1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

К.Токаев: "В Германии лучше всего понимают проблемы Центральной Азии"

В минувшую субботу завершился рабочий визит в Германии министра иностранных дел Казахстана Косымжомарта Токаева.

Казахский министр встретился со своим германским коллегой Франком-Вальтером Штайнмайером, провел ряд других встреч и принял участие в конференции, посвященной перспективам развития Центральной Азии. С Косымжомартом Токаевым встретился и провел беседу Михаил Бушуев, в рамках нашей постоянной рубрики мы предлагаем вам это интервью:

Косымжомарт Кемелевич, Вы назвали результаты переговоров с министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером вполне успешными. Вы могли бы рассказать конкретнее, о чем вы договорились?

- Я считаю, что мы поговорили очень результативно, полезно по целому кругу вопросов, в частности, о будущем председательствовании Германии в Европейском Союзе. Не секрет, что именно Германия является государством в Западной Европе, которое наилучшим образом понимает проблемы Центральной Азии. У нас особые отношения, без всякого преувеличения, именно с ФРГ. Речь идет о разработке новой стратегии Евросоюза в отношении Центральной Азии по инициативе Германии. И с нашей стороны было высказано предложение оказать посильное содействие в подготовке этого очень важного документа в виде соответствующих предложений, которые, вероятно, в течение ближайшего месяца будут предоставлены в министерство иностранных дел ФРГ. Что касается торговли, то она растет, достигла 3,5 миллиардов евро. Германия является очень важным инвестором в нашу экономику, около полутора миллиардов евро Германия инвестировала в Казахстан, но очень важно, что и Казахстан сейчас начинает инвестировать в экономику Германии, примерно 600 миллионов долларов, что говорит о растущих возможностях нашей страны. Мы констатировали, что имеются дополнительные возможности для наращивания сотрудничества. Я пригласил господина Штайнмайера посетить Казахстан с визитом в преддверии грядущего председательствования. Может быть, в рамках его визита мы проведем заседание бизнес-форума, возможно, министра будут сопровождать крупные предприниматели, то есть, возможности казахстанского рынка для германских предпринимателей далеко не исчерпаны.

Из Казахстана в Германию в последние десятилетия переехали многие этнические немцы и их семьи. Франк-Вальтер Штайнмайер назвал их «мостиком» между двумя странами. Вы встречались, может быть, с представителями казахской общины здесь или с гражданами Казахстана, переехавшими на ПМЖ в Германию?

- К сожалению, у меня не было возможности посетить специально кого-либо из тех, кто приехал из Казахстана в Германию, но в нашем посольстве в Берлине проходило заседание Германо-Казахского общества, там присутствовали и почетные консулы Казахстана в Германии и представители казахской общины, и те люди, которые в свое время переехали из Казахстана в Германию. Действительно, это мостик, это наша общая история. Я могу рассказать, что мой водитель, который работал со мной в середине 90-х годов, в свое время просил у меня совета насчет переезда в ФРГ. Он достаточно молод был на тот момент, 26 лет, и я посоветовал ему переехать, сказав, что коль скоро ест тяга к исторической родине, тем более, речь идет о будущем ребенка, дочери, то видимо есть смысл переехать. И, насколько я знаю, он неплохо устроился, работает, во всяком случае, по специальности.

В казахстанской столице, насколько нам известно, планируется строительство «Китайского городка». Отношение в обществе к нынешней роли Китая неоднозначное. Как быть с этой проблемой?

- Дело в том, что Китай наш сосед, это быстро развивающееся огромное государство, которое становится активным игроком на международной арене, по сути дела, Китай превращается в глобальную державу, это факт, который трудно отрицать. И, что касается Казахстана, то у нас единственный путь - это развитие добрососедского сотрудничества с этой страной на основе подписанных документов. Мы сумели делимитировать и демаркировать общую границу протяженностью 1700 километров. Практически все вопросы, которые находятся в повестке дня двустороннего сотрудничества, успешно решаются, в том числе в рамках комитета по сотрудничеству. Китай неизменно поддерживает нашу инициативу о созыве совещания по мерам доверия в Азии. Конечно же, есть опасения в отношении Китая, даже страхи, но надо сказать, что здеь Казахстан не является исключением. Дело в том, что о Китае очень много разговоров в самых разных уголках мира, будь то в Юго-Восточной Азии или в США. Что касается создания так называемого «чайна-тауна», то я не думаю, что он будет создан, мы за то, чтобы китайцы приезжали к нам для ведения бизнеса, но мы против нелегальных мигрантов, и против нарушающих законы Казахстана будут приниматься соответствующие меры.

Другой ваш сосед, Узбекистан, резко изменил свою внешнюю политику за последний год. Изменились ли в этой связи ваши двусторонние отношения?

- Наша позиция никогда не менялась. Мы за строительство добрососедских отношений с этой страной, за развитие торговли. Недавно с официальным визитом в Узбекистане находился президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, мы обсуждали буквально все вопросы, связанные с сотрудничеством между нашими странами. Другое дело, что экономические модели наших государств разнятся. Если Казахстан придерживается рыночной экономики, то Узбекистан опирается на централизованную систему управления. Тем не менее, мы считаем, что возможности для развития взаимодействия и сотрудничества очень большие, коль скоро наши государства на протяжении многих веков находились рядом друг с другом. Наши народы, по сути дела, являются родственными. Насколько я понимаю, со стороны Ташкента нет какого-либо серьезного противодействия этому стремлению, другое дело, что нужно отладить вопросы регулирования ситуации на границе, поскольку люди еще не привыкли к наличию государственной границы, которая проходит в некоторых местах буквально по жилым домам. Но это вопрос времени.

Часто говорят о конкуренции между Узбекистаном и Казахстаном. Ощущаете ли вы эту конкуренцию?

- Я не думаю, что есть какое-то соперничество, каждая страна преследует свои собственные интересы, каждая страна имеет свои собственные стратегии развития. Может быть, эти стратегии в каких-то частях отличаются друг от друга, но это тоже вполне естественно, ведь если в 1991 году, после распада Советского Союза мы начинали как бы забег на длинную дистанцию с одной линии, то во время прохождения этой дистанции обнаружилось, что одни бегут быстрее, а другие задыхаются, третьи, может быть, накапливают силы для финишного рывка, но во всяком случае государства СНГ все, по сути дела, разные, и с точки зрения экономического потенциала, и с точки зрения уровня проведенных реформ, структуры экономических систем, ну и конечно, с точки зрения геополитического восприятия ситуации за пределами СНГ. Это надо признать.