1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Коррупция - мать порядка

Генпрокурор Устинов на всех последних пресс-конференциях выглядел недовольным. А едва речь заходила о главе президентской администрации Волошине, и без того неласковое лицо генпрокурора становилось мрачнее тучи.

Мол, никакого дела нет, есть банальная проверка, которую газетчики "подали" и "раздули". Короче вина журналистов доказана, а с Волошиным еще придется повозиться...

Что происходит на самом деле? По-видимому, история самая обыкновенная: борьба за власть в окружении президента между старыми и новыми кадрами. Их еще называют "семьей" и "питерскими". Еще точнее: силовики из окружения Путина против стойких бывших ельцинцев из того же круга. Спецслужбы, желая переделить власть и собственность, руками Устинова захватывают вокзалы (случай министра Аксёненко), естественные монополии (дело Шеремета) и целят на кремлевский телефон и факс: кресло под Волошиным ходит уже ходуном. Среди активных участников аппаратного путча чаще всего называют главу ФСБ Патрушева, его зама Заостровцева, шефа президентской канцелярии Сечина, замглавы Администрации по кадрам Иванова и православного банкира Пугачева. Компания славная, что и говорить... Но тех, кого сживают со свету, честно говоря, не жалко. Достаточно вспомнить роль Волошина в разгроме НТВ или "сыновние" фирмы отставного министра Аксёненко.

Более того: сама по себе борьба с коррупционерами достойна общественного внимания и даже поддержки. Случай Аксёненко, случай Вяхирева, проверка коммерческой деятельности Волошина - все это реальные дела с неплохой судебной перспективой. Если бы не отдельные детали, столь характерные для современного российского политического пейзажа. Если бы при помощи подобных выборочных "зачисток" силовики столь явно не решали свои собственные кадровые проблемы. Если бы генпрокурор Устинов сам не был замешан в коррупционном скандале, связанном с сомнительной приватизацией своей московской квартиры.

В том-то все и дело. Силовики начинают и выигрывают в рамках локальных спецмероприятий, направленных на достижение локальных личных целей. Но, как показывает история, сделав дело, они не уходят в тень, а закрепляются на достигнутых рубежах. Таким было явление Коржакова. Уложив "мордой в снег" чекистов Гусинского, кремлевский охранник воспринял благодарность высшего начальства как сигнал к перманентным действиям подобного рода и захвату власти в стране. Новых "путчистов" породил приказ Путина разобраться с НТВ после трагедии "Курска". Успешно проведя спецмероприятие под руководством Волошина, новые люди решили не останавливаться на достигнутом, но, испытав головокружение от успехов, двинулись дальше, дальше, дальше. По головам.

И все же есть веские основания предположить, что на этой войне будет мало побежденных и ни одного победителя. Прагматик Путин, как и романтик Ельцин, вряд ли захочет делиться властью с самыми задушевными коллегами по бывшей спецслужбе и с самым независимым из генпрокуроров. Чуть приближая и слегка возвышая, он наверняка будет бдительно отслеживать траекторию чиновничьего полета и вовремя осаживать, чтобы не вознесся человек, не загордился. Времена в России меняются, способы управления - никогда. Ельцинская система "сдержек и противовесов", как и прежде, редко будет заваливаться на правый или левый бок. Разделяй и властвуй - это даже не Ельцин придумал. Но к борьбе с коррупцией все это не имеет ни малейшего отношения.

Чем опасны новые сюжеты, так это злобной агрессивностью свежеиспеченных элит. Старые чиновники добродушнее: они уже повластвовали, покопались в казне, погуляли по буфету. Новые элиты всегда голодны. И это должно тревожить не только общество, но и высшую власть. При всей показной верности Путину его люди еще не научились проигрывать, а сама власть президента держится именно на тех, кого он расставил, с кем ходил в разведку, кому доверял. Поддержка общества не равнозначна поддержке элит, особенно нынешних, слабых и сервильных, и тут возможны самые замысловатые сюжеты. Путин о том наверняка догадывается, и потому лавирует, похваливая своих однокашников и награждая вдруг Ельцина (читай: Семью) орденом "За заслуги перед Отечеством" первой степени. Самый первый президент называет это решение "мужественным" и с высокой трибуны на всю страну хвалит свою бывшую администрацию. Самый второй президент молча парит над схваткой, как и положено законно избранному орлу.