1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Конфликт в Грузии: Иванов - идеальный посредник

Проректор Кавказского института средств массовой информации в Ереване Александр Искандарян в интервью программе на русском языке "Немецкой волны" дал оценку посредническим усилиям России во внутригрузинском конфликте.

Проректор Кавказского института средств массовой информации в Ереване Александр Искандарян в интервью программе на русском языке "Немецкой волны" дал оценку посредническим усилиям России во внутригрузинском конфликте.

- И президент Шеварднадзе, и грузинская оппозиция, даже если судить по названию - "Национальное движение" Михаила Саакашвили, - до сих пор отвергали саму возможность сближения с Москвой. Однако сегодня и та, и другая стороны приветствовали посреднические усилия министра иностранных дел России Игоря Иванова, в спешном порядке, прибывшего в Тбилиси. Чем можно объяснить это противоречие?

- Противоречия, на самом деле, нет, потому что речь идёт не об усилении роли Москвы вообще, а о попытках найти компромисс. Стороны, особенно - оппозиция, некоторыми своими заявлениями и действиями дошли до такого уровня противостояния, из которого трудно выходить. Вполне возможно, что самим участникам конфликта этого не удаётся сделать. И со стороны Шеварднадзе, и со стороны Саакашвили было сделано много заявлений, после которых очень трудно садиться за стол переговоров, поэтому они используют Россию в конкретном миротворческом смысле. Иванов осуществляет челночную функцию между двумя сторонами конфликта, которые не могут по-другому между собой общаться. С этой ролью, видимо, согласны и представители ведущих западных держав.

- То есть, на месте Иванова мог быть любой другой дипломат?

- Если бы этому "другому дипломату" позволили бы оказаться на этом месте... Это, конечно, не может быть дипломат из любой страны. Понятно, что Россия для Грузии много значит. По крайней мере, симптоматично то, что на этом месте оказался не американский дипломат, а российский. По моему мнению, Иванов - фигура идеальная для такого рода контактов.

- В день штурма парламента мы говорили с Вами о том, что в результате "бархатной революции" в Грузии есть проигравшие, президент Шеварднадзе, например, или сама Грузия, которой грозит нестабильность, но нет выигравших. Не в выигрыше ли Россия от миссии Иванова в Тбилиси и тёплого приёма, оказанного ему в грузинской столице?

- Иванов выполняет вполне конкретную роль, которая закончится завершением переговоров. После того, как в Грузии установится более или менее стабильная ситуация, именно в той ситуации Россия или США могут попытаться укрепить своё влияние или же отказаться от этого. Сейчас я бы говорил об искренней и бескорыстной попытке помочь Грузии остаться в рамках какой-то стабильности. Сейчас - не до интересов, сейчас надо просто спасти ситуацию, чтобы потом можно было свои интересы продвигать.

- Но не легче ли продвигать свои интересы с лаврами миротворца?

- Понятно, что люди идут на переговоры, когда у них ситуация безвыходная. Понятно, что Шеварднадзе шел на усиление роли России во время и после выборов в силу той ситуации, что у него не было другого выхода. Всё может измениться в зависимости от развития ситуации, поэтому я бы не стал на основании нескольких этих дней делать какие-то далеко идущие выводы, хотя для будущей перспективы это, наверное, неплохо.

С Александром Искандаряном беседовал Андрей Бреннер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА.

Контекст