1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Кровавое видео – кровавая реальность

23.11.2006

Сегодня у нас - сплошной криминал. От начала и до конца. Вся Германия обсуждает два громких преступления.

default

В городке Эмсдеттен 18-летний парень пришёл в свою бывшую школу с оружием и взрывчаткой. Итог - 5 человек попали в больницу с огнестрельными ранениями, около 30 пострадали от дымовых шашек. Террорист-самоучка покончил с собой. Второй случай: в тюрьме для несовершеннолетних преступников в городе Зигбурге трое заключенных до смерти замучили четвёртого. Как вообще такое возможно? Вот этот вопрос и обсуждают с пеной у рта немецкие политики, СМИ и общественность. Начнём с тюрьмы в Зигбурге. Тем более что там примерно год тому назад побывал наш репортёр Роман Шелль. Коротко напомню Вам, что он тогда там увидел:

Тюрьма для молодых преступников в городе Зигбург на западе Германии. Здесь отбывают свой срок почти семьсот человек из федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия. Большинство сидит за воровство, торговлю наркотиками и нанесение телесных повреждений. Десять процентов преступников – это выходцы из Восточной Европы (в основном уроженцы России, Казахстана, Белоруссии и Украины). Воспитатель Юта Мурман говорит, что очень сложно предотвратить конфликты между заключёнными разных национальностей. Одно из действенных средств – это особое расселение заключённых. У каждого своя отдельная камера. Ребят распределяют так, чтобы на этаже какая-то отдельная национальность не была доминирующей.

«40 национальностей представлено здесь в тюрьме. Не могу сказать, что какая-то группа особенно выделяется. Главная проблема в том, что люди разных национальностей – с разным менталитетом, с различными вероисповеданиями – должны как-то ужиться вместе».

Евгений из Казахстана. Ему 22 года. В Германии живёт уже двенадцать лет. В тюрьму попал за воровство. В тюрьме у заключённых есть выбор: или получать профессию или проходить школьную программу. Школу в Германии Евгений бросил, поэтому в тюрьме он решил наверстать упущенное. Каждый день он ходит на уроки. Обычно занятия длятся с 7.30 утра до 14.00 с перерывом на обед. Заключённые, которые получают профессию, встают раньше. Завтрак у них в шесть утра, рабочий день начинается в 6.45. После обеденного перерыва снова работа до 16.00. С 16 часов заключённым также разрешается ходить друг к другу в гости. Только о посещении следует заранее предупредить.

Проходи ко мне… тут места немного… вот умывальник, туалет сразу. Всё в одной комнате. Телевизор, магнитофон можно иметь. Так… вот сколько здесь. Пять метров в длину, три метра в ширину… На стенах можно вешать плакаты. Тут вот одни голые девушки висят, чтобы скучно не было.

Воспитатели пытаются решить проблемы ребят – как в тюрьме, так и за её пределами. Они помогают разобраться с письмами, которые приходят из налоговой службы или из отдела социального страхования. Заключённому ищут квартиру, если после освобождения ему негде жить, также помогают найти работу. Его могут даже отпустить на несколько дней для встречи с работодателем. Для Евгения сейчас ищут диспансер или хорошего нарколога. Если это удастся сделать, и если он будет себя хорошо вести, то Женю освободят раньше положенного срока.

"… ну, вот это всё сам учусь. Никто не показывает. Так… у пацанов поспрашиваю, что как можно Времени много, знаете, когда сидишь. После обеда вот закрытый сижу, до утра…» "

Ну, ясное дело, тюрьма - не курорт. Но, всё равно, по сравнению с колониями для несовершеннолетних в других странах - благостная картинка, не правда ли? И вот, как гром среди ясного неба следующее сообщение:

«Страдающий наркозависимостью и осуждённый за воровство на полгода лишения свободы 20-летний Герман, фамилия которого не разглашается, пробыл в тюрьме для несовершеннолетних преступников всего месяц. В минувшие выходные его перевели в общую камеру площадью в 20 квадратных метров. Трое соседей в возрасте от 17 до 20 лет на протяжении 12 часов избивали и насиловали новоприбывшего. Во время этих издевательств Герману удалось нажать на кнопку вызова охранников. Но преступники убедили сотрудников тюрьмы в том, что это была ложная тревога. Затем садисты решили задушить Германа и разыграть самоубийство».

Преступники уже признались, что убили Германа, потому что им было интересно посмотреть, как человек умирает. А произошло всё это 11-го ноября в той самой тюрьме для несовершеннолетних преступников в Зигбурге, в которой в начале года побывал наш корреспондент. Так что же, показали наивному журналисту Потёмкинскую деревню, навешали лапши на уши? Да нет ведь, и в его репортаже речь шла о насилии и конфликтах между заключенными. Но убийство, да ещё такое ужасное? Как вообще это возможно? Как могли допустить это надзиратели? Психологи пытаются объяснить это тем, что состав несовершеннолетних заключенных изменился: среди них всё больше наркоманов, людей с серьёзными психическими отклонениями и просто социопатов. Средства массовой информации требуют отставки министра юстиции федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия, где и находится тюрьма. Госпожа министр в отставку пока не подала, а вместо этого принимает экстренные меры: Во всех тюрьмах для несовершеннолетних заключенные из общих камер переведены в одиночки или в камеры на двоих, выделены средства для строительства в тюрьмах федеральной земли 900 дополнительных одиночных камер, число обслуживающего персонала в местах заключения решено увеличить на 350 человек. Идёт следствие, наказание преступникам и, возможно, персоналу тюрьмы, допустившему халатность, определит суд. А всего в Германии на данный момент отбывают тюремное наказание 77.000 человек, из них 6.600 - несовершеннолетние преступники.

Теперь - второй трагический случай. 20-го ноября в реальную школу в городке Эмсдеттен явился бывший ученик школы 18-летний Себастиан Б. и устроил там побоище. Он был вооружен двумя старинными однозарядными пистолетами, и обрезом мелкокалиберной винтовки. Кроме того, у него были с собой самодельные бомбы из обрезков трубы. Доморощенный террорист разбросал в школе дымовые шашки и открыл беспорядочную стрельбу. Огнестрельные ранения получили завхоз школы и четверо учеников. Ещё около 30 учеников и полицейских были доставлены в больницу с симптомами отравления. Когда полиция пошла на штурм школы, Себастиан Б. покончил с собой. Почему? Как вообще могла 18-летнему парню прийти в голову такая безумная идея? Следствие уже установило, что ни с какими террористическими или правоэкстремистскими организациями он контактов не имел, и вообще был замкнутым и нелюдимым человеком. Один из его бывших учителей говорит:

«Он был очень замкнутым. Мы знали, что он сторонится людей. Но то, что это примет такие безумные формы - ну, кто же мог это предполагать?»

Однако Себастиан Б. и не делал никакой тайны из своих намерений. У него был один верный друг - Интернет. Прокурор Вольфганг Шеер информирует:

«На двух Интернет-сайтах он объявил о готовящемся преступлении. Кроме того, он оставил нечто вроде прощального письма, из которого можно сделать вывод о его мотивах».

Цитировать дословно письмо я не буду - слишком много чести для преступника. Смысл сводится к тому, что Себастиан Б. всю свою короткую жизнь чувствовал себя неудачником, лузером, аутсайдером. Вот и решил он выплеснуть всю накопившуюся в пустой душе злобу на школу. А заодно хотя бы раз в жизни оказаться в центре внимания. Мол, вы на меня плевали, вы меня били, считали слабаком, а я любого из вас пристрелить могу. Себастиан Б. давно интересовался оружием. И не скрывал этого. Ещё раз слово Вольфгангу Шеру:

«Он разместил в Интернете снимки, на которых он сфотографирован в очень воинственном виде, например, в камуфляже и с автоматом в руках. Или с винтовкой с оптическим прицелом».

В эти дни Себастиан Б. должен был предстать перед судом по обвинению в незаконном хранении оружия. А ещё следствие установило, что Себастиан Б. часами и сутками просиживал за компьютером и играл в так называемые «убойные игры».

Смысл таких игр - уничтожить как можно больше виртуальных противников - пристрелить, удушить, взорвать, утопить или распилить электропилой. Предварительно всех их можно всласть помучить. Кровь брызжет во все стороны и течёт рекой. Изображение на экране всё ближе к реальности. Кристиан Пфайффер, руководитель института криминологии в Ганновере цитирует инструкцию одной такой, с позволения сказать, «игры»:

«Когда ваш враг при последнем издыхании, вы можете пристрелить его или дать ему ещё помучиться. Включаете прицельный огонь и получаете возможность не сразу убить противника, а только ранить его, чтобы он перед смертью мог вам рассказать, что он знает. Если он пытается бежать, выстрелите ему в колено. …. И всё это у нас свободно продаётся в магазинах. Больное общество, что тут ещё сказать».

И вот тут ведущие немецкие политики, сразу после трагедии онемевшие от растерянности и беспомощности, спохватились и наперебой стали требовать немедленно запретить все эти кровавые компьютерные игры. Не отметился только ленивый. Они нашли корень зла. Например, премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер уверен, что кровавые компьютерные игры:

«подталкивают подростков к убийству других людей. Это совершенно безответственные, недопустимые извращения, которым нет места в нашем обществе».

Спор о том, насколько «убойные» компьютерные игры влияют на рост преступности, идёт уже давно. Ведь это не первый случай в Германии, когда ученик берёт в заложники всю школу. Самая страшная трагедия произошла 4 года тому назад в Эрфурте. Тогда погибло 16 человек. И тогда во всём винили кровавые игры. И тогда в этом хоре возмущения тонули голоса педагогов и социологов, которые говорили, что проблема не в компьютере, а в том, что подростки предоставлены самим себе, в том, что ни родители, ни учителя в школе не уделяют им достаточно времени и внимания. Профессора криминологии Кристиана Пфайффера трудно заподозрить в лоббировании кровавых компьютерных забав, но и он считает, что все эти требования о запрете только отвлекают внимание от реальной проблемы:

«Я считаю, что это такой популистский жест, чтобы поднять свой рейтинг. Но приведёт ли он к успеху на практике, трудно сказать. Во-первых, запретный плод сладок, во-вторых, из Интернета много чего можно скачать. Если политики всерьёз хотят решить эту проблему, то пусть скажут: о, кей, мы вводим по всей Германии школы продлённого дня! До обеда - уроки, после обеда - спорт, музыка, культура, общение, игры с другими детьми. Чтобы дети не чахли каждый поодиночке за своим компьютером, а открыли для себя реальную жизнь, радость жизни».