1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Корпорация джихада

Сегодня мы познакомим вас с книгой Питера Бергена «Священная война Инкорпорейтед», вышедшей на немецком языке в берлинском издательстве «Зидлер». Её подзаголовок гласит: «Террористическая сеть Усамы бен Ладена».

default

Американский журналист Питер Берген считается одним из самых информированных экспертов в области исламского терроризма. В качества корреспондента телекомпании CNN он много раз бывал в Афганистане и во время советского вторжения, и позже. В 1997 году взял интервью у бен Ладена.

Cлухи о богатстве Усамы бен Ладена сильно преувеличены?

Питер Берген очень увлекательно описывает, как съёмочная группа пробиралась в лагерь «террориста номер один» по территории, на которой хозяйничали талибы. Надо сказать, что в книге «Священная война Инкорпорейтед» живые репортажи (как говорится, «с места событий») очень удачно чередуются с краткими аналитическими обзорами.

Интересно, что американский эксперт развенчивает несколько мифов, сложившихся вокруг фигуры бен Ладена. Так, например, он считает, что слухи о богатстве Усамы бен Ладена сильно преувеличены. Состояние саудовского семейного клана бен Ладенов действительно огромно (пять миллиардов долларов), но доля самого Усамы, одного из многочисленных отпрысков, составляет не более 250 миллионов, а, по некоторым оценкам, даже не более 35 миллионов долларов. Дело в том, что бен Ладен инвестировал огромные средства в различные проекты в Судане (в строительство мечетей, дорог, организацию сельскохозяйственных кооперативов). Когда же власти Судана в 1996 году изгнали его из страны, большую часть этих денег бен Ладену не удалось получить обратно. Тем не менее, на организацию террористических актов (даже такого, как атака на Соединённые Штаты 11–го сентября) средств у бенладеновской «Аль–Каиды», конечно, хватает.

Бен Ладен - агент ЦРУ?

Ещё одна легенда, уже совершенно не соответствующая действительности, – это легенда о том, что бен Ладена якобы «вскормило» ЦРУ. Разумеется, американцы финансировали афганских моджахедов, воевавших в Афганистане с советским «ограниченным контингентом» и марионеточным режимом, но делали это не напрямую, а через пакистанскую секретную службу ИСИ. В этом–то и была главная ошибка, считает Питер Берген. Бригадный генерал Юсуф, возглавлявший в восьмидесятые годы «афганское направление» ИСИ, откровенно говорит о том, что его служба практически бесконтрольно распределяла деньги американских налогоплательщиков (три миллиарда долларов!) между различными группировками моджахедов. Львиную долю (как денег, так и закупленного на них оружия) получали, разумеется, наиболее преданные пакистанцам полевые командиры. А среди них был, например, Хекматьяр, человек с исключительно сомнительной репутацией да к тому же антиамерикански настроенный. В ЦРУ спохватились слишком поздно: когда выяснилось, что такие люди, как Хекматьяр или бен Ладен, могут и готовы обратить оружие против самих Соединённых Штатов. В начале девяностых годов в Афганистан были посланы даже специальные эмиссары ЦРУ, которые должны были скупить неиспользованные ракеты «Стингер». Считается, что из примерно двухсот «Стингеров», которые получили в своё время моджахеды, не меньше двух десятков попали в руки исламских террористов, в руки «Аль–Каиды».

Технический прогресс на службе варварского фундаментализма

Но, конечно, не «Стингерами» опасна, в первую очередь, эта организация, а своим территориальным размахом и своими возможностями. Варварское презрение к человеческой жизни и фундаменталистская идеология не мешают «Аль–Каиде» идти в ногу с техническим прогрессом.

Руководитель самой секретной из американских секретных служб – Агентства Национальной Безопасности, которое следит за информационными потоками, прослушивает телефонные разговоры и так далее, – сказал как–то, что технически бен Ладен оснащён не хуже, чем разведка Соединённых Штатов. Террористы пользуются спутниковыми телефонами, передают сообщения по электронной почте, зашифровывают свои донесения с помощью специальных компьютерных программ… В середине девяностых годов «Аль–Каида» подготовила лазерный диск CD–Rom, вместивший несколько сотен страниц печатной информации с описанием различных видов оружия, детальными планами изготовления взрывных устройств, руководством по организации террористических ячеек, подготовке терактов, конспирации и так далее.

Экстремисты с вузовским дипломом

Представители старшего поколения лидеров исламских экстремистов в лучшем случае изучали теологию. Многие из них (как, например, палестинец Абдулла Ассам, египтянин шейх Умар Абд аль–Рахман и йеменский шейх Абд уль–Маджид аль–Зиндани) заканчивали каирский университет Ацхар, который считается ведущим учебным заведением в области исламского богословия. Но пришедшие на смену «ветеранам» террористы изучали уже не теологию, а медицину, машиностроение, экономику, инженерные науки. Правая рука бен Ладена – Айман аль–Завахири – по профессии врач. Это весьма примечательная фигура. Аль–Завахири считается ментором, духовным наставником бен Ладена. Он родился в богатой семье, связанной с египетской аристократией, стал хирургом и одним из лидеров экстремистской организации «Египетский Исламский джихад». Аль–Завахири прекрасно говорит по–английски и несколько раз выступал в роли переводчика, когда бен Ладен давал интервью. Его часто называют «серым кардиналом» «Аль–Каиды». Он молчалив, сдержан, глаза скрываются за толстыми стёклами очков.

Ещё один близкий к бен Ладену египтянин (в прошлом его главный военный советник) учился на факультете психологии и позже работал в Калифорнии в фирме, обслуживавшей компьютерные сети. Соратник бен Ладена Ахмад Таха, подписавший вместе с ним манифест об объявлении войны американцам, – специалист в области финансов и налогов. Мамдух Махмуд Салим, ещё один их «генералов» «Аль–Каиды», изучал в Ираке электронику. Среди главных организаторов теракта 11 сентября был Мохаммед Атта, в котором религиозный фанатизм, типичный скорее для средневековья, а не для XXI века, парадоксальным, даже извращённым образом сочетался с высоким уровнем образования. И такое сочетание весьма типично для нынешних «элитных» боевиков «Аль–Каиды». Атта родился в 1968 году в Египте, в 92–ом стал учиться в Гамбурге, в Политехническом университете на факультете градостроительства и коммунального планирования. Здесь вербовал будущих террористов–смертников.

Обладает ли «Аль–Каида» оружием массового поражения?

Руководящий кадровый состав «Аль–Каиды», современный уровень её технического оснащения и большие деньги, которыми располагает эта террористическая организация, заставляют автора книги «Священная война Инкорпорейтед» Питера Бергена поставить вопрос, который сегодня тревожит очень многих: обладает ли «Аль–Каида» оружием массового поражения?

В интервью корреспонденту журнала «Ньюсуик» в начале 1999 года бен Ладен многозначительно заметил: «Мы не видим ничего предосудительного в том, чтобы попытаться заполучить ядерное, химическое или биологическое оружие». Так ли уж серьёзно нужно относиться к этому заявлению? Американский эксперт не даёт однозначного ответа. Посчитать это пустой угрозой легче всего. Но вместе с тем слишком опасно недооценивать организацию бен Ладена. В своё время его объявление войны Соединённым Штатам тоже мало кто воспринял с должной серьёзностью. Подумаешь: какой–то бывший полевой командир, одержимый манией величия! Но после трагедии 11–го сентября на это смотрят иначе.

С одной стороны, сейчас нет абсолютно никаких данных, указывающих на то, что «Аль–Каида» получила каким–либо путём доступ к смертоносным бактериям, нервно–паралитическим газам или атомной бомбе. С другой стороны, известно, что Мохаммед Атта весной 2001 года интересовался возможностями самолёта, опрыскивающего инсектицидами поля. Он спрашивал инструктора о дальности полёта, о том, какой груз может нести такой самолёт, и так далее. С какой целью?

Разведчики ЦРУ установили, что в конце девяностых годов химики «Аль–Каиды» проводили опыты на животных, пытаясь выяснить, как действует цианид. Но опыты эти велись на очень примитивном уровне. Ни необходимого лабораторного и промышленного оборудования, ни техников, которые могли бы с ним управляться, ни учёных–теоретиков соответствующих военно–научных направлений у «Аль–Каиды» не было и нет. Так что опасность террористического акта с применением оружия массового поражения, казалось бы, абсолютно исключена.

Однако Питер Берген всё же считает возможным, что в руки боевиков «Аль–Каиды» могут или могли попасть «грязные», «рудиментарные», как он выражается, радиоактивные материалы – например, радиоактивные отходы. Для террористов это тоже оружие. Уже несколько граммов могут отравить запасы питьевой воды рядом с какой–нибудь американской базой в одной из мусульманских стран. И даже если непосредственных жертв будет очень мало, террористам, безусловно, удастся посеять панику и страх.

Предположение автора книги «Священная война Инкорпорейтед» совершенно неожиданно подтвердилось месяц назад. В чикагском аэропорту арестовали американского гражданина Абдуллу аль–Муджахира, который должен был изготовить и взорвать радиологическое устройство – в просторечии «грязную ядерную бомбу». Но дезактивации, к счастью, не потребовалось, потому что собственно радиоактивных материалов у подозреваемого не нашли.

"Наследники" бен Ладена

Питер Берген задаёт и такой вопрос: означает ли смерть бен Ладена конец «Аль–Каиды»? И отвечает: конечно же, нет. Руководство организацией могут взять на себя и «серый кардинал» бен Ландена аль–Завахири, и глава египетской «ветви» «Аль–Каиды» Абу Хафс, на дочери которого женат сын бен Ладена Мохаммед, да и сам Мохаммед. Ну а главное: террористическая организация по–прежнему располагает множеством боевиков–фанатиков, рассеянных по всему свету.

И, тем не менее, подчёркивает американский эксперт, смерть Усамы бен Ладена – тяжёлый удар для «Аль–Каиды». Потому что его возможные преемники не обладают ни харизмой «террориста номер один», ни его организаторскими талантами. Впрочем, Усама бен Ладен – лишь символическая фигура. В гораздо большей степени, чем его предполагаемая гибель, «Аль–Каиду» ослабило уничтожение тренировочных лагерей террористов в Афганистане и свержение режима талибов. Именно в этих лагерях исламских рекрутов, мечтающих чем–то навредить Западу, превращали в хорошо обученных бойцов, которые умеют обходиться со взрывчаткой, организовывать покушения, устраивать засады, захватывать заложников, уходить от преследования. Именно здесь их обучали правилам конспирации и промывали мозги на политзанятиях в полевых мечетях. Режим талибов с распростёртыми объятиями встречал будущих «бойцов ислама», приезжавших сюда из Алжира и Кашмира, Саудовской Аравии, Египта, Судана, Палестины, Йемена, Филиппин...

"Чеченский" терроризм в книге Бергена

Наверное, для кого–то в этом перечислении не хватает Чечни. Должен разочаровать: Чечне, которую власти России представляют чуть ли не главным (после Афганистана, разумеется) центром международного терроризма, в очень подробной и изобилующей информацией книге эксперта по терроризму Питера Бергена посвящены всего–навсего три странички. Да и то лишь в связи с Хаттабом. Подвиги Хаттаба, который во время оккупации Афганистана советскими войсками воевал под началом бен Ладена, прославляются в знаменитом вербовочном видеофильме «Аль–Каиды». Настоящее имя Хаттаба, очевидно, – аль–Сувайлим. Он родился не то в одной из ближневосточных стран, не то в Саудовской Аравии. Семнадцатилетним юношей пробрался в Афганистан, чтобы воевать на стороне афганских моджахедов. Тогда и взял себе имя Хаттаб в честь одного из наследников пророка Мухаммеда, халифа Умара ибн аль–Хаттаба.

Питер Берген пишет: «Хаттаб пытался навязать чеченским командирам более радикальную разновидность ислама, потому что в начале войны большая часть их была мусульманами только по названию». В январе 1999 года Хаттаб организовал тренировочный лагерь в районе села Сержень–Юрт, в котором обучались не только чеченцы и дагестанцы, но также, по информации ЦРУ, исламские боевики из стран Ближнего Востока, Пакистана и Афганистана. Ну а какие–то чеченцы в своё время совершенствовали боевую подготовку в лагерях «Аль–Каиды» в Афганистане.

О глобальном противостоянии западной цивилизации и ислама

Ну вот практически и всё, что говорится в книге «Священная война Инкорпорейтед» о таком жутком очаге международного терроризма, как Чеченская республика.

К «всемирности» терроризма американский эксперт вообще относится с определённым скепсисом. В другом месте своей книги он полемизирует с теоретическими построениями профессора Хантингтона, писавшего о «столкновении цивилизаций». Соблазн создать универсальную картину мира оказал Хантингтону плохую услугу, – считает Питер Берген. Он убеждён: говорить о глобальном противостоянии западной цивилизации и ислама не приходится. Единого, гомогенного исламского экстремизма попросту не существует. Шииты враждуют с суннитами, «Аль–Каида» наряду с Соединёнными Штатами называет своим главным врагом Саудовскую Аравию, косовские албанцы отвергли в 1999 году помощь исламских экстремистов, потому что ставили перед собой не религиозные, а сепаратистские цели... Примеры можно приводить бесконечно.

Правда, всё это вряд ли может успокоить читателя книги «Священная война Инкорпорейтед». Потому что в чём–то Питер Берген противоречит сам себе. Десятая глава его книги называется «Глобальная паутина» и рассказывает о восьмидесяти джихадах в разных странах мира. Террористического интернационала не существует, это – миф, и объединить исламских террористов невозможно, однако Бен Ладену всё же удалось собрать их вместе – по меньшей мере, в своих тренировочных лагерях. Всеми фундаменталистскими террористическими организациями нереально руководить из единого центра, но «Аль–Каида», тем не менее, пыталась координировать их действия и финансировать их. В этом – главная угроза, которую она несла миру. Или пока ещё рано говорить в прошедшем времени?.. Почему «несла»? Продолжает нести.