1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Кто боится Эйхмана в сегодняшней Германии?

В интервью DW американский историк Тимоти Нафтали говорит, что немцы должны сами потребовать от своего правительства рассекречивания информации о роли нацистов в правительстве Западной Германии после 1945 года.

default

Приговор был вынесен 11 декабря 1961 года

Один из главных организаторов Холокоста Адольф Эйхман, лично ответственный за уничтожение тысяч евреев во время Второй мировой войны, скрывался в Аргентине под вымышленным именем, диктовал мемуары и надеялся дожить до амнистии.

Размеренная жизнь прервалась 11 мая 1960 года, когда агенты израильской внешней разведки Моссад похитили Эйхмана и доставили его, наконец, в Иерусалим, где он был приговорен к смертной казни и повешен. В то время как в Иерусалиме судили этого "бухгалтера смерти", в Западной Германии канцлер Конрад Аденауэр сказал в обращении к немецкому народу: "Мы надеемся, что в этом процессе на свет выйдет вся правда и восторжествует справедливость". Правда вышла на свет лишь в наши дни.

Американские историки, работающие по заказу американского правительства над рассекречиванием документов Национального архива в Вашингтоне, сообщили на этой неделе, что о местопребывании Эйхмана уже в 1958 году знали, но ничего не предпринимали, западногерманская внешняя разведка и ЦРУ, очевидно, опасаясь, что арестованный Эйхман выдаст бывших нацистов в правительстве Западной Германии. О своей работе над секретными документами в интервью DW рассказал один из участников рабочей группы, историк Тимоти Нафтали.

Timothy Naftali

Тимоти Нафтали

Тимоти Нафтали: В 2004 году мы обнаружили информацию о том, в каких масштабах "Организация Гелена" (западногерманской разведслужбы, которой руководил бывший глава разведки вермахта на Восточном фронте Рейнхардт Гелен - Ред.) вербовала нацистских преступников. На этот раз мне показалась очень интересной информация об Эйхмане, но я бы не стал называть ее сенсационной, потому что я знал, что преследование Эйхмана не являлось целью американской политики.

DW: То есть в США считали, что охоту на нацистов должны вести сами немцы?

- После окончания судебных слушаний над нацистскими преступниками США действительно стали проводить политику, согласно которой этим должны были заниматься немцы. Это было частью признания суверенитета Германии.

- Очевидно, что ЦРУ и Западная Германия приложили немалые усилия для того, чтобы защитить статс-секретаря канцелярии Конрада Аденауэра Ганса Глобке. Разве неизвестно было о его нацистском прошлом?

- Я не нахожу объяснений тревоги в немецком правительстве, по крайней мере, в разведывательных кругах Западной Германии, после захвата Эйхмана. Ведь по поводу Глобке в то время шла публичная дискуссия, в которой некий человек по имени Макс Мертен (бывший командир частей СС в греческих Салониках - Ред.) обвинил Глобке в причастности к решению еврейского вопроса в Салониках. Что мог бы добавить Эйхман, что изменило бы положение Глобке? Я не знаю. Я могу только сказать, что документ фиксирует тревогу.

Очень трудно заниматься мировой историей. Я не понимаю, почему правительство Германии отказывается публиковать информацию на эту тему, почему Берлин не может раскрыть файлы Эйхмана из архивов Федеральной разведывательной службы (BND). Я бы очень хотел узнать, какой информацией об Эйхмане владело правительство Западной Германии, и какие решения принимались на высших уровнях между Аденауэром и Глобке по вопросу, что делать с Эйхманом. Это и есть по-настоящему интересный вопрос.

- Можно ли надеяться, что новая информация начнет поступать из засекреченных архивов всех западных стран, участвовавших во Второй мировой войне?

- Наша задача - изучить архивы правительства США, но не архивы других стран. Могу себе представить, что в Германии потребовать рассекречивания архивов должны немецкая пресса, немецкие ученые, немецкий народ. Любопытно, что публикация информации об Эйхмане получает очень большой резонанс в Германии. Но никто не требует от правительства Германии раскрыть секреты. А ведь было бы только логично, если бы немецкие ученые обратились к своему правительству с вопросами: "Почему вы не можете поступить так же? Почему вы не готовы к такой же открытости, какую допускает администрация США? Что вы скрываете?" Я подчеркиваю, что ЦРУ осознанно идет на публикацию материалов, которые могут представить его в нелицеприятном свете. Почему немецкая внешняя разведка BND не рассекречивает материалы и не стремится снять завесу тайны над своим прошлым?

- Вас не удивил интерес прессы к публикации, которая является по сути всего лишь статусным отчетом о ходе вашего исследования?

- Меня очень удивило, что внимание прессы, освещающей мою часть исследования, было сфокусировано на том, что ЦРУ не делало. Действительно, в конце 1950-х годов охота за нацистами было делом большей частью Западной Германии. И меня удивило, что немецкие газеты не задались вопросом "Почему мы защищали этого преступника?" или, возможно, защищали - это слишком сильно сказано. Почему они не спросили" "Почему мы хотели оставить его жить на чужбине? Каких откровений с его стороны мы боялись?" История эта не американская. Это немецкая история.

- Вторая мировая война закончилась 60 лет назад. Так ли важно и сегодня изучать документы нацистской эпохи?

- Для поддержания здорового духа в обществе ему полезно иметь инструменты для оценки работы своих спецслужб - даже полувековой давности. И я бы очень хотел надеяться, что разведслужбы сами извлекут уроки из прошлого.

Контекст