1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Кризис или компромисс?

В Казахстане произошли два события, вроде бы не связанные напрямую между собой, но открывающие широкие возможности и для интерпретации, и для новой политической игры между властью и оппозицией.

default

"Казахстан всегда был достаточно либеральным в сравнении с другими странами региона."

В четверг лидер объединения "Демократический выбор Казахстана" Галымжан Жакиянов покинул здание посольства Франции, где он просил временной защиты от преследования властей, а премьер-министр Казахстана Имангали Тасмагамбетов заявил в парламенте о существовании "секретного валютного фонда Казахстана", якобы уже дважды спасавшего страну от кризиса.

Предшествовали этим двум событиям сообщения об арестах представителей оппозиции в Алма-Ате, закрытии оппозиционных СМИ. А ведь в последние годы независимые эксперты, западные наблюдатели в целом позитивно оценивали развитие демократических институтов в Казахстане. Так что же происходит сегодня в Казахстане?

Преследования журналистов

В Казахстане "нарастает напряженность" в отношениях между властями и оппозицией. Такую дипломатичную формулу нашли представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, комментируя события минувших недель в республике. Многие наблюдатели выражаются более резко: по их мнению, власти Казахстана начали преследования оппозиционных политиков и стремятся "перекрыть кислород" последним оставшимся в стране независимым средствам массовой информации.

Руководитель центра "Экстремальной журналистики" при Союзе журналистов России Олег Панфилов и его коллеги ведут постоянный мониторинг ситуации с правами журналистов в странах СНГ. По данным центра, в минувшем году в Казахстане было совершено 14 нападений на журналистов из независимых СМИ, шесть коллег подвергались задержанию и арестам, а еще 16 испытали на себе различные формы юридического давления, вплоть до возбуждения против них уголовных дел.

А с начала очередного витка политического кризиса в стране, то есть за последние полторы-две недели, по свидетельству Олега Панфилова, который выступил в четверг на пресс-конференции в Москве, избито уже четверо представителей независимой прессы, а наиболее известной из негосударственных телекомпаний Казахстана - телекомпании "ТАН" неизвестные прострелили дорогой вещательный кабель, в результате чего ее эфир был надолго блокирован. Как сообщил корреспондент "Немецкой волны" в Алма-Ате Руслан Касанов, у французского посольства был избит оператор телекомпании "ТАН" Руслан Таиров за то, что он занимался съемкой в момент ареста автомобиля жены лидера объединения "Демократический выбор Казахстана" Галымжана Жакиянова. Около 30 бойцов ОМОНа избили оператора и отобрали кассету с видеозаписью.

Дело Жакиянова и Аблазова

По-прежнему под арестом находится бизнесмен, бывший министр транспорта Мухтар Аблязов, который, являясь учредителем газеты "Республика. Деловое обозрение", опубликовал запрос депутатов парламента о существовании принадлежащих высшему руководству Казахстана и родственникам президента тайных банковских счетов за границей – так называемый Казахгейт.

Галымжан Жакиянов покинул здание посольства Франции после получения от казахстанских официальных лиц гарантий, что он останется на свободе. Как сообщают информационные агентства, эти гарантии были получены при посредничестве Франции, Германии, Великобритании и США. В интервью "Немецкой волне" жена Галымжана Жакиянова, Карлыгаш Жакиянова, так прокомментировала ситуацию:

- В данное время Галымжан находится под домашним арестом. Вчера он самостоятельно принял решение покинуть посольство, и отказался просить политического убежища, поскольку все его близкие, друзья, единомышленники в этой ситуации остаются здесь заложниками. Но Галымжан принял окончательное решение и он готов продолжать работу в движении "Демократический выбор Казахстана".

Руководство кризисного центра, созданного объединением "Демократический выбор Казахстана", лидерами которого являются что и Аблязов, и Жакиянов, выступило за начало диалога между руководством страны и его политическими оппонентами. Оппозиция считает, что существующая правоохранительная и судебная система не способна бороться с коррупцией в республике.

Казахгейт

Regierungsgebäude in Kasachstan

Правительственные здания в Астане

В нынешней ситуации в Казахстане есть еще одна важная составляющая – а именно, скандал вокруг якобы имеющихся зарубежных счетах руководства страны, в том числе и президента Нурсултана Назарбаева. Оппозиция решительно взялась использовать Казахгейт для компрометации власти и президента, что во многом и вызвало резкое обострение политической ситуации в Казахстане, закрытия целого ряда СМИ и давления власти на лидеров оппозиции.

И вот в четверг премьер-министр Казахстана Имангали Тасмагамбетов заявил в парламенте, что счетов у президента Назарбаева за границей нет, что слухи о "Казахгейте" распространяют люди, в отношении которых велось или ведется расследование подобных преступлений, но вот что есть – это "секретный валютный фонд Казахстана", якобы уже дважды спасавший страну от кризиса.

Толен Тохтасынов, депутат мажилиса, член политсовета "Демократического выбора Казахстана" считает, что сегодняшние события напрямую имеют отношения к так называемому "Казахгейту".

- Речь идет о счетах высокопоставленных чиновников нашего государства, их родственников, в том числе президента. Сегодня премьер-министр, выступая в парламенте, подтвердил наличие специального счета, на который перечислен миллиард долларов от продажи 20% акций госпредприятия, и сказал, что в 1996 году глава государства в секретном постановлении лично, под свое слово, поручил кабинету министров открыть такой счет. По его словам, в то время посчитали, что эти деньги сейчас государству не нужны и что они могли бы дестабилизировать экономику страны. Якобы с этого счета позже в 1997 году было 480 миллионов направлены в Казахстан для выплаты задолженности по пенсии и другим выплатам. В этой ситуации я уверен, что подтверждения наличия секретного счета вызывает еще больше вопросов. Как это постановление об открытии специального счета регламентируется законодательством нашей страны? Почему бюджетные деньги, минуя бюджет Казахстана, попали на Запад? Почему об этом в то время, пусть даже на секретном заседании парламента, не были извещены депутаты?

Поиск компромисса?

Однако в этой связи возникает иной вопрос – не является ли заявление премьер-министра республики завуалированным предложением оппозиции о поиске компромисса по такой схеме – мы предлагаем способ "забыть" о "Казахгейте", зато ослабляем нажим на политических соперников – и даем гарантии Жакиянову. Вот что сказал об этом в программе "Фокус" журналист Нурлан Аблязов, редактор и основатель казахстанской газеты "Время по..." и брат Мухтара Аблязова, опубликовавшего ранее на страницах своей газеты "Республика. Деловое обозрение" запрос депутатов парламента по "Казахгейту". - Я думаю, что это компромисс. И нужно отметить, что Европейский Союз сыграл при этом замечательную стабилизирующую роль. Мне кажется, здесь много ошибок было не только со стороны властей, но и со стороны означенных вами лиц. Потому что нельзя сегодня сразу всего хотеть. Кризис, который начался осенью и привел к отставке правительства и уходу Рахата Алиева – это, на самом деле, была огромная победа. Ситуация тогда значительно оздоровилась. В этой ситуации нельзя было требовать от президента невозможного – вся система власти, в конце концов, держится на этом человеке и её нельзя так разрушать – могут быть страшные последствия. Мне кажется, сейчас надо достигать компромисса. "Казахгейт" – важная штука, он вошел в историю, но зацикливаться сейчас на нём – неконструктивно. Произойдет дестабилизация больших систем. В этой очень тяжелой ситуации, в которой власть сыграла свою роль, поскольку президент очень долго не решался убрать Рахата Алиева – сейчас власть готова к компромиссу. У них нет иного выхода, потому что эта страна держится на иностранных инвестициях, у неё хорошее будущее, и это будущее – в открытом обществе. И власти это понимают. Поэтому Казахстан всегда был достаточно либеральным в сравнении с другими странами региона. Возможно, Афганистан, подвижки американской политики в регионе привели к некоей переоценке своих возможностей тех, кто составляет реальную оппозицию режиму, и самого режима. Но сейчас заметна готовность к компромиссу – речь идет о лице страны, о лице элиты страны, о способности управлять ситуацией.

Корреспонденты:
Руслан Косанов, Алмата
Анатолий Даценко, Москва

Обозреватели "Немецкой волны":
Виталий Волков, ФОКУС
Павел Лось, ТЕМА ДНЯ

Контекст