1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

"Красно-красный" Берлин

Переговоры о новой берлинской коалиции – не просто эпизод политической рутины.

default

Комментарий

Берлин с его тремя с половиной миллионами населения – не только самый крупный город Германии, не только столица, но и единственная федеральная земля, на территории которой бывшие граждане ФРГ и бывшие граждане ГДР оказались под общей административно-политической крышей. Этим берлинцы, с одной стороны, не похожи на остальных немцев. С другой стороны, именно это соседство востока и запада в одном городе делает Берлин моделью для всей остальной Германии. Сегодня эта модель стоит перед самым серьезным политическим испытанием за всю эпоху после воссоединения страны.

Первое десятилетие объединенный город управлялся "большой коалицией" двух крупнейших, так называемых народных, партий – ХДС, которая была старшей в коалиции, и СДПГ. В борьбе друг с другом эти партии привлекают в союзники малые партии. Когда после объединения Германии ХДС и СДПГ образовали "большую коалицию" в Берлине, все остальные политические партии – от либералов и зеленых до посткоммунистов, или, как их иногда называют, "темно-красных", - все остальные партии на десять лет оказались в Берлине на обочине политической жизни.

Прошедшие в конце ноября досрочные земельные выборы отстранили от власти в столице Германии старшего члена прежней коалиции – христианских демократов, и укрепили положение социал-демократов. Чуть сильнее стали в Берлине либералы, чуть слабее – зеленые. Больше всего новых голосов в городе получила, однако, Партия демократического социализма, ПДС. Каждый второй избиратель бывшего Восточного Берлина после десяти лет жизни в объединенном городе отдал свой голос партии, которую одни называют партией наследников Хонеккера, другие продуктом ностальгии по тоталитаризму, третьи – специфически восточным феноменом, не имеющим ровным счетом никакого политического будущего в масштабах всей страны.

Теперь, после неудавшихся переговоров с малыми партиями – либералами и зелеными – социал-демократы Берлина приступили к переговорам о создании правительственной коалиции с этой партией – изгоем, партией – пугалом новой Германии.

В Германии нет сегодня ни одной политической силы, для которой предстоящее сотрудничество СДПГ и ПДС в рамках правительственной коалиции в Берлине, не было бы политическим испытанием.

Это – общее испытание для всех, потому что Берлин – будет первой западно-восточной федеральной землёй с участием посткоммунистов в правительстве.

Это опасное испытание для самой ПДС: многомиллиардную дыру в бюджете города едва ли удастся закрыть популистскими лозунгами о достижимости социальной справедливости в рамках отдельно взятой и вполне буржуазной столицы.

Для социал-демократов в масштабах Берлина – это испытание на прочность: ПДС находится в Берлине в фазе роста. Остриё политической тактики партии направлено на те же цели, что и у социал-демократов, поэтому возможный общий успех правительственной коалиции автоматически поднимет репутацию посткоммунистов, а возможную неудачу избиратели всё равно отнесут в первую голову на счет социал-демократов.

А это будет тяжелым испытанием для социал-демократов в масштабах всей страны. Именно под давлением федеральной СДПГ правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт сначала решил пойти на коалицию с малочисленными фракциями зеленых и либералов: но эти младшие участники несостоявшейся коалиции, не смогли позволить себе взаимного ослабления и оставили социал-демократов наедине с партнером, которого не хотел никто.

Еще вчера лидеры СДПГ публично объявляли ПДС партией-изгоем. После того, как фракция ПДС, единственная в бундестаге, выступила против участия бундесвера в военных действиях в Афганистане, социал-демократические лидеры Германии называли членов ПДС безответственными маргиналами, которым не может быть доверено участие в государственном управлении на федеральном уровне. На муниципальном уровне – пожалуйста, выше – нет. Берлин, однако, - не просто один из городов Германии.

"Новый центр", создание которого декларировали социал-демократы Герхарда Шрёдера четыре года назад, на берлинской политической сцене решительно сместился влево. А это значит, что в ходе федеральных выборов через десять месяцев, осенью 2002 года от СДПГ могут отвернуться те её избиратели, которые ценят партию за этот "центризм", за признаки респектабельной буржуазности, а вовсе не за традиции рабочего движения. Вот почему, если присутствие "темно-красных", как иногда называют ПДС, сгустит розовый колорит старших партнеров по коалиции, Германии едва ли удастся избежать отказн ого движения – ответного притока новых сил и в правые партии. И тогда поляризация сил вокруг казавшегося незыблемым политического центра так называемых "народных партий" – ХДС и СДПГ – может с Берлина распространиться на остальную Федеративную Республику Германию. Поэтому переговоры о новой берлинской коалиции – это не просто эпизод политической рутины.

Нельзя не уважать волеизъявления избирателей, но нельзя и не опасаться явления из тени неведомых новых персонажей: из этой берлинской дилеммы растет политическое напряжение. И это напряжение будет тем сильнее, чем слабее опорные точки германской политической системы – ХДС и СДПГ. Сенсация справа – победа ксенофобской партии Шиля в Гамбурге – и сенсация слева – успех ПДС в Берлине сулят Германии самую острую политическую кухню на весь 2002 год.