1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Конфликт между Индией и Пакистаном приобретает все более мрачный характер

27.05.2002

Конфликт между Индией и Пакистаном из-за Кашмира принимает всё более мрачный характер. Политики, как мы слышим в выпусках новостей, делают всё новые заявления, но остаётся открытым вопрос, а насколько эти политики, прежде всего Президент Пакистана Мушарраф, способны контролировать положение вообще и экстремистские силы в частности. Ведь "талибан" так же был создан - всего лишь семь лет назад - по инициативе Пакистана и под руководством пакистанских спецслужб, которые позже, явно, утратили всякий контроль над событиями и были вынуждены включиться в борьбу с террористами и талибами. Насколько искренне и честно пакистанские учителя из спецслужб борются со своими учениками - террористами, не знает никто, видимо, даже Президент Мушарраф. Сейчас эксперты и политики не исключают не только нарушения демаркационной линии, не только военных действий, но даже ядерных ударов. Пока, правда, идут бои местного значения. Ведётся артиллерийская перестрелка, есть убитые и раненые. Местное население бежит из деревень, расположенных вдоль 280 километровой линии перемирия. Но сама эта линия пока остаётся неприкосновенной. Об индо-пакистанских инцидентах мы говорили не раз, но, пожалуй, стоит напомнить историю проблемы.

Конфликт вокруг Кашмира тянется с 1947 года, т.е. с момента отказа Великобритании от своих прав на легендарную Британскую Индию, с момента распада субконтинента на два государства - Индию и Пакистан. Они и образовались-то только потому, что жившие на территории Британской Индии индуисты и мусульмане не смогли жить в одном государстве и начали кровопролитную войну за образование двух самостоятельных государств - независимой индуистской Индии и мусульманского Пакистана. Причём, Кашмир, населённый, преимущественно, мусульманами, отошёл к Индии. Пакистанское руководство стало требовать проведения в Кашмире референдума. Индия была против. В октябре 47-ого года пакистанские войска вторглись в Кашмир. Конфликт удалось приглушить при посредничестве ООН. Большая часть Кашмира осталась у Индии. Поэтому вооруженные столкновения из-за Кашмира и в самом Кашмире продолжаются с разной интенсивностью до сих пор. Трижды за полвека конфликт между Индией и Пакистаном превращался в войну. После войны 71го года Пакистан и Индия согласовали временную линию разграничения в Кашмире и сейчас одна треть его контролируется Пакистаном, а две трети под названием "штат Джаму и Кашмир" принадлежат Индии. Но обе страны по-прежнему претендуют на весь Кашмир. Обещанный референдум так и не состоялся. В общем, ни одна из сторон не выполнила свои обещания.

«Мы проведём серию испытаний, поскольку это необходимо из технических соображений. Мы испытали в субботу ракету средней дальности, а в воскресенье ракету ближнего радиуса. Испытания закончились успешно. Президент выразил благодарность инженерам и учёным»,

- заявил представитель пакистанского МИДа после второго запуска Пакистан, как мы видим, не обращает внимания даже на критику со стороны лидеров ведущих стран мира. В воскресенье была впервые опробована ракета ближнего радиуса действия "Hatf-три". Она может достичь целей, расположенных на расстоянии до трёхсот километров. Индия отвечает пока словом, но даёт понять, что готова ответить и делом, более того, как заявил премьер-министр Индии Ваджпаи, сейчас он уверен, что Индия должна была бы применить оружие 13 декабря, когда террористы совершили налёт на здание парламента в Дели. Ведь, как подчёркивает Ваджпаи, для правительства Индии уже тогда было ясно, что этот теракт - дело рук исламских террористов, базирующихся в Пакистане и борющихся за отделение Кашмира от Индии.

«Международная общественность должна понять, что наше терпение не безгранично. Мы готовы подождать результатов тех усилий, которые сейчас предпринимаются, для того, чтобы положить конец безграничному терроризму», - говорит Ваджпаи:

«Если весь мир борется с терроризмом, то почему от нас ожидают, что мы будем сидеть сложа руки и наблюдая, как террористы действуют на нашей земле».

Но Первез Мушараф находится в сложнейшем положении. Кашмирские сепаратисты пользуются активной поддержкой и симпатией не только в исламистских кругах, но и в широкой массе. Затеянные Мушарафом ракетные испытания надо рассматривать прежде всего как попытку усилить своё влияние в стране. Возможно, это ему и удалось, но его авторитет в мире вследствие этих испытаний отнюдь не вырос.

Немецкий журналист Михаэль Вайдеманн, находящийся сейчас в Дели, полагает, что напряжение, возникшее между Индией и Пакистаном, столь велико, что первая ядерная война в истории человечества уже не кажется невозможной:

«Сегодня Индия и Пакистан настолько спокойно рассуждают о возможности ядерной войны, что европейцев бросает в холодный пот. Похоже, генералы и политики по обе стороны границы готовы не задумываясь превратить территорию с населением в полтора миллиарда человек в радиоактивную пустыню – и для них это будет просто тактическим приёмом в борьбе за власть. Одна из сторон в разгар кризиса проводит испытания ракет-носителей. Другая увлечённо гадает, какие из её городов останутся на карте к тому моменту, когда противник будет полностью уничтожен»,

- говорит Михаэль Вайдеманн, находящийся в Индии. Можно ли сказать, что мир находится на краю катастрофы?

«Нет, ядерных ударов в Восточной Азии не следует ожидать с минуты на минуту. Оба правительства (и в Дели, и в Исламабаде) пока ещё, похоже, продолжают верить, что сам факт существования у них атомных бомб может отпугнуть противника. На Западе подобную стратегию давно признали ошибочной. Обе стороны рассуждают предельно цинично. Один из индийских военных экспертов предложил следующую формулу: «Пусть Пакистан сохранит свои ядерные ракеты, а мы сохраним свои. Таким образом и те, и другие будут чувствовать себя уверенно». Однако эти аргументы сохраняют силу только до тех пор, пока в игру не вступит какой-нибудь новый фактор, способный сломать барьеры, удерживающие противников от начала войны».

Михаэль Вайдеманн приводит лишь два примера, показывающих сколь запутан и сложен клубок интересов в каждой из стран.

«Уже несколько недель индийское правительство подвергается резкой критике – причём не только за рубежом, но и в самой Индии. Причина – неспособность, или нежелание руководства страны пресечь преследования мусульман в Гуджарате. Возникает искушение отвлечь население от этих проблем. Зная, что вся Индия возмущена терактами в Кашмире и Джамбу, некоторые стратеги надеются, что в случает войны против Пакистана весь народ сплотиться вокруг нынешнего премьера Атала Вихари Ваджпаи. Второй пример. Первез Мушарраф успел растерять доверие населения, полученное им в первые месяцы после путча. Катастрофическая ситуация в экономике и рост цен привели к тому, что в Пакистане всё чаще раздаются призывы к смене правительства. После фарса с референдумом несколько недель назад и на западе никто уже не верит, что Мушарраф может быть защитником демократии. Поэтому ему остаётся только играть роль начальника генерального штаба, который защищает страну от агрессора».

Можно ли сказать, что Индия и Пакистан действительно хотят начать атомную войну? Михаэль Вайдеманн сомневается в этом:

«Вряд ли Исламабад и Дели действительно хотят начать атомную войну. Просто они рады возможности побряцать оружием. Настоящую опасность представляют действия «Аль-Каиды» и родственных террористических группировок: им ничто не доставит такой радости, как война между Индией и Пакистаном. В этом случает они получили бы неограниченное поле деятельности в обеих странах. Поэтому весьма вероятно, что скоро в Кашмире или ещё где-нибудь в Индии последует новая бойня с целью спровоцировать Дели на военную операцию против Пакистана. Есть только один путь избежать катастрофы – Мушарраф и Ваджпаи должны немедленно сесть за стол переговоров».

Эту точку зрения нашего коллеги сегодня разделяют все западные политики. В регионе уже побывал представитель ЕС, во вторник туда прибывает министр иностранных дел Великобритании Строу, Россиия делегировала туда заместителя министра иностранных дел. Своё слово сказали уже даже Президенты США и России. Причём, Президент США уверен, что решение проблемы в первую очередь зависит от Пакистана:

«Очень важно, чтобы президент Мушараф понял, что сепаратисты ни в коем случае не должны нарушать линию перемирия. Индия так же должна быть уверена, что Мушараф в состоянии выполнить своё обещание».

Ещё жестче президент Буш высказался в Париже:

«Мы уже высказали и будем продолжать высказывать глубокое сожаление по поводу ракетных испытаний, проводимых Пакистаном. Как и все лидеры ведущих стран мира - в том числе и президент Франции - мы уверены в том, что президент Мушараф продемонстрирует свою способность остановить террористов, не дать им пересечь линию перемирия».

Россия, традиционный союзник Индии, подтверждает свою позицию:

«Проведение испытаний в условиях конфликта ведет к эскалации. Россия сожалеет о том, что проводятся испытания», - заявил президент России Владимир Путин.

Россия предложила провести 3 июня в Алма-Ате переговоры с лидерами обеих стран - Индии и Пакистана. В это время в в Алма-Ате должна пройти давно запланированная конференция по сотрудничеству и мерам доверия в Азии. За столом переговоров должны быть представители 16 стран. Но ещё не факт, что Индия и Пакистан будут представлены там своими первыми лицами.