1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Крестовый поход терминатора

02.10.2006

Губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер открывает новую эру в борьбе за чистоту окружающей среды в США.

default

В преддверии выборов, которые в Калифорнии состоятся в ноябре, он объявил кампанию против глобального потепления.

С благословения экс-терминатора генпрокурор штата подал в суд сразу на шесть мировых автомобильных компаний. Среди них таких гиганты как "Дженерал моторс" и "Даймлер Крайслер". Их обвиняют в том, что выхлопные газы произведенных ими автомобилей загрязняют атмосферу. И это всего лишь маленький эпизод эпопеи, которую можно было бы смело назвать «Крестовый поход терминатора в борьбе за чистоту воздуха». Бизнесмены - в страхе, экологи – в восторге. Тему продолжит Марина Борисова.

Калифорния стала первым американским штатом, принявшим закон об уменьшении выбросов парниковых газов в атмосферу. Непоколебимая решительность калифорнийского губернатора Арнольда Шварценеггера, вставшего на защиту природы, у предпринимателей вызывает тревогу, у экологов - уважение:

Арнольд Шварценеггер: «Благодаря стратегии по уменьшению потребления топлива и защиты природы, мы можем создать благоприятную для здоровья человека окружающую среду. Мы сократим выбросы вредных веществ в атмосферу на 25 процентов. Это равнозначно изъятию из транспортного потока одного миллиона автомобилей. Кроме того, используя солнечные батареи, люди будут получать больше энергии, чем им необходимо, они смогут ее продавать обратно электростанциям».

Напомним, что не так давно губернатор Калифорнии наложил запрет на использование некачественных выхлопных систем в автомобилях. Но одними мерами, направленными на ограничение передвижения такого мобильного транспорта как автомобиль, экс-терминатор ограничивать свое решительную политику не собирается.

Арнольд Шварценеггер: «Мы должны сделать все, что только в нашей власти, чтобы остановить глобальное потепление, пока не стало поздно. И мне очень нравится то, что мой штат, Калифорния, является первопроходцем в этой области. Я уверен, что в конце концов, нашему примеру последует и наше правительство, в этом вы можете не сомневаться!»

Цель Шварценеггера – до 2020 года сократить количество выбросов вредных веществ в атмосферу Калифорнии на 25 процентов. Если достичь ее удастся, то это позволит приблизиться к показателям начала 90-х гг. Но как бы не была заманчива идея добиться цели за счет крупнейших представителей промышленности, эксперты считают, что калифорнийским политикам в поиске решений экологических проблем придется найти еще одну альтернативу. Ведь корни этого вопроса гораздо глубже. Джером Ринго, президент неправительственной экологической организации Apollo Alliance, с горечью замечает:

«Если бы мы – в Америке – не были бы так зависимы от основных источников энергии, если бы в нашем распоряжении были диверсифицированные источники энергии, - биотопливо, энергия ветра и солнца, то нам бы не приходилось сталкиваться с постоянными скачками цен на энергоносители. Зависимость американской экономики от нефти и газа гораздо сильнее, чем влюбой другой стране в мире».

Арнольд Шварценеггер еще во время своей предвыборной кампании активно агитировал за использование альтернативных источников энергии. Одним из пунктов политической программы он обозначил внедрение солнечных батарей. Джером Ринго с уважением относится к этой инициативе:

«Думаю, что Арнольд Шварценеггер выбрал правильный путь. Ведь на то есть объективные причины. Калифорния лидирует в производстве автомобилей с альтернативными двигателями и так называемых «зеленых» технологий. Безусловно, хотелось бы большего, но то, что калифорнийцы в борьбе с глобальным потеплением опережают другие штаты – совершенно очевидно».

К так называемым «зеленым» или «экологически чистым» технологиям, о которых говорит президент американской неправительственой организации Apollo Alliance, относятся и энергосберегающие дома. Именно губернатор самого солнечного штата США в свое время стал инициатором стимулирования инвестиций - в солнечный вид энергии.

По прогнозам, к 2018 году более одного миллиона домов будут оснащены солнечными энергоносителями. Предприниматель из южной части Калифорнии Якоб Гууз, который вот уже пять лет занимается альтернативной энергией, с восторгом говорит о сложившейся на сегодняшний момент ситуации на рынке:

«Просто сумасшествие какое-то. Шесть звонков, три письма по электронной почте. Я постоянно с кем-то обсуждаю эти вопросы. Спрос на солнечные батареи действительно есть. Мы едва успеваем заниматься их установкой. Использовать солнечную энергию можно повсюду. И уж тем более грех не заниматься этим в южной Калифорнии».

Призыв к бережному отношению к природе кому-то может показаться данью моде. Кто-то считает активную кампанию Шварценеггера, пока идущей вразрез с экологической политикой Америки, так и не подписавший Киотский протокол, - популизмом.

Как бы то ни было, экологи – на стороне Шварценеггера, они надеются, что Калифорния подаст хороший пример для других штатов США, богатыми на отравляющие воздух промышленными предприятиями. В свете последней волны критики, обрушившейся на правительство страны по факту отсутствия инициатив в борьбе за экологию, начинания калифорнийского губернатора могут оказаться весьма эффективными. Комментарий Джерома Ринго:

«Пришло время проснуться представителям исполнительных органов власти. Американский народ уже начал, наконец, просыпаться. Города и штаты начинают самостоятельно выполнять стандарты Киотского протокола, это происходит по всей Америке!»

Из слов Ринго следует, что граждане США психологически к принятию Киотского протокола уже готовы. Подписав закон об ограничении выбросов парниковых газов промышленными предприятиями и автомобилями, Калифорния сделала прогрессивный шаг на пути к новой экологической политике.

Понятно, что этот прогрессивный шаг вызывает опасение у представителей бизнеса и экономики. Если весь груз ответственности ляжет на плечи промышленности, то, в конечном счете, это может привести к удорожанию их продукции, а далее – и к недовольству потребителей. Ведь, как известно, экология – дорогое удовольствие. Несмотря на это, Арнольд Шварценеггер всеми силами пытается доказать, что реализация нового закона создаст выигрышную ситуацию для всех:

Арнольд Шварценеггер: «Это пойдет на пользу не только крупным компаниям, но и мелким предприятиям. Если нам удастся убедить в этом промышленников, то нам будет легче достичь цели нашей политики по сохранению климата. Мы создадим новые рабочие места, новые отрасли в промышленности по разработке инновационных технологий. Мы станем примером для всей Америки, а также для всего мира!» Чтобы послушать материал Марины Борисовой, скачайте программу «Человек и природу» по ссылке, размещенной внизу этой страницы. «В России природу любят», - говорит гость нашей программы статс-секретарь в Министерстве охраны окружающей среды ФРГ Михаэль Мюллер.

Экологические проблемы России стали главной темой переговоров в Москве, в которых приняли участие представители Министерства природных ресурсов России и Министерства охраны окружающей среды Германии. Германо-российские консультации проходят с начала 90-ых годов после подписания соглашения между правительствами Германии и России о сотрудничестве в сфере защиты природы. Об успехах и неудачах этих консультаций – в нашем эксклюзивном интервью со статс-секретарем в Министерстве охраны окружающей среды ФРГ Михаэлем Мюллером, который лично присутствовал на переговорах в Москве.

- Господин статс-секретарь, основными вопросами германо-российских переговоров по экологии на этот раз стали изменение климата и соблюдение условий Киотского протокола Россией. Удалось ли Вам добиться успеха в этом направлении?

- Я думаю, что в России растет экологическое сознание. Я хочу уверить Вас в том, что мои российские коллеги действительно обеспокоены проблемами, вызванными изменением климата на нашей планете. Российская академия наук в Москве долгое время пыталась сознательно приуменьшить значение этой проблемы. Сейчас о своей готовности заняться ее решением заявило даже министерство промышленности и энергетики, что я лично, конечно, очень приветствую.

- Какие сложности, на Ваш взгляд, есть у России при соблюдении условий Киотского протокола?

- Готовность соблюдать условия Киотского протокола в России намного больше, чем кажется со стороны. Из разговоров мне удалось узнать, что позиция по этому вопросу действительно меняется, и происходит это как на политическом, так и на экономическом уровне. В Москве я представил участникам переговоров новые, еще более удручающие данные по изменению климата на нашей планете, согласно которым, глобальное потепление будет происходить еще быстрее, температура воздуха в Европе через сто лет поднимется в среднем на три градуса, а ледники в горах будут уменьшаться до полного исчезновения. Этого не миновать, если не начать радикально действовать против выбросов парниковых газов в атмосферу. На консультации в Москве мы говорили о том, как на практике можно способствовать соблюдению киотских стандартов. Например, реализовывать проекты по сокращению выбросов вредных веществ на ряде промышленных предприятиях с привлечением международных инвестиций. Россия задается сейчас двумя главными вопросами. Первое - как можно действия по сохранению климата совместить с развитием инновационных технологий. Второе – как повлияет изменение климата на природопользование. В этих направлениях России предстоит выполнить еще много работы.

- Вас не удивляет то, что как такового министерства защиты природы и охраны окружающей среды в России нет?

- Ну, как сказать, так называемый министр экологии в России одновременно является министром экологии и министром природопользования, и на первый взгляд одно действительно противоречит другому. Но меня огорчает не это, а то, что министерство природных ресурсов в России не отвечает за вопросы по изменению климата. Этим занимается министерство экономики.

- Многие экологи считают отсутствие министерства по вопросам экологии в России символичным для экологической политики России в целом. Вы так не считаете?

- Нет, я так не считаю. В России существует другое отношение к природе. Это так. Представьте себе, на необъятной территории Сибири живет всего 20 млн. человек, в России до сих есть регионы, куда практически не ступала нога человека. Но тем не менее, в чем я смог убедиться во время своей работы, так это в том, что россияне действительно любят природу, и в этом я каждый раз убеждаюсь во время переговоров с моими российскими коллегами.

- Да, господин статс-секретарь, во время переговоров Вас в этом, может, Ваши коллеги и убеждают, но на практике это выглядит, к сожалению, не так позитивно. Ни для кого не секрет, что экологические стандарты в России рассматриваются как препятствие на пути к экономическому росту. Взять хотя бы один из последних примеров – стремление правительства построить на территории Сочинского национального парка мега-спортивный комплекс для возможного проведения там Зимней олимпиады в 2014 году.

- Да, это так, я не собираюсь оспаривать это. Тем не менее, все равно россияне любят природу. На выходные они стремятся вырваться из городов. Проблемным вопросом, Вы правы, является то, что на пути к супердержаве власти России отодвигают вопросы экологии на задний план. Рост экономики – превыше всего.

- Что, на Ваш взгляд, помогло бы России выйти на качественно новый уровень в решении экологических проблем?

- России не хватает специальных контрольных технологий и измерительных станций, позволяющих точно определять показатели состояния окружающей среды. России нужно определить четкие правила игры в сфере экологической безопасности, а также выработать механизмы действия экологического законодательства. Это самое главное. Кроме того, нужно выработать механизмы для осуществления контроля за подлежащими охране территориями и модернизировать систему энергообеспечения.

Аудио- и видеофайлы по теме