1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Конституция вместо национальной идеи

24.05.2007

23-его мая Основному закону Германии исполнилось 58 лет.

default

А через две недели, с 6-го по 8ое июня, в курортном местечке Хайлигендамм на севере Германии пройдёт саммит так называемой «Большой восьмёрки». Вот о прямой связи между этими датами мы сегодня и поговорим. А ещё посмотрим, как готовятся отпраздновать окончание школы немецкие выпускники. Ну, поскольку закон, он Основной, с него и начнём:

День Конституции в Германии не отмечается. А зря. У страны нет национальной идеи. Пока Германия была поделена, суррогатом этой самой национальной идеи была западногерманская валюта - марка. Немцы западные ею гордились, немцы восточные её хотели. Марка была залогом благополучия, гарантией стабильности. Но с введением единой европейской валюты «евро» объединённые немцы лишились и этого символа национальной гордости. Возможно, когда-то на смену отсутствующей национальной идее придёт общеевропейская. Но пока Евросоюз на эту роль мало годится - уж больно она разношерстная, эта объединённая Европа, и всё куда-то расширяется. Что же осталось разноплемённым, а, зачастую, уже и разноязыким немецким гражданам для самоидентификации? А только и осталось, что Конституция, Основной закон. Сила Основного закона Германии в том, что принимали его политики в слабой стране. И главной их целью было - не допустить появления в стране «сильной руки». Поэтому Германия - парламентская республика. Полномочия президента минимальны. Канцлера, то есть, премьер-министра, выдвигает правящая партия или коалиция. Но и канцлер любой важный законопроект должен или должна провести через парламент - Бундестаг и палату федеральных земель - Бундесрат. А премьер-министры федеральных земель - это не какие-то там назначенные чиновники, а демократически избранные политики. И за интересы своих избирателей они бьются до последнего. Но это - вопросы государственного устройства. Знаменитых сдержек и противовесов в нём предусмотрено столько, что никакой вертикали власти, как ни старайся, не построишь. Ну, а когда споры между политиками заходят в тупик, окончательное решение вынужден принимать Конституционный суд. И он с завидной регулярностью ставит на место и канцлера и министров.

Ох, извините, что-то я развещался не в меру. Так пафосно к Основному закону в Германии, наверное, только наш брат, журналист и относится. А вот подавляющее большинство населения настолько привыкло к правам и свободам, которые записаны в первых 19 статьях Конституции Германии, что в ответ на призывы защищать эти права и свободы от поползновений государства только зевает. Ну, чего там, пусть преступники боятся, а я-то законопослушный бюргер, меня всё это не касается. Когда я, бюргер, стою перед выбором между гипотетическим ущемлением моих свобод и моей же безопасностью, я, не шибко задумываясь, выбираю безопасность. Я хочу, чтобы полиция и спецслужбы защищали меня от исламистских террористов, праворадикальных скинов и леворадикальных бузотёров. Так почему бы не дать полиции и спецслужбам право прослушивать телефоны, отслеживать частное пользование Интернетом, устанавливать видеослежку за целыми кварталами или, например, запрещать демонстрации в определённых местах? Вот мы и подошли к предстоящей встрече «Большой восьмёрки» в немецком курортном местечке Хайлигендамм.

С 6-го по 8-ое июня ворам и разбойникам в Германии будет раздолье. Более 16.000 полицейских со всей страны будут охранять участников саммита. С моря к ним не подберёшься, там введена запретная зона, которую над водой и под водой будут контролировать береговая охрана и военно-морской флот. По суше и подавно не подъедешь, не пройдёшь: весь участок обнесён высоченным металлическим забором с колючей проволокой. Длина забора - 12 километров, высота - 2 с половиной метра. А чтобы совсем уж безбашенные демонстранты не полезли на этот забор, им запрещено приближаться к нему ближе, чем на 200 метров. Запрещены демонстрации и в аэропорту города Ростока, куда будут прибывать высокие гости. Ещё месяца полтора тому назад полиция провела обыски в штаб-квартирах левацких группировок. Политолог Дитер Рухт уверен, что таки образом власти пытаются запугать потенциальных демонстрантов:

«Ну, тут правительство хочет продемонстрировать мировому сообществу, что вот, мол, мы можем всё прекрасно организовать, у нас всё под контролем. Вот и эти обыски не были оправданы какими-то конкретными подозрениями против каких-то конкретных лиц. Они явно служили цели изучить структуры движения протеста. Я бы даже сказал, это был просто акт шпионажа».

Министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле видит ситуацию иначе:

«В прошлом году зарегистрировано 862 случая насильственных действий со стороны левацких экстремистов. Мы не допустим, чтобы работа саммита «Большой восьмёрки» была омрачена насилием».

И действительно, в акциях протеста против саммита собираются принять участие около 100 организаций: от Союза католической молодёжи, до противников атомной энергии, защитников окружающей среды, союзов геев и лесбиянок, антиглобалистов, маоистов и прочих леваков. Всего, рассчитывают организаторы протестов, соберётся не менее 100.000 человек со всего света. Гарантировать, что среди такой разношерстной публики не окажутся и радикалы и просто хулиганы, организаторы, конечно же не могут. У многих ведь в памяти репортажи из Генуи, где во время встречи «Большой восьмёрки» антиглобалисты устроили настоящие побоища с полицией. Да и в Германии участились, например, случаи поджогов левацкими группировками дорогих автомашин в знак протеста против глобализации. Немецкая полиция обещает применить тактику деэскалации и, с одной стороны, обеспечить право граждан на демонстрации, и с другой стороны, не допустить насилия. Благие намерения, но методы их реализации порой вызывают смех, а порой - возмущение. Самый свежий пример: генеральная прокуратора подтвердила, что в ходе обыска среди антиглобалистов у нескольких подозреваемых были взяты пробы, чего бы вы думали? - запаха тела. Чтобы полицейские ищейки могли их «вынюхать». Министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле уверяет, что это - вполне обычная мера в ходе следствия:

«Это обычное предварительное расследование по подозрению в совершении тяжких преступлений, в частности, поджогов. Мы пытаемся установить личности преступников. Никакого отношения к саммиту «Большой восьмёрки» в Хайлигендамме это не имеет».

Не поверить господину министру позволили себе не только антиглобалисты, но даже президент Германского Бундестага Вольфганг Тирзе:

«Брать пробы запаха тела человека - это мы помним со времён «Штази». Я думал, что эти времена навсегда прошли. Правовое государство характеризуется, в частности, и тем, что соблюдает границы дозволенного. В данном случае эти границы нарушены в пользу государства, занимающегося вынюхиванием. Я возмущен».

Ну ладно, я оптимист. Давайте будем надеяться, что демонстрации против «Большой восьмёрки» пройдут мирно, а дискуссия о смысле таких саммитов и границах дозволенного при их проведении развернётся с новой силой. А по музыке вы уже заметили, что у нас теперь - совсем другая тема. В Германии приближаются пора выпускных вечеров. Как собираются немецкие гимназисты и школьники отпраздновать это событие? Об этом нам расскажет мой коллега Сергей Вильгельм:

В эти июньские дни большинство выпускников - или, точнее сказать, без пяти минут выпускников - немецких школ и гимназий охвачены предпраздничным настроением. Одни сочиняют броские лозунги для выпускной газеты или фотоальбома, другие заказывают для всего класса бейсболки, футболки, шорты и даже солнцезащитные очки с логотипом «их» выпуска, третьи пишут сценарий выпускного бала, или « аби-бала», как говорят в Германии. « Аби» - это сокращение от существительного «абитур», которое переводится на русский как «аттестат зрелости». Именно он позволяет вчерашним гимназистам продолжить образование в университетах. Мода на выпускные балы, причём именно балы, а не вечера или, тем паче, вечеринки, пришла в ФРГ из Америки. И каждый класс старается провести это мероприятие пышно, а главное - оригинально. В городе Дармштадте, например, 16 июня пройдёт выпускной парад - это некая смесь карнавала и «парада любви»: колонна украшенных грузовичков, арендованных местными школами и гимназиями, в сопровождении нескольких тысяч выпускников движется по улицам города - с шутками, песнями и танцами. Праздник продолжается до поздней ночи. Ещё одно модное занятие немецких выпускников - путешествие всем классом «в тёплые края». К слову, как и выпускные балы, это - тоже подражание американским сверстникам…

Фоглер: «Американцы устраивают так называемые спринг-брейк, в ходе которых учащиеся колледжей или студенты раз в году совершают коллективную поездку на побережье Флориды, в Техас или в Мексику, где устраивают шумные вечеринки.»

говорит управляющий делами гамбургского турбюро «Джем райзен» Тим Фоглер. Его фирма специализируется на организации развлекательных поездок для школьников и студентов. Сейчас большим спросом, по словам Фоглера, пользуются испанские и турецкие курорты. Представитель мюнстерского турбюро «Аби-турс» Ральф Беркемайер так объясняет причину возросшей популярности подобных коллективных путешествий:

Беркемайер: «Немецкие школьники и студенты знают, что им гарантирована обширная программа увеселительных мероприятий, которые позволят расслабиться после экзаменов. Это и вечеринки, и караоке, и возможность послушать рок- или поп-музыку, хип-хоп, электро, а при желании - джазовые и классические произведения».

В свою очередь Тим Фоглер подчёркивает, что развлечения абитуриентов отнюдь не ограничиваются одной только музыкой или танцами:

Фоглер: «У нас есть как дневная, так и вечерняя программы. Скажем, те, кто поедет в испанский курортный регион Коста-Брава, могут днём совершить экскурсию по Барселоне, а кто в Венгрию - по Будапешту, познакомиться с культурными достопримечательностями города. Ну а вечером - дискотеки с диджеями, специально приглашёнными из Германии».

Справедливости ради стоит добавить, что на «спринг-брейках» немецких выпускников вино льётся рекой, а сотрудникам полиции в районах их массовых гуляний наверняка предстоят сверхурочные.

Однако за часом потехи непременно наступит время дела. Вступительных экзаменов в высшие учебные заведения в Германии нет: в вузы здесь зачисляют на основании средней оценки в аттестате зрелости. В 2005-2006 учебном году в стране были выданы 412 тысяч таких аттестатов - почти на 13 тысяч больше, чем годом раньше. Правда, количество мест на многих факультетах ограничено. Так что немало вчерашних школяров начинают готовить документы, чтобы успеть подать заявление о приёме в вуз. Те, кто не торопится поступать в университет или институт, могут в течение так называемого «добровольного социального года» поработать в одном из социальных или культурных учреждений, в том числе за границей. Такая волонтёрская деятельность расценивается не как труд, а как продолжение образования. Ну и, наконец, ещё одна возможность получить профессию - это производственное обучение.

Вот и всё на сегодня. Сегодняшнюю передачу мне помог подготовить Сергей Вильгельм.