1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

"Красно-красные" в Берлине

В берлинской Палате депутатов состоялись выборы членов нового сената – правительства города, имеющего в Германии статус федеральной земли.

default

Бургомистр Клаус Воверайт (СДПГ) и сенатор по вопросам экономики Грегор Гизи (ПДС)

Почти в каждой стране существует мнение о том, что столица – это особое образование, которое, хоть и говорит на том же языке, что и вся остальная страна, но всё же живёт по своим правилам и обычаям: Москва – это ещё не Россия, Париж – не Франция.


А Берлин? “Нет, Берлин – это уж точно не вся Германия”, - скажет вам подавляющее большинство немцев. Конечно, причины “особости” города можно искать в его уникальном и во многом драматическом прошлом. Причины, которые, однако, не всегда объясняют происходящее: в городе, который 28 лет был разделён стеной, где в центре города стоят кресты, напоминающие о тех, кто погиб при попытке покинуть страну победившего социализма, – в этом городе к власти пришла Партия демократического социализма, наследница той самой СЕПГ, чьи бонзы отдавали и распоряжения о строительстве стены, и приказы стрелять по тем, кто через неё пытался перебраться.

Для того, чтобы оценить значение сегодняшнего официального акта – утверждения городским парламентом девяти членов городского правительства, сената, - следует бросить взгляд на историю вопроса.

“Красно-красная” коалиция – тандем социал-демократов и ПДС – рождался в муках. В октябре прошедшего года социал-демократы набрали на выборах в городской парламент 29% голосов – достаточно, чтобы получить право формировать правительство, но слишком мало, чтобы выбирать себе партнёров по собственному свободному усмотрению.

Сперва кандидат на пост бургомистра от социал-демократов, Клаус Воверайт, который и до выборов в течение восьми месяцев возглавлял переходное правительство, попытался договориться с “зелёными” и со “свободными демократами”. После нескольких раундов изнуряющих переговоров их участники отказались от намерения “впрячь в одну телегу коня и трепетную лань”. Роль “трепетной лани” исполняли, в первую очередь, капризные “зелёные”. После этого альтернативы, в общем-то, не было: “красно-красная” коалиция осталась единственной возможностью выхода из политического пата. Кроме того, как ни крути, а за ПДС в восточной части города проголосовал каждый второй избиратель.


На достижение консенсуса ушло аж два с половиной месяца. Однако участники переговоров (и в правильности этой тактики им не откажешь) решили утрясти все интимные подробности своего в общем-то вынужденного политического брака до официальной церемонии бракосочетания. Правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт сказал тогда:

“У меня за всё это время коалиционных переговоров с ПДС сложилось впечатление, что здесь с самого начала восторжествовал конструктивный подход. Мы говорили о конкретных задачах и решениях. Решения надо реализовать - это фундамент будущей работы. Перед нами 5 лет тяжкого труда...”.

В соответствии с “коалиционным соглашением”, места в городском правительстве распределились следующим образом: из восьми сенаторских постов пять отошли социал-демократам, и три – посткоммунистам. Точнее сказать, за ПДС осталось три с половиной назначения – в вопросе о сенаторе по вопросам юстиции они имели право вето, получив полностью в своё ведение экономику, культуру и здравоохранение. К социал-демократам отошли, как уже сказано , юстиция, а также посты сенаторов по вопросам финансов, внутренних дел, городского развития и образования.

Затем начались поиски людей, которые эти посты должны были занять. Эта процедура оказалась чуть ли не более мучительной, чем заключение коалиционного соглашения. Хотя и более скоротечным: управились за две недели. Кандидаты отказывались, сомневались, меняли своё мнение или уезжали в отпуск на Багамские острова. Пресса язвила и потешалась. Постепенно складывалось мнение, что никому из заметных политических и общественных деятелей неохота ставить на карту своё реноме и связываться с управлением городом, который барахтается в долговом болоте под пристальным взглядом всей страны. На все сферы городской жизни давит долговое ярмо, дефицит бюджета составляет ни много ни мало 40 миллиардов евро.

В конце концов, кандидаты были утверждены, но по репутации правительства был нанесён удар ещё до того, как оно успело приступить к работе.

Итак, что это за правительство? Семеро мужчин, две женщины. Средний возраст – около 50 лет, то есть, правительство относительно молодое...