1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Крымские татары: "Живем как на пороховой бочке"

С тех пор, как Россия аннексировала украинский полуостров, оставшиеся там крымские татары живут в постоянном страхе. Репортаж DW из Крыма.

Крымские татары в Бахчисарае

Крымские татары в Бахчисарае

Воздух в кабине спертый, но окна открывать нельзя: наш разговор должен остаться в тайне. Уже полчаса мы сидим в машине, припаркованной где-то на окраине Бахчисарая. Время – немного за полночь. Поначалу мой собеседник ведет себя настороженно, но постепенно он становится все более откровенным. Я чувствую: ему о многом хочется мне рассказать. Он потерял веру в справедливость, и надеется, что я хоть как-то смогу ему помочь.

Отчаяние мужчины понятно, еще в мае его сын, молодой крымский татарин по имени Мустафа (имя изменено из соображений безопасности) был похищен. Информации о его местонахождении до сих пор нет – по крайней мере, так утверждает следствие. Хотя улик предостаточно. Например, запись с камеры видеонаблюдения, на которой видно, что однозначно произошло похищение - ночью, во дворе собственного дома, в свете уличных фонарей. Кроме того, наверняка должны быть свидетели, ведь все случилось у подъезда многоэтажки.

Жизнь в постоянном страхе

Похищенный Мустафа - член Всемирного конгресса крымских татар. Может быть, именно с этой деятельностью и связано его исчезновение? Родители Мустафы живут в постоянном страхе - как и многие крымские татары на украинском полуострове, аннексированном Россией. "Здесь царит беззаконие. Сущий произвол. И никогда не знаешь, что случится с тобой в следующие полчаса", - рассказывает отец Мустафы.

Корреспондент DW общается с отцом Мустафы

Корреспондент DW общается с отцом Мустафы

Спустя несколько дней вместе с коллегой-журналистом я задаю вопрос о судьбе Мустафы так называемому премьер-министру Крыма Сергею Аксенову. Складывается впечатление, что он ждал этого вопроса от нас, западных журналистов. Ответ тот же, что отец Мустафы слышит уже на протяжении многих недель: "Правоохранительные органы республики Крым делают все возможное, чтобы как можно скорее раскрыть это дело".

Семья Мустафы - не единственные представители крымских татар, на собственном опыте ощутивших, как изменилась ситуация на полуострове после его аннексии Россией. В апреле 2016 года Минюст РФ признал меджлис (исполнительный орган) крымско-татарского народа "экстремистской организацией" и запретил его деятельность. Очевидно, власти испугались, что крымские татары, большинство из которых на организованном Россией референдуме в марте 2014 года проголосовали против присоединения Крыма к РФ или бойкотировали его, могут организованно выйти на массовые протесты. С тех пор все представители этнического меньшинства находятся под особым наблюдением.

"Мы живем, как на пороховой бочке"

"О себе я не беспокоюсь, я волнуюсь за своих близких", - говорит Айваз Османов, председатель местного меджлиса и отец троих детей. "Мы живем, как на пороховой бочке. Наш народ находится под сильным давлением. Каждое утро я готов к тому, что может прийти полиция, чтобы допросить меня и обыскать мой дом", - продолжает Айваз. По словам крымского татарина, один из его коллег, председатель регионального меджлиса, уже два года находится за решеткой, в то время как другому активисту было запрещено покидать страну, а против еще одного в настоящий момент ведется следствие.

В семье Османовых

В семье Османовых

Айваз, конечно, знает про похищение Мустафы. Все в округе знают об этом, но помочь ничем не могут, говорит он. Сами Османовы живут в Крыму уже 30 лет. При Сталине большинство крымских татар насильственно выселили из родных мест. Почти все представители нацменьшинства были отправлены тогда в Центральную Азию - ночью, под конвоем, в вагонах для перевозки скота. В 1990-е годы им разрешили вернуться.

Сегодня многие из них живут в сельской местности. Несколько лет назад Айваз начал строить собственный дом. В этом доме меня ждет гостеприимный прием, стол ломится от лакомств. Но мое восхищение вызывает, в первую очередь, открытость, с которой Османовы говорят о ситуации, в которой оказались. Ведь ситуация очень непростая.

Демонстрация силы

Мы говорим с Айвазом Османовым и о заместителе председателя меджлиса крымско-татарского народа Ильми Умерове, отправленного в психиатрический диспансер в Симферополе для прохождения принудительной экспертизы.

59-летний политик был помещен в диспансер 18 августа по решению суда аннексированного Крыма и отпущен на свободу лишь 7 сентября. В мае ему было предъявлено обвинение в сепаратизме по статье 280.1 Уголовного кодекса РФ. Причиной послужило интервью крымско-татарскому телеканалу ATR, вещающему с территории материковой Украины, в котором Умеров подверг критике аннексию Крыма и потребовал от России вернуть полуостров Украине.

Уже после трех дней, проведенных в психдиспансере, состояние здоровья Умерова, у которого диагностированы болезнь Паркинсона, гипертония и сахарный диабет, значительно ухудшилось. Его адвокат Илья Полозов в интервью DWназвал действия властей РФ в отношении Умерова возмутительными. По его мнению, российские спецслужбы таким образом пытаются послать сигнал всем крымским татарам, не согласным с политикой Кремля.

А что же с Мустафой из Бахчисарая? Он тоже был отправлен в психдиспансер? Или в тюрьму? В конце ночного разговора отец Мустафы говорит тихим надломленным голосом: "Я хочу только одного: чтобы мой сын вернулся, живым и здоровым".

Смотрите также:

Смотреть видео 03:08

Вновь в изгнании: 72 года депортации крымских татар (18.05.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме