Рюруп такой прогноз подтверждает:

«Я предпочел бы провести поэтапную реформу. Лучше шаг за шагом идти в нужном направлении, чем разработать блистательный теоретический проект, который заслужит одобрение коллег и отправится пылиться где-то на полке или в ящике стола».

«Я доживу до ста!» - поёт актёр Йоханнес Хеестерс, и, в отличие от политиков, делает всё, чтобы выполнить своё обещание. 5 декабря ему исполнилось 99 лет. С чем мы его и поздравляем. А теперь, наверное, хватит о старости и пенсиях. Я предлагаю отправиться в Дрезден, на выставку под названием: «Человек и животное: парадоксальные отношения». Нашим гидом на этой выставке будет Сильке Бартлик:

Фата и фрак для собачьей свадьбы

Уже перед музеем гигиены в Дрездене Вас встречает символическая инсталляция, а, попросту говоря, там стоит бронзовая человеческая фигура. На голове у бронзового человека - бумажная корона, он, как никак, венец творения. А вокруг венца по игрушечной железной дороге неустанно носится розовая пластмассовая свинья в натуральную величину. В фойе музея - целая кукольная процессия: впереди Адам с Евой, а за ними - целая процессия животных, каждой твари по паре.

Ребятишки, которых полно в музее, вовсю щебечут и хихикают. Но куратор музея Яздан Йоргес пытается вполне серьёзно объяснить глубокий философский смысл этой вполне шутливой выставки:

«Речь идёт о том, как человек видит своё место в мире. Как он видит своё место в мире, проводя различие между собой и животными, каким он выглядит в свете его взаимоотношений с животными. Может быть, он просто такое же животное, как все остальные? Что вообще отличает человека от других животных? Что делает его человеком? Как насчёт «венца творения»? Как защитить остальных животных от человека? Как защитить наших братьев меньших от очеловечивания их человеком?»

Вот давайте и мы, хотя бы на минутку, сохраним серьёзность. Животные изначально были важнейшей составной частью человеческой цивилизации и культуры. Без животных человек не стал бы человеком. Мы любим животных и охотимся на них, мы поклоняемся животным и пожираем их. Мы защищаем животных и уродуем их. Вот это наглядно и демонстрируют 750 экспонатов, собранных в музее. Картины, фильмы, чучела, предметы обихода и разного рода раритеты. Например, корзинку для бумаг, сделанную из настоящей слоновьей ноги. Этот сомнительный подарок получил в своё время президент бывшей ГДР Вильгельм Пик от индийских товарищей. Но самый курьёзный раздел - это домашние животные:

«Домашние животные - это важнейший социальный и экономический фактор. Это рынок с многомиллиардным оборотом. Вот смотрите: это плазма из первого в Германии банка крови для собак. Вот гробики специально для домашних животных разного размера. А это платье и фрак для собачьей свадьбы. Есть у нас среди экспонатов зубная паста для кошек с рыбным ароматом. А вот это - ну, никогда не угадаете, это пластмассовая модель, на которой хозяева учатся, как делать искусственное дыхание кошечке или собачке».

Помните ещё название выставки: «Человек и животное: парадоксальные отношения»? Так вот, та самая розовая пластмассовая свинья, которая ездит по игрушечной железной дороге вокруг бронзового венца творения, на самом деле - хряк. И придумали его вовсе не как игрушку, а как средство повышения эффективности в животноводстве. Пластмассового хряка опрыскивают гормонами и таскают на верёвочке в проходах на свинофермах, чтобы морально и эстетически подготовить свиноматок к искусственному оплодотворению.

«Животные никогда бы так не поступили. Поэтому не смей меня называть глупой курицей. Корова - святое животное, оставь её в покое. Животные никогда не бывают такими скотами как ты», - поёт Нина Хаген.

Между прочим, она - убеждённая вегетарианка. Так ей и надо.