Критика Путина - почему её почти не слышно в Германии | Суть дела | DW | 06.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Критика Путина - почему её почти не слышно в Германии

05.04.2005

Права человека в России - как относятся к этому немецкие политики, предприниматели и пресса - репортаж с дискуссии в Мюнхене

Президент Путин не устаёт приглашать иностранных инвесторов, доказывая, что лучше, чем в России, вложить деньги трудно. Канцлер Шрёдер не устаёт поддерживать Путина и так же рекомендует немецким инвесторам активнее вкладывать деньги в России. Однако немецкие предприниматели явно не торопятся. Такая сдержанность объясняется опасениями, которые звучат уже 15 лет, но не устаревают. Перечислю основные. В России нет юридической безопасности (пример - ЮКОС). В аппарате и в бизнесе засилье спецслужб, причём, чем выше уровень, тем их больше. Бюрократия хватку не ослабляет. Даже сам Путин недавно возмущался по поводу того, как трудно открыть своё дело в России. Продажность чиновников (Россия по коррумпированности аппарата - по данным Трансперенси Интернэшнл - находится где-то ниже Колумбии и Белоруссии, на 86м месте из 133 возможных - данные осени 2004 года). Отсутствие понятной и прозрачной бухгалтерии - вспомните, многие ли фирмы и граждане в России платят подоходный налог, хотя он и является одним из самых низких в мире. Обо всём этом - в который уже раз - шла недавно речь на одной из дискуссий. На сей раз в Мюнхене.

Надежда умирает последней, но я не верю, что Россия может превратиться в демократическое государство. Я считаю, что обратное движение продолжается уже пять лет, т.е. с момента прихода к власти Путина

Сказала журналистка Маша Гессен, работающая для различных российских и американских СМИ, и, в качестве иллюстрации настроений среди её знакомых привела пример:

Недавно у меня дома было собрание людей, которые думают, куда нам уехать. И самое грустное - это те люди, глядя на которых многие говорят: вот вам пример того, что в этой стране всё хорошо. У нас у всех хорошая работа, мы все получаем удовольствие и хорошие деньги, у нас у всех маленькие дети, у нас у всех хорошие дома. Нам всем есть, что терять, если мы уедем из России. И тем не менее, мы думаем это сделать.

Иначе оценивают нынешнюю ситуацию в России немецкие политики из правящей коалиции, а потому …

…политика Германии видится большинству людей в России чрезвычайно дружественной. Более того, Шрёдера даже порой критикуют именно за то, что он слишком дружественен по отношению к Путину.

Критикуют Шрёдера за некритическое отношение к Путину и в немецких СМИ. Гернот Эрлер, депутат бундестага от социал-демократической партии, координатор германо - российских контактов, объясняет позицию Шрёдера

стремлением избежать возникновения ситуации, в которой Россия почувствовала бы себя обиженной, изолированной и в ответ пошла бы по пути самоизоляции. А такие голоса и мнения в России очень даже сильны и распространены. Путина Шрёдер считает представителем иного - антиизоляционистского подхода. Поэтому правительство Германии и стремится не загонять Россию в угол, а поощрять стремление её руководства к поиску многосторонних решений международных проблем.

Пояснил Гернот Эрлер, представитель правительства ФРГ. Однако,

некритическое отношение к Путину привело к тому, что те немногие демократы, правозащитники, природозащитники, например Никитин, Пасько, честные журналисты, люди, которые критиковали Путина и его подходы, оказались брошены нами на произвол судьбы

- доказывает Manfred Sapper, главный редактор журнала Osteuropa. Маша Гессен подкрепляет сказанное им своими примерами

У меня есть семилетний сын, которого я боюсь выпускать одного на улицу. Он похож на кавказца, потому что у него очень тёмные волосы и тёмные глаза. А в моей стране начались погромы. Это не антиеврейские погромы, а антикавказские погромы. Сейчас по всей стране идут аресты людей с Кавказа, которым подсовывают оружие и обвиняют их в убийствах.

Manfred Sapper уверен:

и в отношениях с Россией Германия должны отстаивать те же правовые принципы, которые немцы отстаивают в отношениях с Китаем, арабскими странами и диктаторскими режимами. Эти принципы были записаны в коалиционном соглашении между социал-демократами и "зелёными" ещё в 1998 году, когда обе партии создавали свое правительство. Сейчас всё чаще Шрёдер отходит от этих принципов в отношении Китая и в отношениях с путинской Россией

уверен Manfred Sapper, главный редактор журнала Osteuropa. Он, да и многие другие полагают, что Шрёдер предпочитает не ссориться с Путиным, понимая зависимость Германии от сырьевых ресурсов России и прежде всего от нефти и газа. 40% газа и 30% нефти Германии получает из России. Но Гернот Эрлер, координатор россйиско-германских отношений, предостерегает от того, чтобы объяснять некритическое отношение Шрёдера к России энергетическими интересами Германии и опасениями потерять столь важного поставщика. Эрлер уверен, что Россия, ни СССР никогда не использовали этот экономический рычаг для того, чтобы заставить Германию, Запад действовать в интересах России или СССР. Матиас Брюггманн, московский корреспондент газеты Handelsblatt - газеты деловых кругов - видит проблему шире.

Конечно, существует определённая зависимости Германии от российских ресурсов, но существует и зависимость России от западных технологий. Немецкие банки стремятся на российские рынки. В общем, Россия является существенной частью мирового рынка и, естественно, немцы хотят присутствовать в России. Естественно, трудно ожидать от немецких предпринимателей какой-то критики в адрес российского руководства, поскольку немецкие предприниматели нуждаются в разумных и выгодных рамочных условиях. Прежде всего нуждаются в нормальном правовом климате, в создании и функционировании правового государства. И в этом смысле дело ЮКОСа - самый известный и яркий пример того, как далека Россия от правого государства. Может быть Ходорковский виноват в том, в чём его обвиняют, может быть надо было бы отдать под суд двадцать- двадцать пять олигархов, но то, что происходит в Москве нельзя назвать справедливым судебным процессом.

Представители немецкой экономики в России полагают, что наведение порядка, начатое при Путине, действительно может способствовать оздоровлению ситуации. Поэтому никогда и не было со стороны немецких деловых кругов в России никакой критик в связи с делом Ходорковского. Более, того, говорит Маша Гессен, немецкие предприниматели охотно идут даже не на сотрудничество с российскими властями, а на угодничество перед ними. Вот лишь один пример.

Есть такое международное издательство CONDE NAST. Руководителем его в России является немец Bernd Runge. В России он выпускает три журнала GQ, Vogue, Glamour. Доходы их в России значительно выше, чем в Германии, Франции, США. И вот, когда в прошлом году журнал GQ , опросив читателей, решил назвать человеком года Михаила Ходорковского, немецкий издатель запретил это делать, запретил публиковать имя и портрет Ходорковского в журнале и распорядился "сделать" человеком года другого человека. Таким образом немецкий издатель заставил своих журналистов врать. На мой взгляд это очень показательный случай. Таких случаев полно, когда иностранные предприниматели мало того, что не пытаются воздействовать на ситуацию, а просто делают то, что может принести скорую выгоду. И при этом ведут себя, как никогда бы не осмелились вести себя на родине.

Матиас Брюггманн, московский корреспондент газеты Handelsblatt, видит объяснение такого соглашательского, уступчивого поведения немецких предпринимателей не только в их желании не упустить сиюминутную выгоду, но и в том, что они стремятся как можно лучше закрепиться в России, чтобы выдавить их оттуда было невозможно. Всерьёз вызывает на Западе беспокойство стремление России вытеснить из страны всех иностранных конкурентов. Это чревато вновь установлением монопольных, контролируемых государством цен, что может иметь очень опасные последствия для мира.

Матиас Брюггманн, московский корреспондент газеты Handelsblatt, не видит оснований для критики в адрес немецких предпринимателей - они стремятся заработать. Большие опасения вызывает у Брюггманна некритическое отношение Шрёдера к Китаю.

Ситуация там и в экономическом, и в правозащитном аспектах хуже, чем в России. В России никого не приговаривают к смертной казни и не казнят людей, ради продажи их органов, в России не сажают по политическим мотивам - о деле Ходорковского можно спорить…Но в России, в отличие от Белоруссии, не исчезают политические противники режима.

В общем, не надо преувеличивать, хотя Путин и заслуживает критики по многим пунктам, полагает немецкий журналист, работающий в Москве для газеты деловых кругов. Маша Гессен оценивает ситуацию не столь оптимистично.

Когда советуют не критиковать Россию и Путина открыто, потому что, в конце- концов нет таких уж нарушений, как в других странах, и вообще, так будет лучше, у меня возникает ощущение, как если бы меня побили в школу и я пришла к учителю и пожаловалась ему: ну скажите ему, что так нельзя себя вести, а учитель бы мне ответил: ну если я ему скажу, что так себя нельзя вести, то он будет хуже учиться. Мне кажется, надо использовать другие критерии в оценке происходящего. Не надо рассуждать о том, уйдёт Россия в самоизоляцию, или нет, выгодно что-то или нет. Надо смотреть, что правильно с морально- этической точки зрения, что неправильно. И никто не сможет мне доказать, что сейчас правильно не критиковать то, что делает Путин со своей страной, с моей страной. Ещё, конечно, меня очень "тронуло" сравнение с Китаем и утверждение, что в России не исчезают люди в таких количествах, как в Китае. Это может быть и так, если чеченцев не считать за людей. А если их считать, то в России каждый день исчезает от 5 до 20 человек. Но и нечеченцы тоже исчезают. Вот, например, почти все члены независимой комиссии по расследованию взрывов в 1999 году каким-то таинственным образом умерли. Одного застрелили, другой скончался от отравления неизвестным ядом, третий пропал.

Маша Гессен полагает, что некритическое отношение к Путину во многом объясняется тем, что вокруг него создают мифы.

Главный миф - это то, что при Путине стало больше порядка. И последние пять лет, которые у власти стоит путин, в России постоянно растёт преступность. Причём, растёт такими темпами, что этот год явно будет рекордным в Москве по заказным убийствам. Это то, что прославило ельцинскую эпоху, но сейчас их гораздо больше, чем было пять лет назад. Последние пять лет растёт коррупция и уменьшается прозрачность, особенно в том, что касается налогообложения. Я полагаю, что многие из вас, да и из нас, уже запутались в том, что было сказано по поводу дела ЮКОСа и толком не знают, что оно означает. Если говорить коротко, то дело ЮКОСа для любого российского предпринимателя означает, что теперь налоговые органы могут в любой момент придти и потребовать любое количество денег. И вы обязаны будете эти деньги заплатить. Вот как Путин наводит порядок. Фактически не оспаривается, что все, так называемые, нарушения, все уходы от налогов, которые использовал ЮКОС, были легальными и тем не менее теперь налоговые органы требуют тех денег, которые были легально "спасены" от налогов. Это происходит сейчас с очень многими предпринимателями. И в особенности мелкие предприниматели уже привыкли к тому, что эта система применяется к каждому из них. Приходят "органы", говорят: дайте денег - и они дают.

В ходе мюнхенской дискуссии Маше Гессен был задан вопрос о гражданском обществе в России.

Путин придя к власти, заявил, что будет развивать гражданское общество и сейчас в России существуют - по данным Министерства юстиции 135 тысяч неправительственных организаций. Можно сказать - большой успех. Но как на самом деле обстоит дело с неправительственными организациями? Как живёт гражданское общество в России, на что живут неправительственные организации? На западе налоговые законы позволяют списывать с налогов средства, пожертвованные предпринимателями на общественно-полезные нужды, на неправительственные организации, не стремящиеся к получению прибыли. А в России? Там ведь даже общественно-полезные организации должны платить НДС со всего, что делают…

Маша Гессен считает, что

Закон о налогообложении это не самая большая опасность, которая нависла над российскими неправительственными организациями. Значительно опаснее другое: Госдума приняла закон об аккредитации грантодателей. Это означает, что теперь неправительственные организации смогут получать деньги только от тех, кому правительство России разрешает это. И в это же самое время президент Путин подписал указ о том, что теперь государство тоже будет поддерживать правозащитные и неправительственные организации. Естественно, лишь те, которые государство решит поддержать. Таким образом можно говорить о создании в России системы, в которой независимы организации отрезаны от финансирования, а зависимые будут кормиться с государевой руки. По сути, это продолжение политики, начатой в 2001 году, когда был организован так называемый гражданский форум, это была огромная конференция, организованная государством, для того, что бы продемонстрировать, будто в России существует гражданское общество. И уже тогда настоящие правозащитные организации были поставлены в очень неудобное положение. Было непонятно, что им делать. Большинство организаций решили участвовать в форуме. Но цель, которая была заявлена тогда и упорно преследуется, это цель создать в России видимость гражданского общества. Но поставить его полностью под контроль государства. Это особенно трагично, поскольку за хаотичные 90е годы, ельцинские, в России возникли зачатки гражданского общества, зачатки всего, что должно быть в любой стране - это профессиональные правозащитные структуры, которые предлагают людям конструктивный способ взаимодействия с государством, как правило, юридические услуги. А вот последние пять лет эти организации постоянно подвергаются обыскам, угрозам, людей, которые в них работают, избивают, в некоторых случаях есть громкие судебные процессы…

А значит будет и критика со стороны западных СМИ.