1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Круче детектива: как один немецкий музей разбирается со своей историей

От Наполеона до Хонеккера - на протяжении двух столетий сокровища музеев Шверина систематически подвергались спланированному грабежу и разворовывались в индивидуальном порядке.

В канун открытия выставки "Kunstraub - Raubkunst" (в вольном переводе - "Ворованное искусство - Искусство воровства") ее куратор и сотрудник Шверинских музеев (Staatliche Museen Schwerin) Торстен Кнут (Torsten Knuth) c устатку решил включить телевизор. Показывали детектив о поисках похищенного шедевра живописи. "Возможно, след ведет к русским?" - глубокомысленно заметил актер, играющий следователя. "Или к американцам?" - предположила актриса, играющая искусствоведа. Торстен Кнут вздохнул и выключил телевизор.

На протяжении последних десяти лет он отвечает за расследование самых разнообразных случаев воровства, грабежа и вандализма, облекавшихся на протяжении двух с половиной веков в самые разные одежды. Выставка - итог этой работы.

Наполеон и сила искусства

Начнем с того, что в Шверине и окрестных замках еще стараниями герцога Кристиана Людвига II Мекленбургского (Christian Ludwig II von Mecklenburg), просвещенного властителя эпохи рококо, была заложена грандиозная универсальная коллекция предметов искусства - от живописи и скульптуры до нумизматики и оружия. Традицию поддержали и продолжили в XIX столетии граждане богатого ганзейского Шверина.

Бюст Наполеона на выставке

Наполеон намеревался стать "императором искусств"

В 1806 году войска Наполеона взяли город. Вслед за военными туда прибыл Доминик Виван Денон, "всевидящее око" Наполеона. Подобно Гитлеру в следующем столетии, Бонапарт планировал создать в Париже грандиозный "музей музеев", для чего со всей Европы во Францию свозились произведения искусства. Денон отвечал за подбор коллекции. Из Шверина были вывезены более двух тысяч объектов.

На Венском конгрессе 1814-1815 годов было принято принципиальное решение о реституции. Постепенное возвращение предметов искусства длилось практически целый век, порядка 20 процентов объектов пропали. А тут уже подоспело XX столетие с новыми кризисами и войнами.

Нацисты: грабеж по расовому принципу и шкаф для Геринга

Мало кто нанес больший урон музеям Германии, чем самопровозглашенные защитники "великого немецкого искусства" - национал-социалисты. В 1933 году музеи страны получили директиву о "вычищении" из своих коллекций "художественных уродств" - произведений, подпадавших под определение "дегенеративных". В Шверине это были прежде всего важные работы Ловиса Коринта (Lovis Corinth) и Эрнста Барлаха (Ernst Barlach). Возглавлявший музей Вальтер Йозефи (Walter Josephi) покорно осуществил "мероприятия по аризации коллекции".

Но старый директор сломался на другом: в 1934 году государственное министерство земли Мекленбург изъяло из музея старинный эльзасский шкаф. Музейный объект должен был стать подарком на свадьбу Герману Герингу (Hermann Göring) - второму после Гитлера коллекционеру "третьего рейха". Йозефи попытался этому противостоять, но, в конце концов, был вынужден сдаться. Местонахождение "свадебного подарка" до сих пор неизвестно.

Англичане, американцы, русские

Во время войны (а бомбардировки Шверина начались уже в 1941 году) все коллекции кроме оружейной были вывезены в окрестные дворцы и замки. Самое крупное из хранилищ, находящееся в Целле, оказалось на территории западных секторов, Шверин же отошел к советской оккупационной зоне. Переговоры о возвращении собраний увенчались успехом лишь в 1961 году. Несмотря на то, что хранилище в Целле находилось под контролем британских, а позже - американских военных, несколько ящиков оказались разворованными: особенным успехом пользовались фарфоровые статуэтки и княжеские безделушки.

В 1959 году в Шверин вернулась и коллекция старинного оружия, вывезенная после войны в Москву и находившаяся в Историческом музее. В архиве музея Шверина на эту тему есть лапидарный документ, гласящий: "Сдано советским товарищам в 1945-46 годах: 1955 единиц хранения. Получено от советских товарищей в 1958-59 годах: 1178 единиц хранения". Куда подевались остальные единицы - можно лишь гадать. Существуют свидетельства, что исторические военные формы, являвшиеся частью собрания, были сразу употреблены "товарищами" по назначению - как зимняя одежда.

"Свинья пропала!": "агент Ли" и директор-вор

В мутной воде послевоенных десятилетий на художественных ценностях нагревали руки самые разнообразные "остапы бендеры". Выставка документирует деятельность некоторых из них. Чешский гражданин Юлиус Лисковский наладил в Шверине в голодном 1946 году бойкую торговлю рыбой. Одновременно он стал осведомителем НКВД. Рыба и доносы обеспечили ему отличные отношения с советской комендатурой. Жулик получил "карт-бланш" на скупку и перепродажу предметов искусства и антиквариата, среди которых были и музейные экспонаты. "Агент Ли", как именовали Лисковского, выехал позже в США, затем вернулся в ГДР и даже имел наглость требовать от музея возвращения "своих" картин.

Картина с панорамой Константинополя, которую агент Ли хотел получить обратно

Эту панораму Константинополя "агент Ли" хотел получить обратно

Самое скандальное происшествие произошло в музее в 1960-е годы. Собственный музей обворовал… директор Вальтер Хезе (Walter Heese). Хезе, не имевший законченного высшего образования, сделал карьеру по партийной линии. C 1966 по 1968 год он "просто так" забрал из графической коллекции все, что ему приглянулось - прежде всего, знаковые работы Дюрера (Albrecht Dürer) и очаровательную "Связанную свинью" Рембрандта. Именно на "Свинье" вор попался. Старые сотрудники музея еще помнят истошный крик "Свинья пропала!", которым огласила своды музея хранительница. Она же припомнила, что именно директор Хезе последним брал папку с рисунком.

Вора, к тому времени пенсионера, приговорили к двум годам тюрьмы. Трагедия заключается в том, что перед арестом он сжег накраденное. Сохранились лишь работы, которые он успел раздарить друзьям - среди них и пресловутая "Свинья".

Возвращение "русского бутерброда"

В 2010 году в музей пришла посылка, прозванная "русским бутербродом": под пейзаж художницы Мари Хагер (Marie Hager) "Зимний ручей" была "заправлена" жанровая работа голландского мастера Хендрика Корнелиса ван дер Влита "Делфтский собор". Пожелавший остаться анонимным отправитель сообщал следующую историю: обе картины (причем уже в виде такого "бутерброда") он получил в наследство от матери.

Гравюра Рембрандта, где связанная хрюшка покорно ожидает решения своей судьбы...

На знаментой гравюре Рембрандта связанная хрюшка покорно ожидает решения своей судьбы...

Изначально эти полотна из музея Шверина были эвакуированы в замок Ивенак в Мекленбурге. 6 мая 1945 года при наступлении Красной армии его хозяин барон фон Мальтцан (Freiherr von Maltzahn) покончил с собой, предварительно застрелив жену и горничную. К очистке замка, в котором советские военные опасались мин, было привлечено местное население. В награду за участие в акции они получили картины. В протоколе, составленным прибывшей позже советской трофейной бригадой, зафиксировано, что коллекция была "разграблена местным населением".

"Почему местное население грабило лишь на территории, находившейся под контролем Красной армии, остается необъяснимым историческим феноменом", сухо отмечает каталог выставки "Kunstraub - Raubkunst". 94 картины из замка Ивенак по-прежнему находятся в розыске.

Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете